О ситуации с местным самоуправлением в Украине

Леонид Штекель, для "Хвилі"

Приезд Анатолия Гриценко в Одессу и дискуссия вокруг местного самоуправления, на мой взгляд, в очередной раз доказала, что даже многие общественные активисты до конца не видят ту глубину проблем, с которым сталкивается местное самоуправление в Украине.

Надо заметить, что еще весной 2014 году, когда в стране были сильные настроения на реальные, а не декларативные реформы, даже тот же Порошенко говорил о коренных проблемах власти в стране, вызвавших Евромайдан, и о необходимости реальных реформ. Однако уже летом 2014 года, после прихода к власти, риторика Порошенко меняется, и вместо реальных реформ, на свет Божий  вытаскивается пакет, так называемой, «Децентрализации», который был разработан для Януковича в 2012 году.

В чем отличие реальных реформ от «пакета 2012»? Реформы касались перераспределения власти, а пакет говорил о перераспределении денег. Разумеется, власть и деньги вещи связанные, но перераспределяя деньги, мы можем говорить лишь об увеличении затраченных денег, а не об эффекте реформ. Очень важный момент всей реформы заключается в том, что программа «Децентрализации» рассматривает власть просто как систему оказания услуг. Мол, надо людям оказывать цивилизованные услуги. Сама эта идея глубоко порочна, и именно в ней заложена декларативность реформы. Уже тогда, когда только впервые озвучены эти идея, было понятно, что никакого отношения к демократии эти новые органы власти иметь не будут. Впрочем, если говорить откровенно, то сама идея, ведь разрабатывалась под Януковича. У Виктора Федоровича, уж не знаю, кто подал ему эту идею, был целый комплекс программ призванных стать, как это можно сказать реальным политическими «симулякрами». Википедия: Симулякр (от лат. simulacrum < simulo — «изображение» от «делать вид, притворяться») — «копия», не имеющая оригинала в реальности. Иными словами, семиотический знак, не имеющий означаемого объекта в реальности.

Виктор Федорович, как я уже сказал, обожал подобные проекты. Так при нем возник проект «Общественный совет» — типичный симулякр, (это вместо релаьной оппозиции) с которым неизвестно что можно сделать. И идея «Децентрализации» отлично укладывалась в этот вариант различных вариантов политических симулякров.

В чем была проблема самой идеи, которая неизбежно привела к тотальным фальсификациям на выборах, грандиозным подкупам и неизбежного, практически, полного подчинения новых «территориальных громад» олигархическим кланам?

Власть – это не набор услуг. Да, иногда представители власти обязаны выдавать справки и совершать иные административные действия. Но это – вторично. Главная задача власти – координировать различные формальные и неформальные группы интересов в данном регионе. А в наших условиях, важнейшим правом органов власти дополнительно является еще и вопрос распределения собственности.

Вообще, в силу наличия права распределения собственности, наши органы власти, даже самые маленькие, имеют поистине королевские полномочия. Ни один орган власти в цивилизованных странах подобных полномочий не имеет. Поэтому вполне очевидно, что в новых органах власти, где отсутствует даже элементарная согласованность групповых интересов, ни одни выборы не могут претендовать на объективность, если не будут выполнены жесточайшие гарантии свободного и не подконтрольного волеизъявления. А такой гарант в этой системе отсутствует. Если бы у нас были реальные политические партии, то, вероятно, они могли бы в теории стать таким гарантом. Но на сегодня такого гаранта нет, и быть не может.

Совершенно очевидно, что массовые фальсификации были ЗАЛОЖЕНЫ в идею «пакета ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИИ». И, в общем-то, это вполне закономерно. Янукович хотел этим пакетом КУПИТЬ молчание местных элит. Он как бы давал им взятку: я на уровне страны делаю то, что я хочу, а вам – откупные в виде бесконтрольной власти на местах.

Точно так же эта программа действует и в городах. Бюджеты городов были значительно увеличены, но при этом полномочия местной власти были, даже, несколько сокращены. Дерибан местной собственности, бюджетов и земли территориальных громад мэрией и депутатским корпусом объективно заложен в программе «Децентрализации». Это его негласная составляющая. «Крышей» этому являются знаменитые слова об «услугах власти». За этими громкими словами и ссылками на «европейский опыт» стоят бесконтрольное воровство и коррупция.

Проблемой местной власти является не воровство отдельно взятых «плохих мэров» или депутатов. Вся система этой власти построена на них, поэтому любые попытки «посадки» отдельно взятых экземпляров будут всегда блокироваться властью. Или наоборот, инициироваться центральной властью, но, разумеется, уже в своих интересах. Самой центральной власти.

Если мы хотим реального изменения ситуации, то это возможно лишь в условиях коренной реформы самой системы власти.

Эти реформы должны соответствовать трем условиям.

Первое. На сегодняшний день органы местной власти абсолютно не подконтрольны самой территориальной громаде. Надо четко понимать, что законодательство Украины вообще не предусматривает общественного контроля за властью. Реального контроля, разумеется, а не деклараций. Чего-чего, а деклараций в  наших законах более чем достаточно. Но закон только тогда является законом, а не декларацией о намерениях, если в нем описан механизм реализации положений закона. А такого у нас нет.

Совершенно очевидно, например, на сегодняшний день, из опыта нашей муниципальной политики, что общественные слушания или общественные обсуждения вопросов градостроительной политики, расположения парков, скверов, зеленых насаждений, мест отдыха, инфраструктурных проектов должны иметь обязательный характер. То есть, если люди на общественных слушаниях (обсуждениях) выступают ПРОТИВ данного строительства, то городские власти НЕ ИМЕЮТ права его разрешать.

Также совершенно очевидно, из нашего опыта муниципальной политики, что любые градостроительные и планировочные решения в микрорайоне, которые в перспективе могут вызвать понижение стоимости жилья людей, проживающих в данном микрорайоне, могут осуществляться только ПОСЛЕ их согласия на это.

Также, несомненно, что возможность членов территориальной громады провести референдум на любую тему муниципальной политики, в том числе и на доверие к местным органам власти, является реальным механизмом, противостоящим узурпации власти местным органом самоуправления.

На мой взгляд, абсолютно очевидно: без права проводить местные референдумы, получить ответственную власть в городе невозможно. Причем обязательным условием референдума должна быть его полная независимость от органа местного самоуправления – ни городские советы, ни мэры не должны иметь права мешать проведению местного референдума. Даже если это референдум о доверии местной власти.

Очень важными, но пока мало изученными вопросами, являются вопросы реформы школьного образования и медицинской обслуживания на местном уровне. Но это тема отдельного разговора.

Однако наличие действенного контроля органа местного самоуправления  снизу – важное и необходимое, но недостаточное условия реформы местного самоуправления. Поэтому обратимся ко второму и третьему условию этой реформы.

Второе. Закон «О местном самоуправлении в Украине» писался, в свое время, с совковго образца. Любопытно, что в годы Перестройки в СССР был разработан иной закон о местном самоуправлении, очень, кстати, интересный, но вот его никто за образец брать не хотел, а только совковый вариант. В чем проблема же проблема закона «О местном самоуправлении в Украине»?

Во-первых, депутат органа местного самоуправления – неизвестно кто. Он приходит два-три раза в месяц в горсовет и на общественных началах решает МИЛЛИОННЫЕ вопросы. Это даже не смешно. Всю информацию этот депутат получает от исполнительных органов власти, которые могут манипулировать  информацией, как хотят. Никаких прав по закону на сессиях фракции и оппозиция не имеют. Хотя на практике, их права, очень ограниченные, разумеется, заносятся в регламент совета. Но могут и не заноситься, в законе об этом ничего не говорится.

То есть реформа местного самоуправления, прежде всего, должна начаться со статуса депутата. Освобожденная должность и зарплата. Наличие офиса, штата референтов и помощников. На зарплате. Наличие информационных и аналитических центров совета. И обязательно прописанные (у нас нет никаких политических традиций, и мы вынуждены все прописывать в законе) права фракций, оппозиции и отдельных депутатов.

Отдельный вопрос, срок полномочий (каденции). Я уверен, что в демократической стране, срок каденции депутатов местной власти должен быть не более двух лет. Но это мое мнение.

Третье. Формально закон «О местном самоуправлении в Украине», а это конституционный закон, дополняющий Конституцию страны (юридически такой закон называется ординарным) содержит права органов местного самоуправления. Но эта фикция. Нормы этого закона никак не согласованы с другими законами и права органов местного самоуправления постоянно пересекаются с правами центральных органов власти. В этом плане, например, Бюджетный кодекс гораздо больше говорит о реальных правах местного самоуправления, чем абсолютно декларативный ординарный закон «О местном самоуправлении в Украине».

До сегодняшнего дня так и не определен четкий перечень полномочий органов местного самоуправления. Надо понимать, без этого разделения полномочий никакие реформы не только на уровне местного самоуправления, но и страны в целом, невозможны.

И отсюда, кстати, еще один важнейший аспект муниципальной политики: экономический. Если мы хотим реальную местную власть, значит нужно четкое разделение налогов: общенациональные налоги, региональные и местные. Только в этом случае можно говорить о реальной местной власти.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.