Контуры нового мира

Валерий Пекар, для «Хвилі»

sur154

Эта статья является продолжением опубликованной ранее статьи «Азбука модернизации», в которой были подробно описаны миры, условно именуемые «Средневековьем» и «Модерном», а также механика столь желаемого многими странами и народами перехода от первого ко второму.

В частности, мы определили украинскую Революцию Достоинства (включая цепь взаимосвязанных событий: Майдан, Войну за независимость, евроинтеграцию, реформы) как революцию модернизации, а цель Украины — как выход из Средневековья в Модерн. (Далее мы используем эти слова без кавычек, выигрывая в читабельности, но рискуя снова нарваться на обвинения в незнании исторических фактов, исходящие от невнимательного читателя, упустившего оговорку о том, что это лишь условные обозначения, используемые за неимением лучшего.)

Итак, Модерн — это прекрасно. Но только с ним есть одна проблема. По словам Джорджа Карлина, “The planet is fine. The people are fucked”.

Модерн, то есть современность, охвачен глобальным кризисом: экономическим, геополитическим, ценностным, демографическим, экологическим и так далее. Вера в бесконечный прогресс развеивается, наука тормозит, общество потребления демонстрирует тщету усилий придать смысл хоть чему-нибудь, а капиталистические механизмы дают сбой. Это не просто кризис — это муки рождения Нового Мира. Мы не будем называть его пост-модерном, поскольку слово это ничего не означает: оно лишь говорит о том, что нечто наступает после Модерна, и точно так же легко и бессмысленно было бы назвать Модерн пост-средневековьем. Мы будем оперировать названием «Новый Мир», опять же, за неимением на данный момент лучшего.

Новый Мир возникает в новых системах экономических отношений, новых социальных группах, ролях и практиках, новых ценностях и парадигмах мышления. Более всего он проявился сегодня в Северной Европе, хотя первые ростки возникли в Западной Европе и Америке еще в шестидесятые годы ХХ века. В Украине этот мир оставался непроявленным и неизвестным, открываясь 2-3% населения и побуждая их, как правило, поехать в более комфортное место для самореализации.

Активное гражданское общество стремится перевести Украину из Средневековья в мир Модерна. Но этот мир уже охвачен пламенем кризиса, и это пламя рождения Нового Мира. Однако попасть в него мы может только через Модерн. Наша миссия двуедина: войти в этот огонь, пройти его насквозь и выйти с той стороны в Новый Мир. Перепрыгивать при этом нельзя, ведь каждый этап развития обеспечивает социуму необходимые для дальнейшего движения институты и практики, а людям — ценности и парадигмы мышления.

Отметим, что Новый Мир активно проявился на Майдане и после него в волонтерских движениях: краудфандинг и краудсорсинг, принципы открытого кода и вики-взаимодействие, дарение и совместное пользование, принцип «отношения ценнее денег», отсутствие иерархий и коллективное лидерство, и так далее — десятки новых идей и практик, выходящих за рамки Модерна с его рациональностью, индивидуализмом, капитализмом и потреблением наперегонки. Сегодня, два года спустя Майдана, вес Нового Мира в Украине можно примерно оценить в 5% — фантастический рост вдвое.

Кризис Модерна

Рассмотрим немного более подробно кризис Модерна (впрочем, это одна из самых популярных тем сегодняшних западных интеллектуалов, по этому поводу написаны сотни книг). Идеал Модерна — бесконечный прогресс, причем на закате Модерна это в основном прогресс потребления: всё будет дешевле, комфортнее, вкуснее, мощнее и красивее. Однако по мере вступления в Модерн всё новых наций ресурсов планеты начинает не хватать, это проявляется как экологический кризис. Естественная среда обитания позднего Модерна разрушена до такой степени, что в отдельных регионах жить можно только в городах — в искусственной урбанизированной среде. Индустриальное производство выносится в новые страны, и там разрушение идет с катастрофической скоростью. Но и в бывших индустриальных странах, где производства уже почти нет, разрушение среды продолжается: автомобили, техногенные катастрофы и так далее.

Экономический кризис сегодня не понаслышке знаком каждому. С ним связан кризис геоэкономический: поскольку Модерн живет экспансией, а глобализация уже завершена, то дальше двигаться некуда, пространство исчерпано. Исчерпание свободного пространства убивает кредитную модель постоянного роста экономики — основной экономический механизм Модерна (сегодняшние топ-менеджеры так привыкли к постоянному плановому росту, что им невдомек: до Модерна такой рост был невозможен и невообразим).

Геоэкономический кризис связан с геополитическим. Постоянная экспансия и рост глобализации привели к появлению глобальных сил, находящихся за пределами национальных границ мира Модерна, а именно транснациональных корпораций и международных организаций. Власть утекает из национальных государств, а ведь именно они являются основой геополитики Модерна. Огромными ресурсами планеты управляют люди, которых, вообще говоря, никто не выбирал.

Мы уже упоминали ценностный кризис: вера в прогресс подорвана, ведь он привел к неисчислимым бедствиям двух мировых войн и к ядерной угрозе, а повсеместное распространение терроризма окончательно разрушает и веру в гуманизм. В иных сообществах Модерна просто не остается ценностей, которые хотелось бы передать детям, и это проявляется как снижение рождаемости и демографический кризис. Тем временем традиционная наука, несмотря на рост количества ученых, почти перестала генерировать новое знание и не дает ответов на вызовы настоящего, а система образования не только не успевает за требованиями времени — даже не пытается.

Есть и технологический кризис, несмотря на фантастические успехи. Человечество изобрело массу новых физических технологий, но невероятно отстало по технологиям гуманитарным, которые призваны адаптировать человека и социум к физическим технологиям. Мы научились летать быстрее звука, расщеплять атом, выводить спутники на стационарные орбиты и создавать виртуальные миры — однако не умеем управлять своим временем, стрессом и вообще здоровьем, строить эффективную коммуникацию с другими людьми, до сих пор не понимаем природу сна, творческих процессов, влияния на нашу жизнь коллективного бессознательного и т.д. Кроме того, сложность технических систем начинает существенно превышать их управляемость, следствием чего являются техногенные катастрофы.

К этому примыкает управленческий кризис: ни на уровне корпораций, ни на уровне городов, ни на уровне государств люди не могут справиться с кризисом управления, который носит системный характер и не может быть преодолен «повышением эффективности», «информатизацией» и т.п. Технологии управления доведены до совершенства путем создания специальных управляющих структур, но платой за это стала всё увеличивающаяся задержка в управлении (интервал времени между получением информации управляющей системой и ее реакцией на эту информацию). Сокращение характерного времени экономических, технологических, социальных процессов привело к тому, что скорость этих процессов выше скорости функционирования управляющей системы — ей уже только кажется, что она чем-то управляет. Компании и государства формата уходящей эпохи тонут в океане информации и судорожно пытаются «рулить» тем, чем «рулить» уже принципиально невозможно.

Для полноты картины осталось заметить, что традиционная для эпохи Модерна либеральная представительская демократия деградирует, выдвигая слабых политиков, неспособных справиться с вызовами эпохи.

Наброски к эскизу

Новый Мир начал прорастать сравнительно недавно в результате роста производительности труда и поднятия социальных стандартов, развития философии и новых духовных учений. Его первый технологический пакет — информационные технологии — уже активно осваивается, хотя далек от исчерпания. За ним идут следующие технологические пакеты, уже демонстрирующие явные успехи, — биотехнологии, нанотехнологии, экотехнологии. Параллельно начинается постиндустриализация энергетики (возобновляемые источники, распределенные энергогенерирующие сети), на очереди постиндустриализация транспорта, сельского хозяйства (органическое земледелие и т.д.) и других отраслей.

Экономические отношения Нового Мира описать сложнее, поскольку они еще только-только начали проявляться. Вот их зародыши:

принципиально новые системы производства: викиномика, краудсорсинг и «открытый код», новые сетевые кооперативы;

принципиально новые системы финансирования: краудфандинг и «этический банкинг»;

принципиально новые системы собственности: экономика дарения и экономика распределенного пользования (разделение владения и пользования — совместное владение и пользование, time-share), бесплатные и условно-бесплатные товары и услуги (shareware, freemium), ослабление или отмена интеллектуальной собственности;

принципиально новые системы организации рынка: механизмы со-конкуренции (эконоценозы);

принципиально новые способы доставки товара: виртуальные примерочные, 3D-печать, электронные книги и т.п.;

принципиально новые системы управления: разделение владения и управления, независимые советы директоров, мультистейкхолдеризм, отсутствие иерархий, коллективное лидерство и так далее.

В этом очень странном Новом Мире богатства не больше, чем в мире Модерна, но оно существенно более равномерно распределено. Ресурсов для жизни хватает на всех, и поэтому трудиться для их получения нужно намного меньше и намного приятнее, так что часто такой труд вовсе не выглядит работой.

Всё это означает конец классической экономики, классического рынка и корпораций. Монополии, банки и правительства окажутся в странной среде, где они внезапно теряют свои ключевые силы, но могут приобрести новые, если вовремя сообразят.

Социальную структуру Нового Мира пока сложно описать. Очевидно, что появятся новые социальные группы и социальные отношения. Исследователи называют среди новых форм аморфные «социальные ткани» и сплоченные «социальные стаи». Капиталом Нового Мира будут являться знания и репутация, соответственно, будет узкий круг тех, кто использует их для получения прибавочной стоимости, и остальные, кто способен только потреблять («консьюмтариат»).

Еще не появилась политическая система Нового Мира. Скорее всего, это будет прямая (а не представительская) демократия (с правом контекстного делегирования голоса), которая становится возможной с развитием соответствующих технологий и сменяет нынешнюю пробуксовывающую систему всеобщего избирательного права. В этой новой политике традиционные левые и традиционные правые окажутся не при делах.

Также еще не родилась настоящая новая культура Нового Мира, а то, что мы называем постмодернизмом, есть лишь ее зачаток. Не замедлят появиться и новые духовные учения, причем в рамках всех основных традиций, да еще и с некоторой их конвергенцией, повергающей в ужас ортодоксов. Новая духовная революция, несущая послание современному человеку Нового Мира, еще впереди.

Совсем недавно было сложно представить себе политическую структуру без традиционного государства. Это выглядит невозможным бредом только до тех пор, пока мы не попытаемся представить себе, как отреагировал бы средневековый человек на идею отмены монархии — освященной Небесами и людьми, веками проверенной единственно возможной системы управления — и замену ее всеобщим избирательным правом. Сегодня, когда власть государств ослабевает, мы уже ничему не удивляемся. Поэтому странные международные сетевые структуры, кольца городов и прочие транссуверенные объединения не застанут нас врасплох.

Где растет Новый Мир

В свое время Модерн начал прорастать в городах, где формировались свободные независимые социальные структуры, распространялись новые ценности и социальные практики, развивались технологии и ремесла. «Городской воздух делает свободным», — гласит немецкая пословица времен начала перехода от Средневековья к Модерну. Но так же точно Новый Мир начинает свой рост в городах. Как же непохожи будут они на города Модерна!

Новый Мир сегодня прорастает в структурах гражданского общества — самодеятельных организациях разного толка и направления деятельности. Это могут быть местные объединения граждан, занятых улучшением условий жизни в микрорайоне, восстановлением парков или защитой памятников истории. Это могут быть деловые клубы и ассоциации, дискуссионные площадки и профессиональные сообщества. Это могут быть сообщества, построенные на вики-принципах: Википедия, программное обеспечение с открытым кодом и т.п. Это могут быть Майданы, выступившие на защиту свободы и достоинства, и волонтерские движения.

Новый Мир исповедует идеалы гармонии и совместного развития, взаимопонимания, заботы и духовности. Он придает совершенно новое звучание старому термину respublica (rex publica — общее дело). Он снижает потребление до разумного, отвращая угрозу мирового экологического и энергетического кризиса. Он вносит субъективность в науку (ведь для него факты на самом деле представляют собой интерпретации), наконец сводя вместе разошедшиеся в эпоху Модерна разными путями Истину, Мораль и Благо (науку, религию и культуру). Он терпим к любым различиям и стремится обеспечить всем подлинное равенство возможностей. Для него «самые важные вещи в мире — не вещи», причем они бесплатны. Он не доверяет общепринятым истинам, традициям и рационалистическим построениям. Для него единственная существующая реальность — это здесь и сейчас, субъективный опыт проживания. Он часто уходит во внутренний мир, находя там то, чего невозможно достичь во внешнем. Он неспособен к агрессии в любой форме, хотя готов защищаться. Он космополитичен до предела и не понимает ни национальных государств, ни национальной ограниченности.

Конечно, всё это выглядит как панегирик счастливому коммунистическому будущему. Впрочем, коммунизм был предсказан еще пророками, а пророки, как известно, видят, но не могут внятно объяснить современникам, что именно они видят. Советская власть успешно привила нам иммунитет к вере в счастливое будущее, обещая его полными горстями, а на деле загоняя нас в отвратительное средневековое прошлое. Будущее всегда не соответствует нашим предварительным описаниям, но неизменно наступает.

Нам не стоит торопиться в Новый Мир, ведь мы еще не прошли до конца путь в мир Модерна. Но и тормозить не стоит, ведь ростки уже появились на нашей земле, а значит, их надо беречь.

Хочется закончить цитатой, передающей самоощущение человека Нового Мира.

«Человек — это часть целого, которое мы называем Вселенной, часть, ограниченная во времени и в пространстве. Он ощущает себя, свои мысли и чувства как нечто отдельное от всего остального мира, что является своего рода оптическим обманом. Эта иллюзия стала темницей для нас, ограничивающей нас миром собственных желаний и привязанностью к узкому кругу близких нам людей. Наша задача — освободиться из этой тюрьмы, расширив сферу своего участия до всякого живого существа, до целого мира, во всем его великолепии. Никто не сможет выполнить такую задачу до конца, но уже сами попытки достичь эту цель являются частью освобождения и основанием для внутренней уверенности» (Альберт Эйнштейн).

Автор благодарен Максиму Левковскому за ценные замечания.




Комментирование закрыто.