Лев, который изменил все, или правосудие социальных сетей

Александр Смирнов, креативный директор CMS Group

Лев Сесил

Бесшумный выстрел из арбалета, который раздался в Зимбабве, не только услышал, но и расследует весь мир.

Стрелок — американский дантист Волтер Палмер, который отправился на охоту в Африку. Заплатив $55 000 за лицензию и услуги проводников, он застрелил льва, который оказался местной знаменитостью. Событие попало в новости, привлекло к себе внимание всего мира, а общественный резонанс, последовавший за этим, уже стоил Палмеру его медицинской карьеры.

Почти одновременно с убийством Сесила (так звали зимбабвийского льва) в соседней Кении браконьеры уничтожили 5 слонов. Но это событие не стало мировой сенсацией. «Это тем более обидно, что слоны находятся в куда большей опасности, чем львы: с 2010-го по 2012-й браконьеры убили более 100 тысяч африканских слонов, поставив их под угрозу уничтожения», — написала Washington post.

Очевидно, масс-медиа могут сделать событием международного масштаба что угодно. Это, конечно же, не открытие, в отличие от той силы, которой могут обладать социальные сети.

За неделю благодаря социальным сетям Волтер Палмер становится врагом интернета номер 1.

Статья в газете Telegraph, назвавшая имя Палмера, набрала 100,000 шеров на Facebook и около 50,000 ретвитов.

За неделю создано несколько десятков сообществ с говорящими названиями: Against Walter James Palmer, A Call to Boycott Dentist Walter James Palmer, Walter Palmer should be prosecuted!!!, Walter Palmer The Lion Killer и даже экзотические вроде Walter Palmer has a small dick!

К травле Палмера подключаются знаменитости. Даже Арнольд Шварценеггер высказался по этому поводу.

Протестующие атаковали профиль стоматологического бизнеса Палмера на странице Yelp!, а также устроили пикеты под его офисом. Это заставило Палмера закрыть свой бизнес.

Люди продолжают негодовать, несмотря на принесенные Палмером извинения («До завершения охоты я не знал, что застрелил местного любимца, который носил ошейник и был частью научного исследования. Я полагался на экспертизу местных профессиональных гидов, которые гарантировали легальную охоту»).

На сайте петиций Белого дома за экстрадицию Палмера зимбабвийским властям высказались уже 226 000 человек, и это при том, что для рассмотрения петиции требуется всего лишь 100 000 голосов.

Если Палмера выдадут зимбабвийским властям, он может получить до 10 лет тюрьмы. Зимбабвийцы не упустили шанс показать миру свою последовательность в защите животных и уже арестовали обоих гидов Палмера, а также потребовали его выдачи.

История наглядно демонстрирует, что воля социальных сетей не только не имеет границ, но и способна влиять на политику других государств, с готовностью принося в жертву своей эмоциональности тех членов социума, которые вытянули жребий общественного порицания.

226 000 человек требуют от Белого дома передать американца в руки зимбабвийского правосудия!

Социальные медиа и коммуникация стали вполне реальными для Палмера и его гидов.

Давайте попробуем разобраться, почему убийство льва Сесила всколыхнуло людей гораздо сильнее, чем уничтожение целой семьи кенийских слонов.

1. Слоны были безымянными обывателями. Лев Сесил был уважаемой знаменитостью. Увы, это правда. Стартовый капитал в виде фанатов, друзей и коллег здорово способствует тому, чтобы об истории узнали средства массовой информации. Самая сильная коммуникация всегда строится на истории. А этот жанр требует главного героя.

2. Мифологизация льва. История Сесила приобрела характер социальной драмы. Лев с собственным именем оказался наделенным лучшими чертами многодетного отца: содержит два прайда, помогает более слабому брату по имени Иерихон, выращивает львят, принимает участие в научном эксперименте. А воплощение буржуазного зла – Палмер – как антигерой из диснеевских сказок, коварно заманивает Сесила в ловушку и жестоко расправляется с ним с помощью подельников. Это человеческая драма, настоящая трагедия, которая заставляет людей сопереживать. В Кении расстреляли пять слонов – это ужасно. В Зимбабве растоптали судьбу Сесила и его семьи – это чудовищно. Чем больше драмы и мифологии, тем увлекательнее сюжет.

3. Простота осуществления правосудия. Найти и наказать браконьеров, сбежавших из Кении в Танзанию, практически невозможно. У них нет профилей в социальных сетях, с ними невозможно связаться по почте, если офис и есть, то он слишком далек, чтобы его пикетировать. А привлечь к ответственности добропорядочного американца Волтера Палмера – так же просто, как купить кофе в Старбаксе. Он находится на расстоянии клавиатуры. Каждый обитатель социальных сетей, наказывая Палмера, осуществляет личный акт правосудия, которое еще никогда не было так доступно. Каждый участник процесса может почувствовать свою сопричастность и с гордостью сказать: «На это повлиял лично я».

Масс-медиа и социальные сети разложили историю Сесила и Палмера по полочкам. Сесил стал воплощением добра, Палмер – зла. Поверженный царь природы Сесил дает людям возможность почувствовать себя хорошими и правильными. Выступая за Сесила, жители социальных сетей выступают за добро, наказывая Палмера – восстанавливают справедливость.

Добро еще никогда не было так величественно и грустно.

В воскресенье 2 августа на Эмпайр Стейт Билдинг проецировалось изображение Сесила, чтобы обратить внимание общества на проблемы вымирающих видов.

Всего за неделю зимбабвийский лев стал ритуальной жертвой животного мира, которая способна изменить к лучшему мир людей, обратив их, надеюсь, искреннее внимание к проблемам вымирающих видов.

А вот станет ли Волтер Палмер ритуальной жертвой человеческого мира в результате эмоциональной травли, которой подвергает его наше общество развитых социальных медиа и глобальных коммуникаций? – все еще открытый вопрос.

Источник: Hubs




Комментирование закрыто.