Проблема правого радикализма в Украине и голодной молодежи

Владислав Сердюк, для "Хвилі"

fakel-noe-shestvie

В Украине за последние пару месяцев произошло несколько конфликтов построенных на национальной (расовой, этнической) почве. Комментаторы под разными публикациями в унисон твердят, что национальную почву не стоит брать во внимание, поскольку «суть в другом». Ранее с этим можно было бы согласиться. Но на сегодняшний день проблема мало того что существует, так еще и в связи со своей частотой стала государственной.

Вспомним хронологию последних событий.

Первым был конфликт на Лесном рынке, где правая радикальная молодежь решила самостоятельно разобраться с имуществом «хамовитого» торговца не «нашей» внешности. Ситуация была достаточно настораживающей, хотя фактор «национальности» брать во внимание абсолютно не хотелось. Причиной самосуда изначально было бездействие полиции.

Но ведь после этого произошло еще три зачистки лагерей ромов (циган, кому как удобнее). Две в Киеве, одна в Львове. Последняя закончилась поножовщиной и смертью представителя этнического меньшинства. Позже произошло убийство ромки, но уже в Берегово, недалеко от Мукачево, где располагается достаточно крупный табор. Полиция утверждает, что расовая составляющая данного преступления в данный момент не берется во внимание.

Такую же (без расовой составляющей) позицию занимает и часть украинского общества, которое в случае с нападением на лагеря ромов старается увидеть лишь тот аспект проблемы, в котором этническое меньшинство не приспособлено к «нашему образу жизни»  вот и получает по заслугам. А само насильственное нападение на людей уже считается нормой.

При этом, если убрать национальную составляющую, то у нас все равно остается проблема с меньшинствами, но уже другого характера. Например, сексуального. Нравится вам эта тема или нет, она является маркером общества и либо оно до сих пор считает, что гомосексуальность — это заболевание и его нужно лечить кулаками, либо разрешает им вести полноценную гражданскую жизнь со всеми вытекающими из этого статуса правами.

Также следует заметить, что даже умеренные в своих взглядах комментаторы, поляризуют ситуацию с ромами точно так же, как это делают представители правых движений. Ведь правые не видят проблемы в своих действиях, поскольку считают это натуральной реакцией на «беззаконие»  со стороны циганов и бездействие со стороны полиции. Как мы видим, можно легко идентифицировать политический аспект данной ситуации.

При этом положение дел все больше и больше выглядит, таким образом, словно насилие – это единственный выход из сложившейся ситуации. Такого рода мысли я заметил, даже в личном круге общения, с людьми у которых в принципе атрофировано какое-либо политическое мышление. Хотя, как известно, ромы проживают также и в других странах, откуда можно черпать опыт успешного сожительства по совету Игоря Тышкевича. Тут нам открывается административный аспект данного вопроса.

Почти год назад я написал на «Хвиле» текст. Приведу цитату из статьи: «Как показывает опрос U—Report, множество молодых людей хотели бы проявить свою активную гражданскую позицию для создания молодежных инициатив, поскольку у них для этого имеются все необходимые ресурсы: время и энергия. При этом мало кто из них знает о каких-либо государственных программах для активизации молодежи.  Куда же девается вся эта энергия и время? Часть молодежи поддается существующему тренду и радикализируется. Они отдают свою поддержку и вкладывают собственные силы в развитие таких движений, как «АЗОВ» или же C14 (СІЧ)».

Т.е. еще до создания «Национальных дружин», которые позиционируют себя как хранители правопорядка в «гражданском», виднелась проблема. А теперь гляньте, из какой группы людей состоят «Нацдружины»? Это молодые люди: школьники (16-18 лет), студенты, ветераны АТО (из числа которых очень много молодежи). Точно таким же образом выглядит состав «С14» и других правых движений. Но являются ли они политическими движениями? Возможно, более верным было бы отнести их к альтернативным движениям.

 Альтернативные движения – это группа людей, которая стремиться не к модификации или полному изменению  существующей системы посредством демаскировки её недостатков, а скорее находящаяся в попытках отыскать собственное место в этой системе. Лидеры украинских правых движений определенно преследуют политические цели, но вот относительно «двигателя» этих организаций я бы усомнился.

Какие группы в социуме чаще всего является доминирующей силой альтернативных движений? Ответ: исключенные из социальной системы безработные, молодежь, ветераны и т.д.

Соответственно, если эти группы оставить исключенным, то у них возникает «голод» в связи с отсутствием доступа к благам. И проблема виднеется именно в факте «голода» у молодежи, который правые организации стараются утолить через вовлечение с целью достижения собственных интересов.

По Фрейду «эрос» и «танатос» два сильнейших влечения. Нас интересует именно «танатос», или влечение к смерти (первоначальное, неживое состояние), она же самодеструкция.

Влечение к первоначальному состоянию возникает из ненависти, которая, в свою очередь, возникает из голода и агрессии. Ненависть же не лечится ни любовью, ни религией с её догмами. Ошибочным было бы сказать, что молодежи нужно показывать любовь и т.п.

Нереализованная агрессия впоследствии становится еще опаснее прежнего её состояния. Единственный способ борьбы с ненавистью, возникающей из агрессии – это удовлетворение голода, но в нашем случае, попытка перенаправить его в более мирное русло:  те же демонстрации, пикеты и другие акции, но без применения насилия. Создание более инклюзивного рынка труда, в конце концов.

Ранее мы уже прикоснулись к голоду, возникающему из большого количества энергии-времени и малого осознания (вовлечения) происходящих вокруг событий. Некоторые молодые люди подавляют этот голод, например, литературой, но это происходит в крайне редких случаях и это не всегда целиком удовлетворяет их потребности. Так у нас может появляется «начитанный зверь».

На сегодняшний день война, которая нас окружает (и как бы мы ее не называли) вызывает постоянное чувство голода (в связи с отсутствием понимания ее формы и ее правил) и агрессии, которая в подавленном состоянии вызывает страх, а в активной форме ненависть. Те, кто ненавидят, могут стать огромной проблемой для правительственной элиты, потому им необходимо управлять этой ненавистью. В таких случаях правительством часто создается образ внешнего врага. Образ врагов был успешно создан в СМИ, ими являются наемники из Донецкой и Луганской республики, а также враг в лице России.

Но такой враг (конечный пункт, на который выливается ненависть) удовлетворяет только и исключительно тех, кто в состоянии физически с ним бороться. А что же делать с находящимися в гражданском пространстве? Именно их вербуют в свои ряды организации, предлагающие непосредственную физическую и гражданскую активность.

Любые радикальные движения осознают, что они могут дать молодому человеку все, в чем он может нуждаться: социализацию, чувство благого дела и выполненного долга перед общиной. При этом, это благое дело может принять форму нападения на «иного». Иного по сексуальным, национальным, расовым и каким еще угодно признакам.

Почему некоторые молодые люди отказываются от радикальных убеждений? Взрослеют, умнеют, меняют круг общения, появляется обязанность в виде постоянной работы. Последний фактор, пожалуй, является ключевым и доминирующим по количественным случаям. Именно тут возникает настороженность. Если правые движения сумеют собрать такое количество финансовых ресурсов, чтобы содержать своих членов, то тогда можно будет начинать по-настоящему опасаться их будущей политики в отношении «других».

Проблема нападений на «других» заключается не только в том, что государство не регулирует положения этнических меньшинств, или что общество поддается поляризации и создает образ врагов из тех, кого каждый день видит на улице. Всё это является следствием или проявлением заболевания. Если правительство начнет контролировать положение этнических меньшинств, то правые обязательно переключаться на другую «проблему», в крайнем случае, создадут новую. Следует заняться первоисточником, в моем представлении «чёрт кроется» в голоде исключенной из системы молодежи.

Если подводить итоги текста, то следует подчеркнуть, что отсутствие регуляции и поляризация – это поверхность данного вопроса. Глубинная проблема кроется в существовании желающих нападать на «других». Кто-то может сказать, что желающие нападать будут существовать всегда. И было бы глупо отрицать столь истинное утверждение, но лишь добавлю, что все зависит от кол-ва этих желающих. Сегодня это уже не малая группа, это общенационального уровня организация, которая находит поддержку практически везде, где создается. Соответственно, необходимо заниматься интеграцией не только жертвы, но и охотника.

Фото: ukrinform.ua

Вам понравился текст? Вы можете монетизировать вашу благодарность на карту ПриватБанка 4149 4391 0519 0437. Сердюк В.В.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.