Почему популисты хуже олигархов

Максим Гардус, для "Хвилі"

Владимир Парасюк2

Скандал с голосованием за прощение валютных должников, а также последующий отзыв голосов заставил задуматься о качестве человеческого материала, из которого состоит парламент. Апофеозом ситуации стало признание спикера парламента о том, что он «не читал» документ.

Захотелось сравнить два типа депутатов: слугу олигарха и популиста.

Первый тип составлял устойчивое большинство с 1998 до 2014. Рассмотрим условного депутата Петровского, замдиректора рельсостроительного завода. Он прошел в Раду по квоте магната Мерцалова, контролирующего все рельсостроительные заводы страны. Мерцалов — легализовавшийся бандит, выживший в 90-е и перебивший своих конкурентов. Заводы он украл у государства или у менее удачливых бандитов. Петровский прекрасно знает написанную кровью историю завода и помнит убитого экс-гендиректора. Знает и то, что основная прибыль с завода уходит на кипрские оффшоры. Знает, что НДС заводу возвращают только за откат.

Ментально Петровский — слуга. Вассал, если угодно. Он уверен, что верная служба правильному господину будет вознаграждена. Пока он служит Мерцалову. Если олигарха убьют или раскулачат, будет служить другому. Именно поэтому Петровский последователен. Он стоек к скандалам, компромату, митингам и фотожабам. Он будет выполнять команды хозяина, пока тот будет в силе.

Получается, депутат-ваассал отстаивает интересы хозяина, а значит, и некоего сектора экономики. Даже тогда, когда они противостоят интересам государства. Поведение Петровского предсказуемо в рамках логики отстаивания интересов олигарха и рельсостроения. Введение НДС-счетов — он против, это вымывает средства заводов. Приватизация Укрзализныци — он за, УЗ должна Мерцалову кучу денег, ее за долги забрать. Ликвидация квот на экспорт металлолома — он против, лом нужен местным металлургам, его обилие удешевляет рельсы.

Олигархический парламент обеспечивает перетекание общих денег в одну конкретную область, одному конкретному олигарху. Попутное обеспечение работой десятков тысяч рельсостроителей — случайное последствие его деятельности. При изменении конъюнктуры Мерцалов выгонит их на улицу, не колеблясь.

Важно, что депутат-вассал четко осознает вред от своих действий для страны – но считает вред оправданным. Ведь интересы хозяина – приоритетны. Если запрет на вывоз рельсовой заготовки нанесет бюджету урона на 100 грн, а Мерцалову 50 грн прибыли – то Петровский проголосует.

Но после Майдана Петровских стало мало. На смену пожилому любителю шансона Петровскому пришел молодой грантоед/фейковый комбат/журналист, обожающий «Океан Эльзы» Иваненко. Он знает, что партию поддержали олигархи. Но Иваненко на это плевать, он ничего не понимает в производстве, защищать его не собирается. Ведь он звезда, он вытянул партию.

Ментально Иваненко — нарцисс. Он обожает себя. Он обожает, когда его обожают. Он живет ради популярности.

Его поведение в парламенте абсолютно непредсказуемо. Ни спонсор, ни глава фракции, ни президент ему не указ. Депутата толпа. Как моль, он летит туда, где больше светят лайки. Его деятельность в парламенте — лишь повод для селфи и постов в фейсбуке.

Поэтому влиять на популиста крайне легко. Пояснят ему водочные лоббисты, что запретить микропивоварни — очень по-европейски, он проголосует. Скажут расхитители люков, что свободный экспорт лома — это борьба с Путиным, тоже проголосует. Но если в фейсбуке за запрет экспорта лома будет лайков больше, а фотожабы смешнее, отзовет свой голос.

Важно, что Иваненко не понимает масштаб вреда, причиненный его метаниями. Голосуя за закон о прощении валютных заемщиков он наносит вред государству на 100 млрд. грн – но лично не получает из них ничего.

Олигархический парламент — насосная станция, снабжающая деньгами хозяев, попутно давая ручейки наемным работникам. Это механизм согласования методов расхищения общего.

Популистический парламент — сцена, на которой в свет софитов попадают популисты. Он не приносит денег ни спонсорам, ни бюджету, ни народу.

Олигархический парламент имеет свод правил, генетически уходящих от «понятий» из 90-х. Он един в главной цели – максимальное обогащение.

Популистический парламент не имеет никакой измеримой или достижимой цели. Он живет ради сиюминутной славы. Это притон для наркоманов внимания.

Популисты постоянно позорят аналитиков. Те пытаются увидеть тайный смысл в направлениях порхания моли. Но эта попытка заранее обречена. Моль не работает ни на хороших олигархов, ни плохих, ни на Вашингтонский обком, ни на Мордор.

Она вообще не работает.




Комментирование закрыто.