Погоним панов как белогвардейцев

Юрий Романенко, "Хвиля"

Сегодня общался с мужиком из села. Нормальный такой мужик. Лет 55. Крепкий, с юмором. Начал я издалека.

— Покращання, говорю, сегодня Николай Янович Азаров обозначил. Мол квитне село не под дням, а по часам. Взят твердый курс и прочая по..бень.

— П..здит, — говорит селянин.

— Неужто плохо живется селянину, — с легкой под…ебкой говорю я и, с умиленной наивностью городского долб..еба, смотрю на него.

— Я здесь полвека живу, объездил всю округу. Там у нас в дальнем углу было опытное село. Всякая селекция. Приезжаешь туда — словно в городе, такая чистота была и архитектура. Недавно поехал туда…. Все позарастало, дома развалились.

В нашем селе одни злыдари остались. Есть несколько человек, до 30, но они пропащие. Думают только о водке. Бабка в 80 лет самая рубает дрова, потому что пацану 30 лет, а он слабый.
— А что у нас говорю в области усиления работы по воспроизводству молодняка крупного рогатого скота. Правительство предпринимает титанические усилия, чтобы решить проблему резкого падения поголовья. Дотации там, хуе -мое….

— Хер им, — с прищуром сказал мужик.

— Отчего же? Ведь молодые телки так и ждут 300 гривен, которые можно пустить и на элитный силос, и прочие необходимые для их растущих организмов элементы….

— У меня три коровы, — говорит селянин, — но хер я им покажу. Потому что 300 гривен дадут, а потом за те же 300 гривен заставят сдать скотину. Плюс налоговая на счетчик поставит. Плюс прививки. В общем, пусть идут на хрен со своими дотациями.

— Тяжелая, говорю, ситуация на селе. Везде слышаться стоны народные, везде как после бомбежки.

— Тяжело, обидно за страну — соглашается мужик.

— Революция будет?

— Будет

— А кто поднимется, — спрашиваю, — слабое, ведь, село.

— Заберут суки у нас землю, совсем станем мы рабами. Потому поднимутся люди. Дальше уже некуда.

— Панов резать будут?

— Будут, погоним как белогвардейцев. У меня сын служит во Внутренних войсках. Он мне сказал, что,  когда начнется заваруха, то половина его товарищей положит рапорт об увольнении. Не буду, говорит, с оружием олигархов от безоружного народа спасать.

— Отец, говорю, ты меня радуешь, вселяешь оптимизм в юное сердце. Как думаешь, как будет дело разворачиваться?

— Быстро их говорит бить надо, чтобы смыться не успели. Дозрел народ и, боюсь, я, что много крови будет.

— Чего?

— Потому что много оружия у людей на руках. Будут забирать, наркоту подбрасывают, чтобы посадить.

— Это, — говорю я, — только будет хуже для них, потому что не оставляет шансов, как только бить их.

— Согласен, ответил мужик — только нужно народ направить, нужен нам кто-то, кто даст курс.

— Дадим, отец, дадим., — подумал я.

За речкой садилось солнце, разливая золото по холмам и полям. По лугу бродили кроткие аисты и что-то собирали. Мы тронулись в путь,  я думал о том, что сказал мужик. Моя знакомая, глядя на аистов вдруг сказала: Такие они мстительные.

— Кто? — спросил я.

— Аисты, — ответила она, — у наших знакомых как-то произошел случай. Бурей разрушило гнездо и аистята погибли. Так аисты перебили за несколько дней всю живность: утят, гусей, птицу в отместку за гибель птенцов. Мирная птица, но мстительная….

Эх, не зря наш народ любит аистов…

P.P.S.: Программу действий ищите «Украина на краю пропасти. Как избежать катастрофы: краткая программа действий»




Комментирование закрыто.