Ключевая проблема мировой либеральной демократии

Андрей Морозюк, для "Хвилі"

Слепые. Питер Брейгель Старший

Сегодня в СМИ все чаще и чаще встречаются статьи на тему встающего нового «мирового зла» в виде ИГИЛ, России, КНДР и еще нескольких стран отщепенцев вроде Венесуэлы . Ничего, что бюджет всех стран отщепенцев, включая Россию, несущих «угрозы» цивилизации не превышает бюджет Нью-Йорка. Ничего, что отношения между странами отщепенцами далеко не очень дружественные, — некоторые даже пишут об «оси зла». Мир нуждается в новой страшилке вроде почившего совка. Так устроен человек и цивилизация, что руководит им эволюция страха. И пока не будет страшно, каждый отдельный человек или страна не возьмется за голову и не умерит свои сиюминутные алчные аппетиты и желания удовольствий. Как говорится: пока жареный петух не клюнет — человек не хватится.

Исходя из этого, старинного и множество раз проверенного тезиса, мировые властные элиты и пытаются нарисовать своему расслабленному населению тотем зла, которого бы оно испугалось и умерило свои аппетиты. И не столько простому кредитно-потребляющему населению, которое ходит как корова за сеном, а прослойке населения активно доящей основную массу народа. Раньше, когда был совок, правящая элита запада опиралась на бизнес, который очень боялся лишится своего положения и капиталов и быть «подрасстрелянным» в какой-нибудь большевистской чистке. Поэтому в западном обществе царило понимание опасности коммунистической революции и необходимости развития социальной политики для обычного населения, планирования, постоянного ограничения коррупции и повышения жизненных стандартов. Это прежде всего понял и продвинул Рузвельт в ходе своего «Нового курса», чем спас Америку от совка. Он воплотил в жизнь идею о том, что необходимо ограничивать аппетиты крупного бизнеса и планово контролировать потребление масс, постоянно улучшая социальную жизнь. Такая себе для народа новая конфетка старого римского «хлеба и зрелищ» завернулась в новую технологическую обертку из гаджетов и гамбургеров. Из этого понимания на свет вышла социально-ориентированная Скандинавия, социальному развитию которой завидуют остальные развивающиеся страны. Именно благодаря тезису «сдерживай богатых, планируй и развивай бедных» мир ушел от коммунизма.

Но тогда над западной цивилизацией витала реальная, а не бутафорная тень коммунизма. Сегодня же, последних лет 30, этой тени пока еще нет. Либеральный мир с развалом совка потерял общего врага, который действовал как охлаждающий душ на сильно горячие головы. И поэтому, сегодня, с каждым днем, этих горячих голов становится все больше и больше. Одни из них потребляют и легализируют коррупционные беспредельные деньги из постсовковых и развивающихся стран. Вторые, чувствуя приход в свои страны откровенно коррупционных капиталов пытаются играть в протекционизм и развивают национал-патриотические идеи среди населения. Мол не дадим вражеским капиталам проникнуть на нашу территорию, а проникнувшее заберем себе. Все эти центробежные из мирового либерализма процессы расшатывают самые основы казалось бы фундаментальных для либерализма стран. По всему миру наблюдается увеличение пенсионного возраста, ограничение и уменьшение социальных стандартов, к власти пытаются прорываться одиозные персонажи с явно не либеральными и категоричными взглядами, везде с новой силой вспыхивают коррупционные скандалы, то здесь то там вспыхивают некоммунистические цветные революции, даже светоч мирового либерализма Европейский союз трещит по швам и от него откалываются весомые куски. Все это говорит о том, что в мире происходит откат либеральной демократии. Это уже для многих становится понятным и явным фактом.

Что же пытается сделать мировая элита? Все, по-человечески просто, — они ищут крайнего, пытаясь свалить все неудачи на него и сделать из этого крайнего мировое пугало. Для того чтобы мобилизовать страхом свое население, и зажить так как и жилось в период с 1991 по 2008 год. Да, это был самый счастливый период либерализма, венец его развития. Нахождение крайнего и плохого парня уже происходило в истории либерализма не раз и помогало ему сплотится, выжить и победить. Вспомнить того же Сталина, Гитлера или Мао. Но тогда эта была реальная, не поддельная угроза. Последние 20 лет в мире раскручивается угроза мирового терроризма, но она является не такой масштабной и реальной, какой был мощный Советский Союз. Теперь, к нему пытаются прикрутить еще и путинскую авторитарную Россию. Кажется вроде бы все получается и стимул появится. ИГИЛ, Пхеньян и Москва, как «ось зла» смогут охладить горячие головы и стабилизировать экономическое потребление в либерализме.

Но нет, современный мир развивается тоже и ему все больше для доверия необходимы факты. При чем, факты не из серии пропаганды, а реальные, подкрепленные цифрами и жесткой логикой. А факты говорят о том, что сегодняшняя «ось зла» несопоставимо слаба по сравнению с либеральным миром Запада. По всем показателям она вся вместе значительно уступает одному штату Калифорния или городу Нью-Йорк. А войны и противостояния выигрывает экономика, закладывающая запас прочности. Да и Путин, понимая что его пытаются маргинализировать, постоянно показывает, что он тоже либерал только с русским авторитарным оттенком. Все его действия на международной арене говорят: «А я позволяю себе поступать, так как и вы в свое время. Мы с вами одной крови и идеологии». Даже если к новой «оси зла» привнесут и Китай, к чему постепенно и идет дело, все равно это не сыграет той роли, какую играл в свое время Советский Союз. Суть в том, что современный Китай авторитарное, но далеко не однозначное коммунистическое государство. По отношению к частной собственности Китай уже стал идентичен со странами либерализма. Поэтому это тоже не напугает. Проблемы с признанием института частной собственности в мире остались лишь у КНДР. И сегодня эта страна вызывает больше улыбок с ее ряжеными генералами из 60-х. Весь мир идеологически вернулся к состоянию до коммунистического переворота 1917 года в России. И даже не к 1917, а к 1914 году — году предшествующему первой мировой войне.

Brexit в Великобритании однозначно подтверждает этот факт. Страны скатываются к протекционизму, изоляционизму и национализму. Есть явная тенденция центробежных процессов в развитом либеральном мире. Объединяющее начало — страх перед СССР и лишением частной собственности, исчез, а новой объединяющей страны парадигмы, заменяющую старую, не появилось. Мир постепенно возвращается к той борьбе, которая начиналась между странами либерализма и потребления в 1914 году за контроль над ресурсами и доминированием в мировой экономике. То есть, есть вероятность того, что история 20 века повторится в похожих тонах.

Вероятность эта будет сохранятся до того момента, пока не появится новая идеология, способная поглотить либерализм со всеми его позитивными качествами незыблемости прав и индивидуальных свобод человека. Либерализм, несомненно, самая оптимальная для развития человечества идеология современности. Но индивидуализм в либерализме является как позитивным его ядром, так и слабым дестабилизирующим и центробежным началом, ведущим к обособленности. Так вот, этот элемент в либерализме следует идеологически модифицировать, но не в коем случае не убирать. Необходимо своего рода пропатчить либерализм большей возможностью коллективизма, но не за счет индивидуализма и свободы. Как это сделать? Это уже вопрос к философам и политологам. Ведь надо фактически модифицировать природное чувство страха утраты индивидуальности в современном либерализме в объединяющее чувство коллективизма в новой идеологии, которая полностью поглотит либерализм.

После развития жесточайшего кризиса 1929 года, гениальнейшему политику и президенту США Ф.Д. Рузвельту, многие из тогдашней финансовой мировой элиты советовали пойти путем страха и подавления, каким пошла Германия. Но Рузвельт часто повторял изречение Маколея: «Если вы хотите уцелеть — проводите реформы!». Поэтому он обратился к ученым за консультациями и предложениями. И пригласил профессоров Колумбийского университета прямо к себе в команду. Именно с учеными они выработали необходимые элементы «Нового курса», который потом и воплотили в жизнь. И дальнейшая история США и Германии все расставила на свои места, показав кто прав, а кто нет. Сегодня это как нельзя актуально. Мир стоит перед выбором своего дальнейшего развития: обратно в 20 век или что-то новое.




Комментирование закрыто.