Молочные реки «последней диктатуры»

Павел Казарин, "Росбалт"

Минск

В белорусском заповеднике продолжает жить Советский Союз. На сегодня это единственное обустроенное русскоговорящее пространство в мире. И тут вполне можно жить. Вот только холодный туман будущего пробирает до костей.

Неделя устало-терпеливых объяснений знакомым, зачем мне понадобилось ехать в страну «последнего диктатора Восточной Европы». «Белавиа», полупустой аэропорт, советское убранство интерьеров. Интеллигентный таксист, узнав, что я прилетел из Москвы, осторожно рассказывает про дорогие места. Говорит так, будто сразу извиняется за их недостаточную дороговизну и пафос. Слушаю молча – нет никакого желания разубеждать водителя в «московской» платежеспособности.

Утром подозрительно чистый двор наводит на мысль о ведомственном доме. Спустя полчаса любое желание спускаться в метро пропадает начисто – хочется просто гулять и смотреть. Меня обуревает чувство, которое принято называть «когнитивным диссонансом». Потому что Беларусь – это первое встретившееся мне в жизни обустроенное русскоговорящее пространство. Здесь чисто, ухожено и не загажено люмпенами – вне зависимости от уровня достатка последних. За свои неполные тридцать лет я привык к тому, что русская речь означает непременное соседство с социальным увяданием – разбитыми дорогами, уродливой безвкусицей или показным роскошеством.

Минск напоминает старые советские цветные открытки. На которых чисто, солнечно и патриархально уютно. В отличие от всех других постсоветских городов, столица страны выглядит лучше, чем на советских фотографиях. Добавьте сюда толику консьюмеризма, щепотку рекламы, автомобили – по вкусу. Взболтать, но не смешивать. Приятного аппетита – это столица Беларуси.

В постсоветских странах всегда ощущаешь себя либо нищим, либо богачом. А здесь в центре города столовая (третья наценочная категория) может соседствовать с рестораном (первая наценочная категория). Минск предлагает мне быть тем, кем я могу себе позволить – и сам готов подстраиваться под размер кошелька и заработков.

К тому же столица Беларуси – куда более европейский город, чем Москва или Киев. Потому что уж если полагать критериями европейского города чистоту, экологию, велосипедные дорожки, структурированное пространство, гармонию архитектурного ансамбля и безопасность, то по всем этим показателям белорусские города дают фору украинским или российским. Разве что на улицах трудно встретить адептов молодежных субкультур – у страны есть свой дресс-код, которому она следует. Ломаю голову над тем, происходит это по ее собственному желанию или все-таки вопреки.

Профессиональная деформация берет свое. Еду на метро в самые что ни на есть рабочие окраины. Но променад по заводским районам и прилегающим скверам убеждает – чисто в Минске везде (позже окажется, что и не только в Минске). В плеере меняю Шевчука на De Phazz – если и спорить с этой социальной реальностью, то уж никак не аккордами ДДТ. В соцсетях знакомые советуют не обольщаться, кивая на то, что чистота — естественный спутник авторитаризма. Вспоминаю Узбекистан и начинаю спорить. Потом перестаю.

Бабушки-«веспасианы» за копейки пропускают в чистые общественные туалеты. Гаишники многозначительными свистками разубеждают переходить дорогу на красный. Фотографирую дорожных рабочих и дворников славянской наружности. Минские друзья объясняют, что чистота – продукт двустороннего движения. С одной стороны, конечно, мусорить стараются в урны, а с другой – дворник, потеряв работу «по статье», на бирже труда помощи уже не получит. Так что стараются.

Едем с коллегой по спальным районам.

— А взятки ГАИ берет?

— По мелочи договориться можно.

— А за крупное?

— Ну, тут все упирается в вертикаль. Моему знакомому один раз возвращал права глава районного УВД, второй раз – начальник главка. Ну а телефона министра у него нет

Засыпаю сложно. Пытаюсь разгадать, где именно скрывается подвох. Второй день решаю посвятить ответу на вопрос – от чего мне захотелось бы отсюда уехать

Визит к газетному ларьку подтверждает – пресса целиком провластная. Интернет без ограничений, но в оффлайне найти оппозицию не получится. Местные говорят, что Лукашенко не любят еще и потому, что он говорит на тросянке и сына Колю везде за собой таскает. Вспоминаю дважды несудимого Януковича, у которого Анна – Ахметова, а Чехов – поэт. Молчу

«У нас Zara нет», — выпаливает мне пятикурсник одного минского вуза, когда я спрашиваю про причины недовольства режимом. Его родные работают на «Марко» — это местный производитель обуви. Пока они работают там, у него есть деньги на Zara. Причинно-следственная связь двусторонняя, как я подозреваю. Кстати, молодежь предпочитает одеваться в соседних Польше и Литве – на эти две страны приходится большинство выданных в Беларуси шенгенов

Еду в Гродно на стареньком рейсовом «Мерседесе». Качество дорог позволяет спать. Местная заправка режет глаз подстриженным газоном и выметенными дорожками. А сам пограничный город встречает дождем и совершенно непроизносимыми аббревиатурами – яркое наследие советского времени. «Гроднааблкинавидзеопракат» — бонус тем, кто осилит с первой попытки. Думаю о том, что подобные аббревиатуры – четкий маркер пирамидоподобного общества. Чем выше уровень – тем меньше букв. И наоборот

Хотя, если уж и пытаться понять Беларусь, то в Гродно ехать не стоит. Потому что если Минск – «европеизированная Россия», то Гродно – русифицированная Европа. В прямом смысле этого слова. Здесь очень много от польского прошлого, а от Беларуси – только чистота, вкрапления советской архитектуры и люди. Которые все больше напоминают мне «русских немцев». Пытаюсь понять, окружающий меня порядок – плод законопослушности или законобоязненности. Друг в скайпе голосует за второе – мол, убери милицию и увидишь, что начнется. Я вспоминаю вычищенный мародерами Новый Орлеан после наводнения и сомневаюсь

Вообще все эти незастроенные скверы, неизуродованные улицы и прочий коллективно-общественный капитал вгоняет в тоску. Не потому, что завидно, а потому, что непрочно. В «девяностые» Беларусь никуда особенно не падала, в отличие от соседей. Страна замерла в советской логике, скрестив реальность 89-го года с сорока видами колбасы. Но постсоветский транзит не отменен, а отложен. И что будет с этим коллективным общественным пространством, когда закончится эпоха Лукашенко? Украино-российский пример первоначального накопления крупного капитала оставляет мало поводов для оптимизма

Эти самые сорок сортов колбасы на прилавках рождают миллион иных вопросов. Уж если Беларусь осталась социалистическим заповедником – значит ли это то, что потенциала у перемен нет? В конце концов, Беловежскую пущу спровоцировал товарный дефицит, а не национально-освободительные движения. «Советский» человек может протестовать за абстрактно-неосязаемые права человека? Или он перестает быть в этот момент «советским»? И насколько вообще беларусы – советские люди

Последнее белорусское двадцатилетие – как оно сказалось на самоощущении людей? Как оно их изменило? Человек человеку волк, шепчут в уши украинские и российские социальные пейзажи. А в Беларуси человек человеку кто? Есть ли низовая договороспособность? Такая, которая способна находить компромиссы в отсутствие какого бы то ни было «батьки»

По дороге в Минск думаю о том, что Украине было проще. В ее прошлом были недолгие периоды самостоятельности – национальному мифу было за что цепляться. Центральная Рада и УНР воспринимаются «национал-демократами» как недостроенный фундамент «золотого века». А какое мифополагание реально для Беларуси? И как будут интерпретировать последние двадцать лет в учебниках новейшей истории страны, скажем, 2045 года издания? Не займет ли оно ту самую лакуну, что в Украине отвели под 1918 год

Ровный слой социального масла по общественному бутерброду. Массовая прослойка научно-технической интеллигенции и слабость гуманитарных наук. Тротуары для пешеходов, а не для «мерседесов». Идеологические работники при госучреждениях. Спустя пять дней по дороге в аэропорт я думаю о том, можно ли изменить части головоломки, сохранив целое. И пока Ту-154 набирает крейсерскую скорость и высоту, приходит понимание, что здесь можно безусловно комфортно жить ровно до той поры, пока формулируешь вопросы.

Но не заставят ли найденные на них ответы снова паковать чемоданы? Я не знаю.

Источник: Росбалт

 

 




16 комментариев

  1. В связи с тем, что автор ничего такого не написал — это была просто турпоездка расслабиться и побухать.
    Писать о том, как автор бухал — ему таки стыдно, а белорусскую жизнь авьлр ьпк и не увидел за призмо

    • Случайно нажалась кнопка, а посему продолжаю:
      А белорусскую жизнь автор так и не увидет за призмой стакана с зелёным змием, то и читать очередные откровения о том, что в Минске чисто, а запад Белоруссии совсем особый регион уже просто неинтересно.
      Написано ни о чём.

  2. А мне понравилось. Действительно начинаешь искать связь между диктатурой и порядком. Хотя, как любят сейчас говорить «раньше порядок был» (т.е. в совке), совковый порядок там и остался. Но не следует забывать, что благосостоянию, какое-бы оно ни было, способствуют фин вливания России + возможно организаторские таланты Лукашенка. Но уйдет Лукашенко или оставит Беларусь Россия и судьба дальнейшего «порядка» весьма сомнительна… а может быть и нет.

    • Россия не отстанет от Беларуси. Единственный вариант — полный крах власти в России и федерализация. А россиянам нравится режим Лукашенко потому что при нем Беларусь реально становится частью России — это радует их патриотизм.

  3. Яков пишет:

    Мне и ситуация в Украине не кажется стабильной.

  4. yury_108 пишет:

    Люблю читать Пашу Казарина. Быть выходцем из Крыма, работать на россиянское издание и при этом хорошо относиться к Украине — трудносовместимое положение. Но у Паши получается.
    Можно частично согласиться с Игорем Старковым, что это было что-то наподобие турпоездки, а потому анализ у автора недостаточно глубок.
    Сам немного интересуюсь «белорусской темой» и даже вел одно время ее на форуме Главреда. Поэтому не мог пропустить возможности немного «попикироваться» с Юрием Шевцовым (Гуралюком) относительно прошлого и будущего Беларуси. Шевцов отражает официальную точку зрения «бацьки» и известен антиукраинскими книжками про УПА и Голодомор. Но, тем не менее, как политолог он на высоте. В качестве комплимента скажу, что он во многом и сформировал официальную точку зрения на современное белорусское нациестроительство. Да-да, есть и такое.
    Перечитал свои посты. Хотя уже прошло три года с их написания, квинтэсенция остается неизменной: «точка бифуркации для Беларуси – смерть Лукашенко.»
    Ссылки на статью Ю.Шевцова и мои ответы см. здесь: http://yury108.blogspot.com/2013/05/blog-post_9590.html
    О белорусско-китайских взаимоотношениях: http://yury108.blogspot.com/2013/05/blog-post_4042.html

    • Живу в Минске. Не вижу никакой авторитарной модернизации.
      Завод МТЗ забит непроданными тракторами.
      В магазинах товары местного производства и невысокого качества. Власть заставляет торговлю на 70-80% торговать белорусским неликвидом.
      Процветает совок и показуха. Да, чисто. Но относительно чисто у нас было и при Брежневе. В остальном все грустно. Госэкономика тут не имеет будущего. Россия в ВТО, мы с Росией в ЕАС. Значит наша госплановая экономика не имеет перспектив.

      • yury_108 пишет:

        Лицом к лицу лица не увидать… Есть модернизация, есть. Вспомнилась статья о качестве японских товаров, прочитанная лет 30 назад. Оказывается, товары на внутреннем рынке Японии небыли идеального качества. Они в большинстве уступали импортным, но против импорта работала пропаганда и протекционизм. Помню, что себестоимость японского риса была в 5 (пять!) раз выше импортного. В значительной мере, думаю, ситуация такая и сейчас.
        И уж еще круче было в Южной Корее, когда первая продукция их заводов была совсем не конкурентоспособна на внешних рынках.
        Читал где-то путевые заметки нашего туриста в Европе. Пишет, что выбор товаров в Киеве шире, чем там и объясняет это именно заботой о местном производителе. Лучшее импортное не пускают именно потому, что иначе разорится отечественный производитель.
        Тракторы МТЗ стоят на заводе не потому, что они существенно хуже, чем европейские, а потому, что в России (куда они экспортируются) тоже кризис. Можно Беларусь завалить импортом, но при этом будут выброшены на улицу работники отечественных предприятий. И кто этот импорт, за исключением небольшой прослойки компрадоров, будет покупать?
        Госэкономика прекрасно может работать, но тут срабатывает «фактор Лукашенко». Ему некому передать власть. Поэтому к власти придут либералы и за год все растащат и все продадут. А потом еще 2-3 поколения беларусы будут вспоминать правление «бацьки», как «золотой век», который никогда не вернется.

      • Яков пишет:

        Лучше уже плановая, а то будет как в Украине и даже намного хуже, потому что ресурсов у вас намного меньше. Будут у вас править олигархи и бандиты, которые распилят на металлолом заводы, и зарплаты опустят в несколько раз, будет как в Молдавии.

        • Тут такое дело. Я изначально подозревал, что совместить в рамках ЕАС госплановую белорусскую экономику и полукапиталистическую российскую экономику практически невозможно. И теперь мы видим, что белорусские товары в ЕАС банально неконкурентноспособны. Вот вам цитата из одной белорусской статьи (кстати, там есть и про Украину, рекомендую):

          «Между тем Таможенный союз и ЕЭП — ступеньки на пути к союзу Евразийскому — пока обещанных плодов не принесли. Белорусский премьер Михаил Мясникович 31 мая сокрушенно констатировал, что за первый квартал нынешнего года взаимный товарооборот стран ЕЭП снизился на 15%, аналогично просело Содружество. «Это очень плохие сведения», — добавил премьер для особо сообразительных.

          Да уж, а сколько было априорного звона о рывке, который ждет тройку в рамках ТС/ЕЭП! Рванули… «.

          «Но если киргизы просятся в евразийскую интеграцию, то украинцев Москва уламывает. И попугивает. Российский премьер Дмитрий Медведев о подписанном Киевом меморандуме отозвался в Минске довольно зловеще: мол, «это важный первый шаг, но он может стать и последним шагом, если больше ничего не сделать».

          Он пояснил, что украинцы «должны принять все сложные и непопулярные решения и не принимать на себя обязательств, которые исключают участие в Евразийском экономическом союзе». Легко читается намек, чтобы Виктор Янукович поостерегся подписывать соглашение об ассоциации с ЕС, что может произойти на вильнюсском саммите «Восточного партнерства» в ноябре.

          Лукашенко, со своей стороны, тоже подчеркнул, что Украина может присоединиться к ТС только в полном объеме. Короче, славянской сестре дают понять, что юлить, поступать по принципу «и нашим, и вашим» не получится. »

          Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/politic/2013/06/01/ic_articles_112_181932/

  5. Чем меньше беларусов в Беларуси — тем там чище. Там население всего 9,5 миллионов. Но если Грыгарович и правда напустит китайцев то и чистота скоро исчезнет.

  6. В следующем месяце поедем в Русь Белую, посмотрим на заповедную жизнь своими глазами!;-)

    • yury_108 пишет:

      Ирина, с Вас статья о жизни в Беларуси…