Почему постреволюционная элита Украины оказалась неподготовленной

Сергей Терещук, для "Хвилі"

Майдан

Революции и войны это мощные взрывы национальной пассионарности, которые приводят к власти новые политические элиты. Новые идеи, подходы, мировоззрение, которые несет революция, утверждаются новыми политическими лидерами как итог необходимости радикальных изменений в обществе. Но, откуда берутся эти люди? В чем их отличие от миллионов других, которые из кухни вышли на поддержку революции?

Политиками не рождаются. Как и представители всех профессий, политик проходит долгий путь политического воспитания и формирования. Местом, где как правило воспитывают политиков, является политическая организация. Именно в организации будущий политик формирует ключевые идеологические позиции своего мировоззрения, получает опыт политических дискуссий и командной работы, интриг и кулуаров, переживает первую борьбу за власть, обзаводится нужными связями, идентифицирует своих врагов, внешних и внутренних. В некотором смысле можно сказать, что качество политика напрямую зависит от уровня политической организации, какую он представляет.

Политическое воспитание именно то, что отличает политика от миллионов других, и именно то, с чем в Украине большие проблемы. Майдан и АТО выбросили на верх много новых имен, но говорить о качественной смене украинской политики совсем не приходится. Поливание грязью, рукоприкладство, коррупция, ложь, безответственность оказались совсем не чужды вчерашним героям Майдана и АТО. Что бы понять, почему «новые лица» не стали «новым явлением» нам надо более пристально посмотреть на то, как воспитывались эти политики.

Итак, в постреволюционной политической элите можно выделить две новые группы: «бойцы» и «компрадоры»

Бойцы

В эту группу входят не столько участники боевых действий, сколько любители решать вопросы рукоприкладством и не только. Парасюк, Семенченко, Соболєв, Корбан, Филатов, Барна и многие другие, как пример представителей этой группы. Девизом этих политиков мог бы быть «наглость второе счастье», а самые используемые инструменты реформ: удар с ноги, плевок и пощечина. Да, это их совсем не отличает от любого вашего соседа, который любит выпить и весело провести время. Даже больше, именно эта схожесть и делает их реальными представителями украинского народа.

Никакого политического воспитания у этих людей нет. Фактически, они перешли в политику прямо из своей обычной жизни, в которой они играли в карты, брали кредиты, отжимали заводы и т.п. Соответственно, ничего другого, кроме махать кулаками и ставить на место своих обидчиков они не умеют, как и большинство украинцев. Они не могут продемонстрировать законопроекты, политические позиции по важным вопросам, не могут формировать повестку дня. Поэтому, главный фокус их внимания — деньги. Либо это борьба с «коррупцией», в смысле не дать чужим свои деньги, либо это прямые прибыли от нужных голосований и отжиманий. Эта политическая группа очень комфортно чувствует себя в оппозиции, поскольку критиковать власть и бороться с ней единственный ценный опыт, подаренный им Майданом.

Компрадоры

Компрадоры это такие посредники между Западом и местными, как правило из местных. Впервые, я встретил этот термин у Сергея Дацюка, который таким образом назвал выпускников Киево-Могилянской академии. Найем, Лещенко, Залищук, Шкрум, Рябчин и другие участники группы «свидетелей ЕС и США». Если сравнивать их с группой «бойцы», то они выглядят более подготовлено, поскольку главными их политическими инструментами являются: пост, блог и иностранное посольство.

Представители этой группы также не имеют политического воспитания. Но, у них есть опосредствованное обучение. Лекции, конференции, встречи с известными западными политиками сформировали некое представление о политике, которое сводится к тезису «делай как на Западе». Поэтому, большинство решений и предложений этой группы, всего лишь копия западного опыта, который совсем плохо приживается в наших условиях. Зачастую представили данной группы плохо разбираются в реалиях управления страной, а их политическое влияние сводится к влиянию посольств, где зачастую они и продвигают свои идеи и предложения.

Перспективы компрадоров не ясны. Как правило, их роль растет с западным вмешательством. Если в перспективе ЕС и США станут более определенные на счет интеграции Украины в западное пространство, то мы можем ожидать и роста политического влияния компрадоров. Здесь совпадает и фактор Саакашвили, который должен стать западным ледоколом. Так или иначе не приходится говорить о самостоятельном плавании членов данной группы, а скорее рост их веса в существующих властных командах. Но, если же Запад решит заморозить Украину и держать ее в качестве буфера, то можно ожидать скорого ухода из политики большинства членов группы, и возвращение их в грантовою общественную деятельность, которая служит главным источником их прибыли.

Подведя итоги, из нашего анализа следует, что отсутствие инструментов политического воспитания в результате Майдана привело к власти не конкурентную и не самостоятельную элиту. Конечно, представители новой элиты проиграют в борьбе старой, которая воспиталась в комсомольских политических организациях и имеет значительный опыт управления страной. Политические кланы Порошенка, Яценюка, Левочкина и прочих не имеют альтернативы в лице героев Майдана и АТО, а таким образом радикальные изменения невозможны в ближайшей политической перспективе 10 лет, если только они не будут спровоцированы извне.

Воспитание и формирование политических организаций нового уровня должны выйти на первый план всех будущих революционеров и борцов с властью. Не решая этого вопроса все будущие революции обречены становится политическими переворотами, единственным достижением каких будет новая власть не способная на новые решения.




Комментирование закрыто.