О проспекте Степана Бандеры в Харькове и Киеве

Алексей Копытько

Степан Бандера2

Достоин ли вождь националистической террористической организации, члены которой убивали, в том числе, невинных инакомыслящих украинцев, а идейные последователи сейчас устраивают погромы и рейдерские захваты, и который никогда не был в нашем городе, чтобы его именем назвали проспект в Харькове?

Достоин ли лидер патриотической организации, 1) системно боровшийся против тоталитарного режима, устроившего геноцид украинцев, и 2) обеспечивший судебный процесс дабы рассказать на весь мир о том, что десятки тысяч харьковчан были убиты во время Голодомора, 3) когда все остальные (в т.ч. США, Европа) об этом трусливо молчали, чтобы его именем назвали проспект в Харькове?

Вот вам еще одна зарисовка о необходимости умной политики памяти.

1.В Киеве начинается трэш и угар вокруг переименования нескольких улиц. Наиболее проблемные пары: Московский проспект переименовать в проспект Бандеры, проспект Ватутина – в проспект Романа Шухевича. На сейчас баланс голосов примерно 55% на 45% за переименование в обоих случаях. Т.е., раскол. Голосование на сайте КМДА будет проходить до 28 мая. Это классический пример создания проблем на голом месте.

2.Переименование окажет благотворное влияние, если наметится консенсус жителей Киева. Это означает баланс голосов как минимум 75% / на 25%. Будет ли консенсус по данным вопросам? Не факт, но предположим, что будет.

3.Проблема в том, что в паре Ватутин-Шухевич правильного варианта нет вообще. Это прямое противопоставление «Красная Армия против УПА». Спрашивается: зачем? Если большинство киевлян решит переименовать, мы получим кампанию «нацисты унижают ветеранов». Как минимум в эфире нескольких телеканалов, с весьма вероятными пиками сначала 15 апреля в день смерти Ватутина, затем у памятника Ватутину на 9 мая. Если переименовывать откажутся, обратный эффект – сторонники Шухевича будут обижены. Т.е., это заведомо проигрышный сценарий, потому что мы воюем сами с собой на своей же территории.

4.Как можно было? Хотите стереть с карты имя Ватутина – назовите проспект без противопоставления. Хотите увековечить Шухевича – аналогично. Зачем сталкивать лбами без всякого повода? Мало противоречий? Если эту пару переименований уже кто-то вбросил — ну так вбросьте другую и раскрутите её.

5.Относительно Бандеры. Это пример форсированного навязывания символики, которая при нормальной подготовительной работе вполне могла бы быть воспринята. Формируется вилка «Если вы против Бандеры, значит вы за Москву!». Зачем? Кто-то станет больше любить Бандеру? Если такие вещи возникают в Киеве, представляете, насколько далеки от понимания харьковских (днепровских, одесских, николаевских…) реалий те, что отвечает за политику памяти?

6.Это еще один аргумент в пользу того, чтобы переместить Институт национальной памяти в Харьков, либо как можно быстрее открыть у нас отделение. Тогда можно будет начать осмысленную деятельность, которая не будет наносить вред.

7.В частности, тот же Бандера в Харькове вызывает острое неприятие. Потому что его продвигают исключительно как радикального националистического деятеля с Западной Украины. Об истории Николая Лемика и роли Бандеры в Харькове знают единицы, хотя это имеет прямое отношение к нам. Голодомор – это история наших семей, наших бабушек и дедушек. А ОУН-УПА – это история украинских, но других бабушек и дедушек, которая нам не так близка.

Правильно расставив акценты, можно найти пути сближения по самым сложным темам. Но этим надо заниматься, а не обзывать украинофобами всех, кто не хлопает в ладоши из-за глупых инициатив.




Комментирование закрыто.