Позитив для Украины

Сергей Дацюк, для "Хвилі"

sur11

В Украине хватает и своих пессимистов, не желающих видеть никаких позитивных сценариев нашего общего будущего. Но самым заметным является пессимизм, привносимый российской пропагандой.

Люди изначально рождаются — либо последователями Платона, либо последователями Аристотеля; либо последователями Канта, либо последователями Бентама; либо последователями Вольтера, либо последователями Кьеркегора.

Жизнь каждого всегда происходит в уверенности, что все идеально или грубо-материально, что миром правит моральный закон или утилитарность, что либо «все к лучшему в этом лучшем из миров» или это лишь «болезнь к смерти».

И все бы ничего… И право на радость, восторг и энтузиазм кажется ровно таким же по величине, как право на грусть, скуку и отчаяние. Однако это не так — право на позитив не равно праву на негатив.

Аналитический ум, потраченный на реалистичный беспристрастный анализ, всегда обладает фундаментальным недостатком — все обязательно будет плохо, если к этому готовиться и ничего не делать для внедрения своих идеальных представлений.

Как говорит русская пословица — «у косого Егорки глаз шибко зоркий, одна беда — глядит не туда». Зоркие взгляды и прозрения в негативе вполне уравновешиваются отстраненными взглядами или взглядами в позитиве.

Однако есть лишь одно время безудержного оптимизма — это время революции и войны. Лишь оптимизм позволяет делать революцию и одерживать победу в войне. Если душой владеет пессимизм, то революция и война неизбежно приведут к поражению.

Вот почему нужно так настороженно относится к собственному пессимизму во время революции и войны. И вот почему в основании российской антиукраинской пропаганды лежат пессимизм и негативные проекции на будущее, поскольку негативные сценарии не способствуют конструктивному подходу и не подлежат практическому воплощению.

Чтобы осуществился негативный сценарий, не нужно ничего делать — просто подождать. Чтобы дом развалился, не нужно никакое наше действие — снег, дождь и мороз сделают все за нас.

Украинская чума — страшилка для России

В Украине хватает и своих пессимистов, не желающих видеть никаких позитивных сценариев нашего общего будущего. Но самым заметным является пессимизм, привносимый российской пропагандой.

Антиукраинский пропагандистский проект «Чумной доктор» предназначен для русскоязычных обывателей в России и в Украине. Тексты проекта пишутся якобы украинцами для украинцев. Однако общие установки, вшитые в тексты, выдают резко антиукраинскую направленность проекта. Задача проекта — создать устойчивые эмоциональные переживания пессимизма и породить негативные проекции Украины на будущее.

Программный текст этого проекта «Украина после войны» содержит основные тезисы антиукраинской негативной пропаганды, которые мы кратко подвергнем рассмотрению.

Тезисы антиукраинской пропаганды первой части — «Удар в колокол».

1. В Украине есть два течения — люди с оружием, которые защищают Украину, и люди с оружием, которые защищают Россию. Не важно, кто прав на самом деле, поскольку обе стороны нуждаются в своих героях, и пропаганда им этих героев создает.

Что значит — не важно, кто прав на самом деле? Прав тот, кто не врет, кто выступает за свободу, за ограничение всевластья государства, в том числе имперского, кто выступает за позитивную коллективную справедливость не за счет аннексии территории и угнетения или убийства других народов. Как же это может быть не важно? Для Украины это очень важно.

2. В украинской армии есть три типа людей: 1) алкаши, 2) пытающиеся избежать проблем на гражданке; 3) откровенные маргиналы; 4) радикально настроенные граждане. И все.

Конечно же, такие люди есть в любой армии любой страны в любое время прошлого, настоящего и будущего. Однако разве такие люди сокрушают планы могущественной страны, имеющей самую сильную армию в Европе? Думаете алкаши и маргиналы были способны сокрушить проект «Новороссия»? А как же люди, которые не алкаши, без особых проблем на гражданке, немаргиналы и нерадикальное настроенные? Как быть с людьми в украинской армии, которые оставили свою работу, свой бизнес, свою семью и свой дом, чтобы по велению сердца защищать Украинскую Родину от аннексии и враждебных действий сепаратистов в Украине на полном обеспечении российской власти и от массово скрываемой в самой России помощи регулярной российской армии? Как с этими людьми быть? Их нужно замалчивать согласно российской пропаганде?

3. Есть еще одна категория людей — умных и начитанных, но излишне националистически-настроенных вплоть до праворадикальных взглядов.

Есть такие люди. И что? Вот до Майдана 2013-2014 гг. они даже в Парламенте Украины были. После Майдана им украинское общество отказало в доверии. Они действительно есть, но отнюдь не являются владетелями дум украинского общества. Вопреки потраченным миллионам долларов в России на пропаганду «Правого сектора», он не получил в Украине никакой весомой политической поддержки.

4. «Раз в камуфляже и с украинским флагом, значит – герой, а раз герой, то надо «понять и простить».»

Ничего подобного. Всех лже-героев в Украине за любые преступления предают суду, и даже депутатская неприкосновенность не помеха. Никакая героизация в Украине не спасает от ответственности за нарушение закона. Это в России человек, организовавший массовые убийства в Украине — Гиркин — может считаться героем, раздавать интервью и претендовать на президентский пост. Поэтому не нужно перекладывать с больной головы на здоровую, неуважаемый «Чумной доктор».

Тезисы антиукраинской пропаганды второй части — «История «пиджаков»».

1. Общественное мнение в Украине до кризиса формировалось политиками и олигархами, которые управляли как политиками, так и СМИ. Политики нанимали для формирования общественного мнения имиджмейкеров, рекламщиков, специалистов по связям с общественностью.

Если это было именно так, то как же возник Майдан-2013-2014? Нет, ну понятно, что Майдан сделал Госдеп США? Однако как же это все Госдеп провернул? Вот в России общественное мнение тоже формируется политиками (или даже одним политиком) и олигархами (лояльными к этому одному политику). И никакой Госдеп России не указ. А как же в Украине Госдепу удалось Майдан провернуть? Может общественное мнение до кризиса в Украине формировалось вовсе не политиками и олигархами? Может все-таки в широких слоях различных структур гражданского общества действовали какие-то иные силы украинской революции? Да и действия политиков во время гражданского протеста 2013-2014 гг. были очень неоднозначными. Именно поэтому к власти после Майдана пришли в том числе новые люди — лидеры гражданского общества.

2. Среднестатистический украинец до кризиса гнался за СВЕРХприбылью.

Ну, может в России это и могло бы быть похожим на правду. Паразитарное обогащение — делание денег на дармовых ископаемых энергоносителях — это преимущественно российский бизнес. В Украине каждый украинец сначала жаждет свободы, потом собственности и лишь затем прибыли. Свобода для украинца важнее, даже если нет собственности и прибыли. Собственность в условиях свободы важна, даже если не дает прибыли. И лишь, когда есть свобода и собственность, украинцу нужна прибыль. Майданы из желания прибыли или собственности не рождаются. Майданы рождаются из желания свободы.

3. Крупный бизнес в Украине играл в «монополию» и хотел сверхобогащения. Ему был противопоставлен средний класс, который был социально ответственным. Это так называемые «пиджаки». Идеологии как таковой у «пиджаков» не было.

То есть идеологического проекта «Что происходит? Картина маслом» Интернет-издания «Хвиля» не существовало? «Манифест среднего класса» не был опубликован? Этой статьи о целях революции не было? Коммуникации массы различных клубов, движений, сетей, обдумывающих революционные преобразования в Украине не происходило? Понятно, что тексты «Чумного доктора», предназначены для украинского русскоязычного обывателя, обо всем этом представления вряд ли имеющего, но врать-то зачем?

4. «Если поколение украинской молодежи еще как-то стремилось к саморазвитию, то «потерявшие Советский Союз» уже давно свыклись с собственной незначительностью, со своей незащищенностью, с тем, что их обязательно обманут, что проще оставить все, как есть, чем пытаться что-нибудь изменить. Это были десятки миллионов украинцев.»

Надо полагать, что именно десятки миллионов украинцев, потерявших «Советский Союз» устроили массовый «ленинопад» по всей территории Украины. Это явная ложь и явная манипуляция. На индустриальном Донбассе действительно многие люди ностальгировали за СССР, но их было явно не десятки миллионов. К тому же их ностальгия, поддержанная российской пропагандой, вооруженная и управляемая российской властью, уже привела к гуманитарной катастрофе этого региона в процесс войны.

Тезисы антиукраинской пропаганды третьей части — «Хлеба, казней… и кнута».

1. «Майдан был бы обречен, если бы некие люди (и не важно — по своей воле, или по чьей-то указке) не качнули общественное мнение от пассивного (свойственного потребителям) стояния с флагами и распеванием гимнов до куда более решительных действий (повторюсь — не важно: были ли они куплены, подстроены или произошли стихийно).

Что же это за некоторые люди, настолько важные, что изменили ход событий на Майдане? И почему не важно, были ли они куплены, подстроены или произошли стихийно?

Это один из самых важных тезисов сегодняшней российской антиукраинской пропаганды, который раскладывается в несколько связанных тезисов: а) у украинской революции нет идеологии, у нее нет идеологов и нет организаторов; 2) претендующие на идеологию и организацию люди украинской революции либо куплены, либо подстроены, либо представляют собой стихийную среду и это неважно :); 3) эти претендующие на идеологию и организацию люди, заинтересованы в войне Украины против России.

Это циничная, наглая и беспринципная ложь и манипуляция. В Украине есть идеология революции, есть понимание собственной независимой позиции, и организаторы революции не заинтересованы в войне против России, они заинтересованы в восстановлении территориальной целостности Украины.

2. В Украине сегодня есть две общественно-активные силы — «камуфляжники» и «пиджаки».

Надо полагать это «партия войны» и «партия мира», которые есть всегда внутри любого процесса войны. Однако в действительности общественно-активной силой в Украине являются люди, которые ориентируются на совершенно другие ценности и совершенно иначе позиционированы. Это люди с гражданской идентичностью, которые независимо от их представлений о войне и о благосостоянии берут на себя ответственность за собственную страну, а не пытаются делегировать ее власти. «Пиджаки» могут становится «камуфляжниками», а «камуфляжники» могут становится «пиджаками», если того требует ситуация. Однако они остаются влиятельными до тех пор, пока неизменной остается их гражданская ответственность.

3. «Общество стало куда более националистически настроенным» в Украине.

Прямая ложь, не согласующаяся ни с результатами президентских и парламентских выборов в 2014-ом году в Украине, ни с результатами социологических опросов. Ситуация прямо обратная: национализм в Украине потерпел сокрушительное поражение и продолжает терять свою поддержку в пользу гражданской идентичности. Национальное в Украине — как в его этническом, та и в его политико-государственном понимании — все чаще уступает место гражданскому в его общественном понимании.

4. «Общество постоянно нуждается в героизации и героях».

Это характерно для любой войны. Однако никакой искусственной героизации в Украине не видно. Большинство героев в Украине производит Россия: либо средствами действий собственной власти и собственной пропаганды — как, например, пиар «Правого сектора» год назад, либо вопиющим попиранием гражданских прав, как, например, Надежды Савченко сегодня. Подлинные украинские герои все еще безымянны — как, например, «киборги» из обороны Донецкого аэропорта.

5. «Общество стало куда более параноидальным… Подозрительность к любым информационным потокам. «Агент Кремля» и «Рука Москвы» видятся людям на каждом углу, в каждом интернет-сообщении, в каждой статье».

В ситуации информационной войны России против Украины украинское общество должно быть подозрительным и осторожным в отношении всякой попытки зомбирования и манипуляции. Здоровая паранойя в ситуации войны это залог долгой и безопасной жизни. «Агенты Кремля» должны обнаруживаться быстро и эффективно. И никакие «чумные доктора» нам здесь не указ.

6. «Общество все более и более радикально».

Такое представление указывает на то, что авторы слабо знакомы с ситуацией в Украине. В процессе революции и войны в Украине радикализация претерпела несколько усилений и спадов. Радикализация была на пике революции в феврале 2014-го года, на пике войны в июле-августе 2014-го года, на пике попытки российского реванша в январе-феврале 2015-го года. Будет ли новый всплеск радикализации в Украине, зависит лишь от действий безумной российской власти. Всякое действие рождает противодействие.

7. «Желание получить твердую руку в управлении».

Этой якобы установкой украинцев постоянно пугают люди, которые очень мало разбираются в характере украинцев. Украинское общество достаточно сознательно, чтобы осуществлять общественное давление на власть независимо от твердости ее руки.

8. «Желание видеть больше представителей простых людей при властных структурах».

Принципиально неверное понимание установки на обновление украинской власти. Украинцы желают видеть во власти не простых людей, а ответственных людей, выдвинувшихся в структурах гражданского общества. Простые это люди или сложные, обеспеченные или необеспеченные, принципиального значения не имеет.

9. Укрепление позиций националистов, радикалов, параноиков.

Базовый антиукраинский тезис российской пропаганды, организаторам которой очень бы хотелось, чтобы так было или хотя бы считалось, что так есть. Однако ни социологические исследования, ни коммуникация социальных сетей, ни даже интонации украинского телевидения этого не подтверждают. Этот тезис нацелен на раскачивание ситуации, на дезорганизацию украинского общества, на сеяние хаоса, неверия и пессимизма.

Уважаемые российские пропагандисты-украинофобы! Всякий раз, когда вы пытаетесь что-либо втюхать украинцу, как-либо его зомбировать, обмануть, проманипулировать, внимательно посмотрите на его правую руку. Если правая рука у него в кармане, знайте, там он держит фигу. Не верит украинец ни царю, ни дьяволу; ни империалистам, ни чертям. Украинец верит Богу и себе. И даже бывает себе верит больше, чем Богу.

А украинским пессимистам, скажу другое. Есть очень сложный для реализации, но понятный позитивный сценарий — люстрация, деолигархизация, децентрализация, реформы, победа в войне. И никаких доказательств этот сценарий не требует. Пока я, вы, мы вместе его реализуем, этот сценарий и есть наиболее вероятный.




Комментирование закрыто.