Проблема Кремля лишь в том, что он не готов учить уроки истории

Павел Казарин

Павел Казарин

Те, кто приезжают из России сражаться на Донбасс, – едут воевать за разное. Но как бы ни звучала их мотивация – они едут на войну за прошлое. А в таких войнах обычно проигрывает будущее.

Сейчас покажется удивительным, но еще несколько лет назад все те люди, которые едут из России сражаться на Донбасс, были оппозиционны к Кремлю. На Болотную выходили не только «рассерженные горожане», но и леваки, «Спутник и погром» поддерживал Навального и критиковал Путина, имперцы нередко писали статьи о сдаче национальных интересов на всех фронтах. А после Крыма и Донбасса все эти разные, казалось бы, по убеждениям ребята хором поют осанну Кремлю и призывают «победить Украину».

Удивительный синтез лебеди, рака и щуки, если честно. Что общего у левых, мечтающих о победе над национальными предрассудками, и националистов, желающих снятия моратория на «русскость»? Как сочетается «прохановская» мечта о советском государстве с коллективным «егором просвирниным», который антисоветчик и радетель Русской империи?

Кремль создал удивительный прецедент – он сумел «крымской весной» примирить и объединить вокруг себя самые разнородные группы. И теперь все они в едином порыве мечтают о танковых клиньях, экспансии и новых границах.

Левакам – с их привычной мечтой о социальном равенстве и борьбе с мировым капиталом – Кремль предложил идею борьбы с коллективным «западом». Они едут на Донбасс воевать против глобализации, кока-колы, мирового капитала, транснационалов и всего пантеона собственных антигероев. Националистам он предложил идею автаркии – они едут сражаться с либерализмом, призывающием к отказу от коллективных идентичностей, а также за «русский мир» и русское же величие по формуле Александра Третьего, желавшего, чтобы Европа ждала в сенях, пока он будет удить рыбу. Неосоветским имперцам – мечту о реинкарнации советской этики и эстетики, подразумевающей единую многонациональную советскую общность. Еще недавно все они, не желавшие подавать друг другу руки, сегодня нашли точку пересечения. В прицеле которой оказалась Украина.

Впрочем, в этом ситуативном консенсусе нет ничего удивительного. Потому что у всех этих ребят есть главное общее чувство, которое важнее любых их деклараций о собственной уникальности. Жажда реванша.

Любая империя имеет периоды расширения и распада. Любой распад империи переживается необычайно остро – мечта об утраченном величии слишком соблазнительна, чтобы от нее можно было отказаться. Даже если оставить за скобками историю Веймарской Германии, то с точно такими же постимперскими комплексами сталкивались почти все страны Европы. В 50-е поражение французов под Дьенбьенфу положило начало деколонизации французского Индокитая, а в 60-е Бельгия осуществляла интервенцию в Бельгийское Конго. Процесс деколонизации шел почти всю вторую половину двадцатого века, по итогу чего мир стал таким, каким мы видим его сегодня. И то, чем сегодня занимается Кремль – это те самые грабли, на которые уже неоднократно наступали все бывшие метрополии.

Те, кто сегодня выступают против попыток провернуть фарш обратно, – это всего лишь люди, знакомые с закономерностями истории. Потому что любой распад приводит к дрейфу, любой дрейф – к самоосознанию. Война лишь ускоряет эти процессы – она проводит водоразделы между «друзьями» и «врагами». Она роет внешние окопы, притупляя внутренние противоречия. Россия, мечтающая вернуть Украину, сражается не столько за бывшую советскую республику, сколько за мечту о самой себе. Но всякий раз, когда ты воюешь за прошлое, проиграть обречено будущее.

Наш мир устроен системно. В нем нельзя сочетать архаику и современность: мироустройство продается в комплекте, all-included. Если хочешь высокого уровня жизни, то будь готов к частной инициативе и бизнес-климату. Если нужен бизнес-климат и инициатива – отказывайся от этатизма. Если хочешь отказываться от этатизма – будь готов к широкой общественной дискуссии на самые разные темы. Изоляция способна законсервировать общество, но она не способна сделать его эффективным. Если только не понимать под эффективностью марширующую военную колонну.

Принципы общественного устройства в этом смысле повторяют физические законы. Нельзя мечтать о будущем, если ты пытаешься вернуться в прошлое. Нельзя плодить архаику в надежде быть конкурентоспособным. Нельзя игнорировать сложность современного мира, просто потому, что мы живем в мире сложных вещей. Вся история нынешнего конфликта на Донбассе многократно описана и изучена. Проблема Кремля лишь в том, что он не готов учить уроки истории. Но это проблема Кремля.

Источник: Крым. Реалии

Изображение: Павел Казарин




Комментирование закрыто.