Молодежь vs политика: отечественные реалии

Александр Гнидюк, аналітик IDSP, Александр Рибщун, кандидат социологических наук, доцент кафедри политологии КПНУ им. И. Огиенко, для "Хвилі"

украинская молодежь

Памятная гарвардская речь Майкла Цукерберга акцентирует на весьма серьезной, хотя и не новой проблеме – отношении поколений и перспективах существующей системы социальных отношений. Акцентирует и обязует мыслить. Неужели действительно опять имеет место извечный виток неверия «взрослого» мира в возможности молодежи полноценно включаться в управленческие процессы и обратный процесс накапливания молодежью протестного потенциала, желания изменить существующий мир революционным путем? Неужели мы действительно живем в эпоху нового ценностного кризиса, рожденного (или рождающего?) кризисом институциональным? Чем живет, о чем мыслит и во что верит сегодняшняя молодежь?

В свою очередь мы дополняем перечень вопросом – имеет ли место эта тенденция относительно нашего, украинского общества. Наша, родная молодежь – она такая же беспомощная, беспокойная и непонятная (с точки зрения «зрелых мужей и дам»), инновационно заряженная и революционная (как следует из работ социологов, разномастных идеологов и публицистов), «дети миллениума» (языком М. Цукерберга)?

Определяя контуры отношений в системах молодежь-государство, молодежь-политика, молодежь-«зрелый мир» настоящей статьей предлагаем некоторые авторские выводы на тему «Отечественная молодежь vs отечественная политика».

Перед, собственно, выводами по теме несколько слов об методологии и эмпирической основе статьи. В первой декаде мая 2017 г. был проведен достаточно масштабный социологический опрос (почти 1200 респондентов со всех областей Украины), во время которого изучались отношения молодежи к политике в контексте их ценностных ориентаций. Исследование проводилось экспертами ОО «Институт демократии и социального прогресса» (Украина) в партнерстве с «Фондом европейских прогрессивных исследований» (Бельгия) и «Фондом макса ван дер Стула» (Нидерланды) в рамках проекта «Возобновления доверия к политике путем участия молодежи. Грузия, Молдова, Украина». Надо также упомянуть, что данное исследование и опрос, являются частью общеевропейского исследования «Диалог Миллениалов» который проводится в разных странах Европы.

Анкетирование проводилось в онлайн форме и распространялось через официальный сайт СД Платформы, дружеские региональные интернет-ресурсы и социальные сети. Параллельно исследование проводилось в Грузии и Молдове. Далее речь пойдет только об украинской части исследования, прочая сравнительная аналитика будет освещена в ближайшее время.

Уже на ранних стадиях обработки результатов мы начали отмечать весьма необычные тенденции. Когда же были получены конечные данные, они заставили очень серьезно задуматься об нынешней общественно-политической ситуации и будущем украинского общества. Как в контексте глобальных тенденций и угроз, так и относительно внутренних структур и отношений.

Следует определить, что настроения молодежи – это существенный индикатор развития политической и общественной культуры социума. Исходя из результатов исследования, позволим себе констатировать влияние постмодернистского мировосприятия на ценностную систему молодых людей. Большинство респондентов отметили то, что главными приоритетами для них есть развитая система здравоохранения, образование, культура и создание новых рабочих мест. Вместе с тем, иллюстрируется важная характеристика переходной политической системы, где ряд важных профессий потеряли свой престиж и статусность. Молодежь не желает быть юристами, преподавателями, музыкантами или писателями, а отдает приоритет бизнесу и политической деятельности. Подобные тенденции демонстрируют социальный дисонанс из-за того, что молодые люди определяют катастрофически низкий уровень доверия к существующим политическим институтам, но стремятся реализовать себя в определенной сфере, так как видят в этом чуть ли не единственную возможность обеспечить себе достойный социальный статус. Положительным показателем исследования стало в большей степени оптимистическое восприятие будущего от 75,87% респондентов. Что имеет чрезвычайно большое значение учитывая сложность социально-политической ситуации в стране и высокие показатели миграции.

Противоречивыми остаются такие социальные интересы, как жизнь в демократическом обществе или возможность быть услышанным другими. Из-за сложности экономической ситуации в стране, люди начинают зацикливаться на том, как обеспечить достойные условия жизни для себя и своей семьи. В ходе опроса артикулировалась еще одна важная позиция. В совокупности 55% респондентов определило, что в политической системе Украины отсутствуют проекты, соответствующие имеющимся запросам. Согласно результатам опроса, только 34% респондентов голосуют на выборах. 84% — утверждают, что страна находится в сложном состоянии из-за некомпетентности людей, находящихся у власти. Однако, перспектива привлечения молодежи к политической жизни заключается в том, что 18,9% опрошенных принимают активное участие в работе штабов политических партий во время избирательных компаний. Также добавим, что 41% респондентов принимает достаточно активное участие в общественной жизни и только 2% негативно воспринимают общественную активность. В общем, проведенный нами срез демонстрирует много важных и противоречивых явлений, которые во многом отрицают и дополняют ряд важных позиций. Однако, четко прослеживается деформация социальных установок в соответствии с глобальным трендам современности.

Собственно, выводы.

Во-первых, украинская молодежь в целом готова и желает заниматься политикой (в широком понимании этой сферы) и общественно-политической деятельностью. Большинство респондентов при этом реально такой деятельностью занимаются. Они – активисты общественных организаций и политических партий, некоторые даже в руководящих органах таких организаций. Они активны и в меру амбициозны, весьма рациональны и конструктивно видят будущее, как собственное, так и государства. Они готовы подключаться к активным мероприятиях общественников и, правда, в меньшей мере, политиков. Но…

Но в тоже время отечественная молодежь не видит адекватных способов, как в условиях нынешней модели общественного устройства полноценно себя реализовать в политике. Как следствие, в системе жизненных приоритетов (ценностей) превалируют желания обеспечить собственные витальные потребности в ущерб реализации общественно важных целей. Желания быть здоровым, счастливым, иметь возможность проводить время с семьей и зарабатывать деньги существенно превалируют над необходимостью быть относительно активным членом общества и участвовать в политической жизни.

Во-вторых, зафиксировано тотальное недоверие к сегодняшней системе государственного устройства, особенно к украинской политической системе. Отсутствие идеологических партий и в целом полноценных партийных идеологий, недоверие к публичным политикам и государственным деятелям порождает нежелание молодежи участвовать в нынешнем общественно-политическом «театре абсурда», готовность разве что только голосовать на выборах либо же участвовать в отдельных мероприятиях. В итоге это порождает фактическую оторванность «мира политики» от «мира молодежной активности», недоверие, нежелание, агрессивное восприятие «мира политики» молодежью, гротескные протесты типа поддержки на выборах космических персонажей и систематическое накапливание протестного потенциала с его периодическим выплескиванием в революционные периоды.

Кризис ценностный рожденный (или все таки рождающий?) кризисом институциональным.

Если не в политику – тогда куда? Бизнес, собственное дело. Альтернативный путь вхождения в средний класс, в мир стабильности и успеха. Именно в бизнес устремлена современная украинская молодежь. Отвечает ли такая стратегия в целом интересам государства? Ответ однозначный – да. Возможен ли успешный бизнес и рыночная экономика без активного участия молодежи в политике. Опять таки – да! Единственным условием, правда, является эффективная и рациональная политическая система.

P.S. Почему то вспомнился классический мем героя А. Папанова «Жене – цветы, детям — мороженое».




Комментирование закрыто.