О стереотипах и страхах белорусов в отношении событий в Украине

Игорь Тышкевич, для "Хвилі"

Вуйко

Мне не раз приходилось сталкиваться со специфическим восприятием беларусами украинских событий. Об этом писал, говорил. Возвращаюсь к теме вновь.

В этот раз хочу остановиться на специфике восприятия (без учёта идеологической окраски) Украины беларусами. Увы, но на Родине Украинские события оценивают, исходя из собственных представлений о специфике взаимодействия внутри общества. Этот подход наблюдения, если можно так сказать «со своей колокольни» вполне естественен. Но не даёт понимания динамики процессов, баланса сил. Многие инструменты, приёмы и методы, работающие в Беларуси, являются бредом сумасшедшего для Украины. И наоборот.

Но трепать языком одно, а написать текст – другое. Взяться за него меня заставил негативный опыт. Знакомые попросили удалённо выступить на мероприятии для думающих людей. Увы, интернет в гостинице «Беларусь» легендарный – разговора не получилось. Но мысли черепушку таки точили. Решил дать им выход. Не мудрствуя лукаво за основу взял вопросы, которые меня просили затронуть. Вот что получилось.

 

Украина: позиция общества и политической элиты в кризисе. Отношение к Беларуси. В чем состоит стратегия Украины относительно Беларуси? И есть ли такая?

Что стоит сразу уяснить, говоря об Украине, так это то, что тут нет единой «политической элиты». Это аксиома, без понимания которой любая попытка анализа украинских событий менее достоверна, чем гадание на кофейной гуще.

Да, в Беларуси, России есть правящая элита. В Польше, Литве и других странах «подемократичней» присутствует и сформированная оппозиция со своими идеологией, ценностями, правилами.

В Украине по большому счёту не сформировано ни одного ни другого. Процесс создание политических элит (даже в таком более разношёрстном варианте) ещё идет.

Большинство украинских партий сформированы либо вокруг лидера (карманные, именные), либо являются политическим лицом олигархических групп. Иногда и то и другое одновременно. Про какую идеологию тут может идти речь? Большинство планов сводилось к получению власти и, в лучшем случае, изменению правил взаимодействия внутри общества в короткой перспективе. Да, «партии с идеологией» существуют. Но они малочисленны и не имеют влияния. Причины банальны: не разработана система получение финансов от целевых групп (то есть групп населения или малого и среднего бизнеса). А крупному «идеологи» не интересны как явление. В результате за последние 23 года в Верхновной Раде никогда не было крупной фракции подобных политических сил. Ах да, а коммунисты и свобода, спросите вы? Первые давно стали придатком нескольких бизнес групп, работая как громоотвод для «донецких». А вторые, имея внятную идеологию, так и не наладили эффективную коммуникацию со своим электоратом. В результате во время политического кризиса возникла угроза потери части спонсоров, партия заняла «осторожную позицию». А дальше знаем: спонсоры таки ушли, а попытки на лозунгах вернуть популярность весной 2014 г. дали обратный эффект.

Вот теперь можно говорить о том, что из себя представляет новая украинская власть. Для начала вспомним Майдан. Субъектом политических процессов были именно люди, но не политики. Да после свержения Януковича, на фоне российской агрессии субъектность так же в значительной мере находится у «народа Украины». Это хорошо для сопротивления, для создания фона, изменения подходов. Но без сформированной элиты это плохо для созидания: некому формулировать цели, рекламировать их. Что произошло весной и осенью на выборах президента и парламента. Схематично это выглядит так:

  1. Проявились и проявляются новые лидеры. Но, увы, новые политические силы не успели в такой краткий срок структурно оформиться.
  2. В результате общество вынуждено было выбирать «лучшего из худших» — рассматривать в качестве власти давно знакомые бренды. Исключением можно назвать «самопомич». Но это не столько объединение вокруг идеологии, сколько клуб по интересам новичков в политике. Партией этому бренду ещё предстоит стать.
  3. С другой стороны значительная часть новых лидеров вливалась в уже существующие партии. Причём, не скрывая того, что они не будут слепо следовать партийной дисциплине.
  4. Стоит так же заметить, что в политику действительно пришло огромное количество «новичков». И, что вселяет оптимизм, значительная часть этих людей успешны и без политики. Они ценят свою репутацию и действительно хотят изменить страну.

В результате украинская власть сегодня – это удивительный коктейль старых сил, новых амбициозных лидеров и (да и такое тоже есть) случайных в политике людей. Ни о каком единстве на уровне ценностей и целей, естественно не может идти речи. Более того, даже внутри коалиции интересы зачастую противоположны. Группы «депутатов от олигархов» находятся во фракциях, которые будут заниматься деолигархизацией. Купившие место в списке сидят рядом с теми, кого пригласили за заслуги. Сторонники либерализации в одной партии с апологетами госрегулирования.

Поэтому теперешняя власть – это жуткое и запутанное переплетение компромиссов. Причём наибольшую опасность для власти представляет не оппозиция в виде одноимённого блока, а партии популисты из большинства: проекты «имени» Ляшко и Тимошенко.

Теперь насчёт отношения к Беларуси. Если говорить об общем фоне, то отношение как к стране так и к населению нашей страны позитивное. Тут солидарны и элиты и народ. При этом те, кто получил власть превосходно понимают важность Беларуси для Украины. «Синеокая» не только один из ключевых торговых партнёров. Наша страна фактически держит Украину «за горло», контролируя до 60% рынка топлива. Поэтому идти на конфронтацию с Минском Киев не будет.

С другой стороны, часть политиков понимают важность Беларуси и для будущего их страны. Ведь экономическое и политическое развитие Украины поставит вопросы изменения системы регионального взаимодействия. И тут, как ни крути, без Беларуси не обойтись. Чего уж там, та же идея Балто-Черноморского союза достаточно популярна среди части политиков. Но, повторю, пока что это не стало концепцией государственной политики.

Стратегии Украины по отношению к Беларуси нет. Её пока не существует. Вопрос «Что делать с Беларусью» не стоит в повестке дня теперешней власти. В то же время вопрос «что делать с Украиной» Лукашенко задаёт как минимум уже лет 7. И, надо заметить, не только задаёт, но достаточно эффективно работает. В беларуско-украинских отношениях именно Минск генерирует темы для обсуждения. Ему же принадлежит инициатива по крайней мере начиная с 2007 года.

Данная ситуация ни плоха ни хороша. Она такая как есть. С одной стороны наивно ожидать «демократизации» Беларуси с помощью Украины или «вывода синеокой из-под российского влияния» как украинского внешнеполитического проекта. С другой безынициативность Киева даёт возможности. Минск может предлагать свои сценарии. И говоря «Минск» я имею в виду как власть так и её оппонентов.

 

Насколько вероятно развитие ситуации в Украине по пути концентрации государственной власти по беларускому варианту на фоне войны?

Для того, чтобы самому ответить на этот вопрос достаточно перечитать написанное выше. Коалиция не однородна. Как по составу, так и с точки зрения целей, интересов и ценностей. Поэтому узурпация власти «верхушкой» невозможна. Несмотря на все заверения российских СМИ о «единой хунте» в Киеве.

Второй вариант. Может ли одна из сил узурпировать власть? Тоже нет. Ни одна из групп, входящих в коалицию не имеет достаточных сил, людских, финансовых и медиа ресурсов. Кроме того, в условиях шаткого равновесия на любого, кто попытается «замкнуть все рычаги на себя» накинуться бывшие союзники. И фронт «против» как раз и будет единым и мощным. А потом… Если уж такая попытка будет, увидим новую коалицию, новый виток процессов.

Вариант переворота. То есть украинский Пиночет. Теоретически такой вариант возможен. Но при одном условии – полное бессилие теперешней власти помноженное на существенные территориальные потери (как минимум в масштабе нескольких областей). Пока власть таких ошибок не делает.

И, наконец, главный предохранитель – общество. Вчитайтесь в строки выше. Люди выбирали «лучшего из худших». Но это не значит, что они начали любить власть. Критика властей началась фактически через день после выборов. Для Беларуси может показаться, что люди готовы к новому майдану. На самом деле – это нормально для Украины. Во-первых украинцы не имеют пиетета перед власть имущими. Во-вторых медиа рынок страны – копия политической системы. То же деление на интересы, сферы интересов. Да и у каждой финансово-промышленной группы есть своя «группа СМИ». Это разнообразие и даёт ещё один предохранитель от беларуского варианта – гетьмана всея Украины.

 

Вспоминают ли в Украине о претензиях на южные регионы Беларуси?

Да, естественно, в Украине появились и «карты большой Украины». А в сети слышаться голоса про «расширение границ». Многие беларусы воспринимают процессы как опасность. Да ещё на фоне российских сообщений о разгуле национализма на берегах Днепра.

Но указанные проявления не советую воспринимать всерьёз. Те, кто формулирует подобные претензии не имеют даже мало-мальски серьёзной структуры. А теперь поговорим по-сути.

  • Украинцы действительно хорошо относятся к Беларуси. И вариант выставления территориальных претензий не воспринимается обществом. В принципе.

Потенциально могли бы озвучивать лозунги правые. Но и тут есть отличие в отношении к Беларусам. Та же самая Свобода имела долгое время беларускоязычную версию сайта (это, повторю, украинские националисты). На офисе ОУН проходят встречи беларусов. В Правом Секторе воюют Беларусы (как и в батальоне ОУН, в Азове и т.д.). Вопрос: кто в таком случае будет выставлять претензии?

Власть – тут вообще смешно. Во-первых не в интересах Украины подымать вопросы передела границ.  Во-вторых – читай выше – общество не поймёт. А в Украине нет централизованной системы агитации через СМИ. В третьих – структура торговли между странами. Украине попросту опасно выставлять территориальные претензии к Беларуси. А вот развивать торговлю выгодно. И в четвёртых – восприятие частью элит идеи оси союзников от Балтики до Черноморья. У потенциального союзника земель не требуют.

Поэтому данный вопрос не просто надуман – высосан из пальца.

Это – первая часть текста. Во второй отвечу на другие поставленные вопросы:

  • О внешнеполитических приоритетах Киева в условиях войны?
  • Насколько эффективна и масштабна поддержка Запада Украины? Если нет, то с чем это связано?
  • Насколько вообще стоит рассчитывать странам СНГ на помощь запада в случае кризиса отношений с Россией на опыте Украины?

___________________________________________________________

Автор «зрадник» или наоборот  «бандеровец»? Автор «лукашист» или наоборот «палицичаский атмарозак»? Каждому своё. Равно как и в обвинениях в текстах на заказ.

Не буду разочаровывать. Текст заказной? Ага! Заказчиками являются все, кто найдёт возможность поблагодарить автора умеренной суммой.

Как и раньше, полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины (информация о них в моей ленте ниже давалась не раз)

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.