Нужны ли Украине альтруисты?

Александр Роджерс

{advert=1}

Но это рассуждения дилетантов на уровне «мне кажется», а для формирования будущего такой подход недопустим. Поэтому мы используем труды классиков психологии и социологии, чтобы обеспечить научный подход к данному вопросу. В качестве базы, от которой мы будем отталкиваться, используем книги психологов Маслоу «Мотивация поведения», Ильина «Мотивация и мотивы», физиолога Селье «От мечты к открытию», серию статей биолога Кицеса и данные ряда социологических исследований и докладов ЮНЕСКО.

Сторонники рыночной экономики считают, что основным мотивом к труду являются деньги, желание заработать их как можно больше. Но что же говорят нам психологи? В ставшей уже классической пирамиде потребностей Маслоу такого явления как деньги вообще нет. А то, что можно купить за деньги – еда, одежда, жилище, даже эксклюзивные свадебные платья и секс – относится к двум самым нижним уровням пирамиды. То, что находится выше, – любовь, чувство принадлежности, признания, потребность в познании и творчестве, личностное развитие – можно приобрести и без денег. Вернее, за деньги это не купишь.

Я уже молчу о том, что в животном мире такого явления, как «деньги» вообще нет, и что стремление «зарабатывать» не биологично.

Более того, классическая необходимость «в поте лица добывать пищу» уже вообще мало кого способна мотивировать к труду. Недавно обнародованные данные по российскому рынку труда показывают, что безработица и огромное количество вакансий (порядка 800 000) существуют одновременно. И многие из этих вакансий достаточно высокооплачиваемые, но все равно не привлекают. Получается, что есть более важные факторы в мотивации к труду, чем деньги.

Люди часто мотивируются к действию тем, что это действие является модным, престижным, одобряемым, привлекательным, интересным, несущим в себе вызов etc. То есть социально привлекательным, статусным, одобряемым.

Мой опыт работы с волонтерскими проектами и организациями около семи лет. За это время мне повезло познакомиться с сотнями людей, которые делают попросту огромные объемы работы абсолютно бесплатно и не получая с этого никакой другой выгоды – ни политической репутации, ни должностей, ни связей, ни популярности и признания. Их мотивациями является делать добро, улучшать мир, помогать другим, делать «правильные вещи» etc.

Мотивациями к действию могут быть потребности в сопричастности и принадлежности, признании, самовыражении, удовлетворении любопытства, личностном развитии и творчестве.

Для многих моих знакомых мотивацией к действию выступает простое осознание необходимости данного действия. «Есть такое волшебное слово, Масяня: НАДО!»(с) Для людей, в системе ценностей которых присутствует служение, мотивацией для деятельности может быть простое чувство долга. Например, я пять лет проработал на госслужбе, поскольку считал, что таким образом служу Родине (зарплата там была смешная, я гораздо больше зарабатывал халтурами).

Ильин одним из важных факторов мотивации указывает удовлетворение общественных ожиданий. Так как человек – существо социальное, и в одиночку очень быстро деградирует до «хуже животного» состояния, то оценка его действий обществом для многих является очень важной. И чтобы получить позитивную оценку своих действий, большинство готово ударно трудиться, испытывать неудобства и трудности, жертвовать своим временем и деньгами. Не зарабатывать, а наоборот!

{advert=2}

Да что тут говорить, любой, кто занимается нормальной (не грантоедской) общественной работой, постоянно тратит свои личные деньги на обеспечение этой деятельности – на транспорт, мобильные переговоры, поддержку сайтов, расходные материалы etc.

Некоторые авторы вообще утверждают, что в будущем человек, возможно, будет платить за право поработать. Впрочем, по некоторым направлениям деятельности это и так уже происходит.

Более того, когда труд вынужденный, поскольку «это надо сделать, чтобы заработать на пропитание» – то такой труд низкоэффективный. Тогда человек работает «для галочки», «через не хочу», фактически уговаривая себя, а это никогда не даст высокопродуктивного результата.

Между тем, когда базовые потребности человека в еде, одежде и жилище удовлетворены, то в нем просыпаются потребности более высокого уровня – в признании, в ощущении собственной полезности, в самовыражении. И такой высокомотивированный человек для реализации этих потребностей готов трудиться с гораздо большим энтузиазмом (мы не говорим про тяжелый монотонный труд, который должен быть максимально автоматизирован).

Более того, с ростом автоматизации и роботизации производств количественная потребность в человеко-часах неуклонно падает, зато растет качественная. То есть, нужны более высококвалифицированные (а значит, и более высокооплачиваемые) специалисты, которые могут работать меньшее число времени. При такой парадигме развития государство (и корпорации) будут заинтересованы в росте образованности населения, а не в его отуплении, как сейчас.

 

В радиоэлектронике есть понятие равновесия, impedance. Точек равновесия на вольт-амперной характеристике может быть много, и от их выбора зависят КПД и мощность устройства. В экономике равновесие тоже может достигаться на разных уровнях: низкое производство и низкое потребление, или высокое производство и высокое потребление.

На сегодняшний день проводимые в мире реформы смещают экономическое равновесие вниз. Использование низкоквалифицированного ручного труда китайцев и жителей третьего мира неизбежно ведет и к снижению благосостояния жителей развитых стран. Выстраиваемая толпо-элитарная система ведет к массовому обнищанию и деградации образования (эти процессы, безусловно, взаимосвязаны).

Оставаться в рамках рыночной экономики и ее примитивных мотиваций выживания – прямой путь к деградации. Более того, это практически неизбежно ведет к новой мировой войне за передел рынков. Построение же экономики насыщения и переход к высшим мотивациям самореализации и творчества – скачок на следующую ступень развития.

Одних экономических мер для этого не достаточно, это возможно только при комплексных реформах, затрагивающих кроме производства и распределения товаров также изменения систем ценностей и поведенческих паттернов путем внедрения соответствующей идеологии с помощью СМИ, воспитания, образования и, естественно, материального поощрения альтруизма, возвращения ему престижного статуса.

Социальный психолог Эрих Фромм в своих произведениях доказывает, что любое общество, в основе которого не лежит любовь, саморазрушительно. А известный физиолог Ганс Селье в работе «От мечты к открытию» подробно показывает, что самой выгодной деятельностью человека является помощь другим людям, а так называемые эгоистичные мотивации зачастую ему только вредят (через беспокойную совесть, испорченную репутацию, потерянные отношения, отсроченное возмездие etc.).

Как указывают исследования зоопсихологов, альтруизм присущ не только людям, но и многим высшим животным (дельфинам, приматам, собакам и многим другим). И чем выше развитие вида, тем больше альтруистических мотивов можно найти в его поведении.

Радость от того, что делаешь кому-то добро – это уже достаточное вознаграждение за добрые дела. Добрым, сильным, щедрым, праведным быть легко и приятно.

 

И ещё один, чрезвычайно важный момент, связанный с мотивацией. Человек будет работать изо всех сил, терпеть трудности, выкладываться только при соблюдении двух условий.

{advert=3}

Во-первых, он должен быть уверен, что результат его труда пойдёт на пользу – ему лично и обществу в целом (что в рамках сегодняшнего олигархического строя невозможно). И во-вторых, он должен знать, что он работает на своё будущее. У него должна быть Мечта, и он должен видеть, что его труд приближает осуществление этой Мечты.

Если же у кого-то единственным источником мотивации к действию являются деньги, то это просто какой-то ограниченный и зазомбированный человек, чьи высшие потребности не проявляют себя в полной мере.




Комментирование закрыто.