О втором фронте антикоррупционной войны в Украине

Александр Ситухо, председатель совета директоров Ассоциации защиты активов, для "Хвилі"

matador

Как это ни странно, текущую ситуацию на фронте борьбы с коррупцией можно назвать позитивной и обнадеживающей. Как же так, спросите. Ведь идет массовая дискредитация специальных антикоррупционных органов, провластные лидеры мнений кричат об их неэффективности и проедании бюджетных денег. Генпрокурор фактически приравнивает к преступной группировке, Парламент обезглавливает один из органов и делает все, чтобы сделать систему зависимой. Вся государственная система слилась в едином порыве. И власть и оппозиция – у всех есть убедительные аргументы.

Именно поэтому, ответим. Ранее, мы подробно разбирали сущность украинской коррупции, которая представляет собой не отдельную криминальную девиацию, а общественную ценность и объединяющий принцип построения украинского государства, пришедший на смену коммунистической идеологии. Неосторожное обращение с этим принципом угрожает распадом государства, как проявлением инстинкта самосохранения клептократии. Ей проще развалить единое государство, и разбежаться по нескольким удельным непризнанным княжествам, чем терпеть, пока придут, отберут и посадят. Именно поэтому мы всячески обращали внимание на риски создания внесистемного антикоррупционного суда.

Все получается даже интереснее. Восстановим немного последовательность недавних событий. Главным лозунгом маршей, проходящих сейчас периодически под предводительством Саакашвили, еще недавно было именно создание антикоррупционного суда. Сложный для понимания электоратом лозунг, апеллирующий к глубинному религиозному архетипу Страшного суда. Украинские политики нынче очень стали религиозные. Теперь понятно, что это была небольшая провокация, этакая стратагема. На фоне специфического иммунитета Саакашвили, в контексте постоянных пинков от международных институций, власть поверила в реальность угрозы. Поверила, что Страшный суд приближается. И решила нанести упреждающий удар.

Заметим, что пока «Антикоррупционный суд» пропал с лозунгов «Михомайдана», сменившись гораздо более безопасным «импичментом». Почему безопасным? Только против президента Кучмы импичмент пытались инициировать раз пять. Внедрение этой процедуры растянется на год как минимум. В данном случае это скорее просто точечное психологическое давление на Порошенко, чем реальная законотворческая инициатива. Вернемся к нашему Страшному суду.

Мы видим, как система быстро отмобилизовалась. СБУ, Генпрокуратура, Парламент – все проявили невиданное единение. Общая угроза – универсальный примиритель. Политика начинается с определения врага – аксиомы. Вывалили сыроватые факты «запроданства» Саакашвили. Устроили его неудачное задержание, стали крушить оперативные позиции НАБУ, дискредитировали руководство НАЗК, устроили публичную порку в прямом эфире и увольнение председателя антикоррупционного комитета и т.д. Прямо массированная атака по всему антикоррупционному фронту. И что в результате?

Унылая и скучная позиционная войнушка по вопросу малопонятного органа превратилась в поток авторитетных обвинений, недобрых намеков и угроз и громких публикаций с веселыми заголовками типа «сумасшедший дом в Украине». Опереточный арест Саакашвили снабдил долгожданной картиной российские каналы. Причем аккурат к объявлению Путиным своей очередной готовности царствовать и далее и сохранять стабильность РФ в этом бушующем мире. Повестка дня скучнейшей конференции в США по возращению активов была разбавлена горячим кейсом от борцов в коррупцией из Украины, которые с трибуны прощались с присутствующими, отправляясь в тюрьму. Весь мир обратил внимание, Украина опять в центре событий, теперь – как передовая борьбы с планетарным злом, даже более страшным и уж точно более коварным, чем терроризм.

Вот как получилось, и именно поэтому есть повод для оптимизма у тех, кто надеется на возможность украинского государства к перерождению и избавлению от коррупционной сущности.

Что касается дальнейшей деятельности системы антикоррупционных органов, то на этом примере особенно ярко становится понятно, что ее основной смысл – даже не реальные уголовные дела и посадки. Это промежуточный внесистемный институт, цель которого – трансформация государственной системы. Любая трансформация любой системы осуществляется только извне. Главным позитивным эффектом, миссией антикоррупционных органов является оттягивание на себя внимание и ресурсов клептократии. И эта деятельность реализуется очень эффективно. Страшно подумать, сколько стоила организация голосования по снятию Егора Соболева, и нервов тоже. Хотя реальное значение этого факта очень невелико.

Но есть и неприятная сторона. Этого «вызываю огонь на себя» недостаточно. Это только половина дела. Это возможность сконцентрировать на себе внимание противника и заставить болезненно, истерично и неадекватно реагировать на каждое движение.

Но ни НАБУ, ни САП ни Антикоррупционный суд, ни МВФ и ни все они вместе не являются и не смогут быть матадором в этом «бою быков». Они только вспомогательные персоны, максимум – пикадоры. Решающий удар по коррупции должен и может быть нанесен, главным участником этого боя. Этот участник – украинское общество.

Напомним все еще непривычную для украинцев идею, что государство и общество, государство и страна, государство и нация – понятия совершенно не тождественные. Государство глубоко вторично по отношению к обществу. Это специализированная институция, созданная для выполнения вполне определенных задач для общества. И его постоянно надо контролировать и сверять результаты его работы с поставленными задачами, а также не давать ему наводить морок (умеет) и подменять задачи общества проблемами своего выживания и комфорта.

Государство обладает удивительной способностью подстраиваться, усиливать и использовать все слабости общественного сознания. Мы неоднократно подчеркивали, что «коррупция», воплощенная в массе более привычных и обыденных понятий, все еще находится в ряду ценностей украинского общества. И хотя тут есть подвижки, «процесс пошел», но очень небольшие.

Перспектива, то направление приложения усилий, которое действительно может изменить ситуацию с коррупцией в Украине – это возрождение и становление постоянных общественных институтов, которые вернут себе узурпированные государством функции и будут выполнять их на здоровой, цивилизованной основе. Таких институтов целый ряд: фондовый рынок, саморегулирование, негосударственное судопроизводство и пр. Только с позиции этих институтов может быть нанесен решающий, добивающий удар.

Фундамент для становления этих институтов заложен давно и пришло время для их полноценного развития.

Время открывать второй фронт.

 


Загрузка...


Комментирование закрыто.