Основной конфликт Украины

Владимир Стус

В потоке текущих событий и дел полезно оглянуться и оценить происходящие события как внутри корпорации, так и внешние не с точки зрения  привычных правил и стереотипов, а для оценки способности этих самых правил и стереотипов адекватно описывать происходящие события. Без привычки к такой рефлексии стратегическое управление на любом уровне будет малоэффективным.

Одним из постулатов рыночной экономики является тезис о её заведомо более высокой эффективности в сравнение с планово-административной, которая обеспечивается лучшей мотивацией к производительному труду, как предпринимателей, так и наёмного персонала. Собственно для того и начал осуществляться ещё в далёкие перестроечные времена переход к рыночной экономике. Только результат вышел обратным ожидаемому. Производительность упала настолько, что её, в большинстве случаев, даже перестали считать. Мотивация наёмного персонала, несмотря на страх потерять работу, практически не отличается от советской, а инициатива и предприимчивость  также часто, как и в советские времена остаётся наказуемой. Почему же это произошло? И что будет дальше?

Капитализм начинается с предпринимателей контролирующих производственные и финансовые процессы.  Предпринимательство в позднем СССР искоренили или загнали в подполье и производственные и финансовые процессы контролировались партийной номенклатурой, красными директорами и цеховиками. В процессе приватизации к ним присоединились полукриминальные авантюристы-спекулянты и вместе они сформировали основу владельцев крупного бизнеса Украины. Но, за редким исключением, среди них нет предпринимателей! Они умеют использовать криминальную, административную и политическую ренту, но не умеют работать в конкурентной инновационной среде. Для них прихватизированные предприятия остаются пассивным источником дохода, как для рантье. Вслед за производственными предприятиями они установили контроль над государственным аппаратом и политическими партиями, распространив на них свои понятия и логику действий. Однако организовать работу средне и высокотехнологичных производств не в состоянии даже по советским меркам эффективности. Эффективное предприятие начинается с эффективного собственника. А современные украинские крупные собственники являются не эффективными! Предел их возможностей это организация и контроль, на старых советских технологиях, добычи ресурсов и их первичная обработка. Инновационную неэффективность крупных собственников можно проиллюстрировать простым примером. На фоне постоянной болтовни об инновациях и при огромном избытке металлургических мощностей они не смогли организовать в Украине производство даже качественного автомобильного листа!  Но такая переориентация экономики на выпуск сырья и полуфабрикатов означает формирование не капиталистической рыночной экономики, а рыночной экономики современного сословного общества. Когда два года назад я впервые применил термин — современное сословное общество — он казался совершенно диким и неуместным. Сейчас, когда его контуры проступают всё очевиднее,  о современном сословном обществе говорят всё больше. А когда западный кризис выйдет за преимущественно экономические рамки от привычного ещё недавно стереотипа об эволюции от менее демократических форм к более демократическим, останутся лишь воспоминания как о былых утопиях и заблуждениях. Однако для Украины, в отличие от целого ряда стран, которые пойдут по пути сословного и сословно-авторитарного развития, всё еще интереснее. Скорее всего, современное сословное общество в Украине не будет сформировано…  Дело в том, что в современной системе разделения труда в Украине выгодно производить не только сырьё и полуфабрикаты. Кризис 2008 года только усилил эту тенденцию. Производить вдруг стало выгоднее, чем импортировать и тогровать. До этого практически никому не нужное сельское хозяйство вдруг стало резко востребованным. На фоне кризиса выездного туризма вдруг стал развиваться внутренний туризм. И, конечно, следует отметить же взрывные темпы роста украинского машиностроения. Предстоящий выход мирового кризиса за преимущественно экономические рамки и последующие за этим процессы, на мой взгляд, только усилят эти процессы. По тому же машиностроению можно однозначно утверждать, что его перспективы развития в Украине существенно лучше, чем, например, в Германии или Китае. Но производство средне и высокотехнологичной продукции невозможно без высококвалифицированного, а, следовательно, высокооплачиваемого персонала. То же самое и с сельским хозяйством. Высокий спрос на продукцию делает для степной и лесостепной зон эффективным широкозахватные технологии, при которых тысячу гектаров обрабатывают 5-8 человек. Но стоимость используемой техники на порядок выше. Когда эти комбайнёры и механизаторы эксплуатируют технику стоимостью в сотни тысяч долларов, то экономия на их образовании и заработной плате выйдет себе дороже. Кроме того, обслуживание и ремонт техники, современная переработка и хранение урожая тоже требует всё большего количества высококвалифицированной рабочей силы. Причем производственной рабочей силы, а не только управленцев и коммерсантов. А квалифицированная производственная рабочая сила это основа среднего класса! Высокая его доля является основной предпосылкой формирования гражданского общества.  Таким образом, формирование современного сословного общества предполагает ориентацию на преимущественно неквалифицированную и низкооплачиваемую рабочую силу, а природные условия и внешний спрос делают востребованной высококвалифицированный и следовательно высокооплачиваемый  труд. Это противоречие и формирует основной внутренний конфликт Украины. На уровне мотивации это конфликт между возможностью использования политической и административной ренты в качестве основного источника дохода с одной стороны и инновационным предпринимательством в конкурентной среде с другой. На управленческом уровне, это конфликт между генеральным директором и неэффективным собственником-прихватизатором. На уровне экономики это противоречие между сырьевой экспортно-ориентированной, но всё равно импорто-зависимой экономикой и   высокотехнологичной экспортно-ориентированной экономикой с высоким внутренним потреблением, которое обеспечивается преимущественно средним классом. На политическом уровне это конфликт между гражданами и государственным аппаратом и всеми парламентскими политическими партиями, которые выражают интересы формирующейся аристократии. На уровне общества это конфликт между формирующимся современным сословным обществом и формирующимся гражданским демократическим обществом. На геополитическом уровне это конфликт между ускоренной интеграцией в любом из направлений, по правилам, выработанным не в Украине, и не выгодным для нее и собственным независимым путём развития.

Оба конфликтных направления развития являются объективными. Ведь современное сословное общество начало формироваться как альтернатива всеобщему развалу середины 90-х. Оно, безусловно, является более эффективным, чем перспектива всеобщего развала и возврата к натуральному хозяйству, которая казалась тогда вполне реальной. Так, что не было бы этого набора олигархов, то была бы другая основа формирующейся аристократии, которая отличалась бы только фамилиями. В то же время очевидно, что при наличии благоприятных условий инновационная рыночная экономика гражданского демократического  общества существенно более эффективна, чем экономика любого сословного или сословно-авторитарного общества. В большинстве современных стран, в том числе пока ещё демократических, внешние условия не являются благоприятными для развития демократии в будущем. Украине, в данном плане, сильно повезло. Если ей удастся дистанцироваться от глобальных разборок предстоящего мирового смутного времени и сохранить суверенитет в существующих границах, то в Украине будет эффективная и демократия, и инновационная рыночная экономика. Однако, нужно понимать, что демократия, формирующаяся снизу в Украине другого типа, чем западной Европе. Мы не импортируем западную демократическую модель, а формируем свою, больше похожую на швейцарскую. Поэтому это очень долгий процесс, который не завершиться и к концу века, особенно учитывая всё усиливающееся отрицательное влияние начинающейся мировой Смуты.  Теоретически, поскольку современное сословное общество в Украине так и не было сформировано, то для замены не эффективных собственников, не учитывая негативного внешнего влияния, было бы достаточно одного поколения. Этот процесс возможен по трём направлениям:

  • Частичная национализация.

Все соцзамеры показывают, что народ не признаёт  итогов состоявшейся  коррумпированной не конкурсной приватизации. Требование масштабной национализации, популярное во время Майдана не снято с повестки дня и вновь зазвучит при первом же удобном случае

  • Перепродажа

Перепродажа крупных украинских предприятий западным инвесторам, которые в большинстве своём знают и умеют работать в инновационной рыночной экономике

  • Наследники

Ругать мажоров, т.е. наследников крупных капиталов стало хорошим тоном местных СМИ. Но критики мажоров забывают об их количестве. У олигархов, обычно, большие по украинским меркам, семьи. И на одного дебильного мажора, который давит пешеходов на своём Бентли, приходится два-три вполне вменяемых. Среди них есть и будущие эффективные собственники способные разрабатывать и внедрять, а не дерибанить и «доить».

Пока же мы наблюдаем интересную ситуацию. Сверху формируется современное сословное общество – снизу – собственная украинская демократия. Поэтому Украина развивается, и будет развиваться не благодаря, а вопреки чуткому руководству. Вся антикризисная стратегия верхов свелась к привычной ставке на экспорт сырья и полуфабрикатов и продолжению славного дерибана фазы первичного накопления капитала. Реальное же развитие страны обеспечивали проявляемые на микроуровне её феноменальные долгосрочные конкурентные преимущества, которые власть, формируемая новой аристократией ни осознать, ни использовать не может. В такой стране по определению не может быть великих политиков, которые стабильно пользуются поддержкой избирателя. Не может быть и эффективных чиновников, поскольку чиновники контролируются сверху, а не снизу и, следовательно, осознают себя служилым сословием формирующегося сословного общества, а не слугами граждан. Поэтому в такой стране в принципе не могут исполняться какие-либо долгосрочные государственные программы. Украина развивается по собственным законам, не вписывающимся в представления ни правящей «элиты», ни соседних геополитических центров.

Полная авторская версия статьи, напечатанной в журнале «Генеральный Директор» №10 2012


Загрузка...


Комментирование закрыто.