Кибер-панк нашего хуторка

Александр Карпец, для "Хвилі"

кибер-панк

Бурные местечковые разборки вокруг вмешательства в работу госреестров убедительно доказывают, что Украина уже вполне вписалась в мировые тенденции, можно даже сказать, вляпалась в них по полной программе.

Шумовая завеса вокруг, в общем, довольно банального, как для нашей страны, сюжета с реестрами сильно мешает сделать гораздо более серьезные и всеобъемлющие выводы. Мало того, что вожделенные свобода и демократия таковыми не являются, так еще и оказалось, что широко разрекламированная компьютеризация общества с успехом используется для полного и окончательного уничтожения остатков этих самых свободы и демократии, превращая общество в этакую кибер-панковскую клоаку, которой при помощи новейших компьютерных «игрушек» заправляет некий невидимый «Большой Брат».

Правда, к Украине столь глобальные сюжеты в полной мере неприменимы в силу кондового хуторянства, которому не мешает даже географическое расположение в центре Европы. У нас технические новации пока успешно используются не столько для тотального контроля, сколько для сугубо местечковых и крайне популярных в наших краях забав – для «кидалова» и «разводилова», «распила» и «дерибана».

О том, что тотальная компьютеризация социального бытия ничего хорошего не принесет, предупреждали давно и многие, включая лучшие умы у нас, и на Западе. Но слабый голос малочисленных «человеков разумных» заглушал многомиллионный вой обывательской радости по поводу наступающей информационной эры, когда одним нажатием клавиши можно будет решить все проблемы и даже не нужно будет общаться с чиновниками, поскольку все будут «правильно» делать компьютеры, исключающие пресловутый «человеческий фактор», в том числе коррупцию.

Вообще-то, такие мечтания были изначально инфантильными. Любой, кто хоть немного занимался компьютерным программированием, хорошо знает, что сами по себе компьютеры ничего не делают, а выполняют лишь то, что в него заложили люди, то есть человеческий фактор при всеобщей компьютеризации не исключается, а в ряде случаев наоборот усиливается. Более того, есть достаточные основания утверждать, что сказки об «искусственном интеллекте», который сам себя воспроизводит без участия человека, басни о бунте вышедших из-под человеческого контроля роботах – это полная чушь, но вдаваться в этот вопрос не будем, ибо это уведет нас от темы настоящего опуса.

* * *

Тема возможного тотального контроля одной части общества над другой посредством кибернетических «штучек» очень быстро из фантастическо-футуристических сюжетов перекочевала в обыденную жизнь. Но в наших краях еще долгое время это считалось уделом «развитого Запада». Всерьез задуматься над возможностью подобных сценариев где-то вначале 1990-х заставила детективная книжка американского автора, имя которого время стерло из памяти, равно как и само название этого довольно примитивного сочинения. Главный герой «дюдика» в Америке скрывается от мафии, которой помогают продажные государственные чиновники. Герой никак не может купить поесть и одеться, так как для этого нужно воспользоваться банковской платежной картой, по которой мафия сможет быстро вычислить беглеца в любой точке Штатов, поскольку банковские клерки тоже продажны и тоже помогают мафии.

Тогда, в начале 1990-х, сразу после развала Союза и наступления «дерьмократии», такой сценарий уже не представлялся таким невозможным, как это показалось бы лет на пять ранее. Но все же думалось примерно так: нам до «ихних» проблем страшно далеко, ибо на дворе имел место разгул «черного нала», когда «бабло» в виде «купонокарбованцев» носили мешками, а стодолларовая купюра еще была огромными деньгами.

Прошло менее 20-ти лет и тотальное банковское «окарточивание» началось у нас под лозунгами перевода на безналичный взаиморасчет во имя священной борьбы с теневой экономикой. Особого цинизма ситуации придавал тот факт, что с «тенью» и «черным налом» взялись бороться те, кто именно на этих социально-экономических явлениях, а также на бандитизме, разбогател, выбился сначала в «элиту», а затем и во власть.

Вскоре у нас стали массово распространяться различные мошеннические схемы обмана граждан. Причем в этом участвует не только криминальный элемент, но и банковские клерки, которые разными шулерскими методами навязывают клиентам кредитные карточки и помогают влезть в кредитную кабалу.

Теперь действия клиентов банков можно контролировать через их операции по карточным счетам в банкоматах и платежных терминалах торговых точек. А раз есть такая возможность, то и желающие найдутся. И не важно, кто окажется таким желающим – госструктуры, «частные лавочки» или просто криминальные элементы. Тем более что различить представителей трех указанных категорий часто бывает очень трудно.

Массовое открытие счетов сопровождается тотальным сбором информации о гражданах. Иногда складывается впечатление, что карточные счета навязываются исключительно с этой целью, поскольку, по некоторым данным, количество карточек в Украине примерно в три раза превышает численность населения, включая младенцев и бомжей, которым карточки вроде как пока не открывают. Каждый контакт с банком сопровождается заполнением длинной анкеты, многие пункты которой часто вообще выходят за рамки. Допустим, если клиент берет кредит, то банк вправе требовать от него справки о доходах или, например, документы на недвижимость, которая является залоговым имуществом, обеспечивающим кредит. Кстати, базу недвижимости без посредников можно посмотреть тут http://bazarealtor.com.ua/

Но приходилось не раз сталкиваться с ситуацией, когда при оформлении депозита в банке тоже пытаются получить данные о недвижимом имуществе, семейном положении, доходах и наличии предпринимательской деятельности клиента, хотя для приема вклада это абсолютно не нужно. В качестве оправдания банковские клерки иногда ссылаются на внутренние распоряжения своего начальства. Приходится объяснять, что «ценные указания» руководства коммерческого банка не являются обязательными для выполнения рядовым гражданином, особенно ежели оные указания выходят за рамки действующего законодательства. Наткнувшись на злобного и теоретически подкованного клиента, клерки банка начинают суетиться, бегать на консультацию к «старшим клеркам», а те – к «главным». Поняв, что «фокус не удался», клиенту предлагают «компромиссный вариант» – не указывать те данные, которые он опубликовывать не желает.

После принятия закона о персональных данных в банках часто стали идти на еще одно мошенническое действие: в указанной анкете вводится специальная графа, где клиент якобы добровольно дает согласие на то, что банк будет использовать его персональные данные в своей деятельности «в рамках действующего законодательства». Хотя чаще всего рядовой обыватель ни этих «рамок» не знает, ни даже толком не осознает смысл того, под чем он подписывается.

В итоге накапливающиеся базы данных становятся товаром, которым с выгодой торгует если не высший банковский менеджмент, доходы которого позволяют не заниматься такой ерундой, то всякого рода банковская шушера, имеющая доступ к базам. Разговоры о «защите от несанкционированного доступа» оставим для «лохов» — в любом программном обеспечении можно сделать лазейку, выявить которую не сможет даже высококвалифицированный специалист.

Апофеозом стало прошлогоднее решение о покупке валюты в обменниках по паспорту. Причем сначала речь вроде бы шла о том, что копию паспорта будут снимать именно при покупке, и только первую страницу. Но реально снимают и при покупке, и при продаже, и не только первую страницу, но и ту, на которой указана прописка. Допустим, купил клиент в обменнике 10 тысяч долларов, а его на подходе к дому уже ждут. Уже даже власти вынуждены признать, что никакого положительного эффекта это ксерокопирование не дает, но доставляет массу неудобств и клиентам, и банкам, и обменным пунктам. Но эту идиотскую норму, кстати, крайне сомнительную с правовой точки зрения и введенную письмом Нацбанка, отменять не торопятся. Почему? Ответ может быть только один: кому-то очень интересно собирать данные о гражданах, совершающих валютообменные операции.

* * *

Впрочем, что мы все о банках. Есть масса других организаций, для которых базы персональных данных граждан являются одних из главнейших элементов их деятельности – милиция, служба безопасности, Укртелеком, почта, Пенсионный фонд, налоговая инспекция и еще Бог знает кто.

Кстати, теперь к этому списку хочет присоединиться еще и такая уважаемая фирма, как Укрзалізниця. Если сейчас при покупке билета в него вносится только фамилия и инициалы пассажира, то в планах железнодорожного ведомства – вносить туда еще и паспортные данные. Правда, есть интересная деталь. В Укрзалізнице утверждают, что это, дескать, не их идея, а предложение нашей доблестной милиции, мотивированное тем, что для борьбы с билетной спекуляцией одной фамилии в билете мало, а если добавить еще и паспортные данные, то борьба пойдет намного успешнее.

Но есть обоснованное подозрение, что запросы милиции – это удобная «отмазка». Просто в железнодорожном ведомстве заинтересованы в сборе информации о миллионах граждан, которые ежегодно ездят в поездах, причем это граждане не только Украины. Зачем им это нужно? Даже если допустить, что окончательно еще не решили, то придумают. Ведь если данные о своих клиентах теперь собирают все кому не лень, то чем хуже железная дорога, которая еще с советских времен продает билеты через компьютер, где можно накапливать информацию. Правозащитники уже подняли справедливый шум по поводу того, что подобные меры нарушают права человека, поскольку теперь можно контролировать перемещение граждан.

Столичные власти уже давно мечтают о том, чтобы ввести некую «карточку киевлянина», куда будут записаны данные владельца. Как обещают в Киевгоргосадминистрации, «счастливый обладатель» этого продукта информационного общества сможет расплачиваться с его помощью при поездках в метро, при покупках колбасы в магазинах и лекарств в аптеках. О том, что посредством этого «чуда техники» можно будет контролировать каждый шаг обладателя карточки, особо не распространяются.

Сбор персональных данных превратился в настоящую манию. Что там железная дорога! В любом торговом центре, аптеке, кинотеатре вам услужливо предлагают оформить дисконтную карточку, привлечь к участию в лотерее с дорогими призами или в акции. Условие одно: нужно заполнить анкету, указав в ней свои персональные данные – ФИО, адрес, телефон. Очевидно, что для выдачи дисконтной карточки домашний адрес ни к чему. Часто просто удивляешься жлобскому идиотизму наших граждан, которые в погоне за сомнительной «халявой» раздают свои адреса и телефоны налево и направо.

Очень часто целью создания клиентских баз данных являются они сами как таковые, поскольку они представляют собой товар, которым можно торговать. Можно сколько угодно рассуждать о неких тайных архивах КГБ или «штази», в которых хранились досье если не на каждого, то на тех, кто попадал в поле зрения этих «уважаемых» организаций. Но ключевым словом здесь является «тайные». Эти архивы действительно были тайными безо всяких кавычек. Доступ к ним имел крайне ограниченный круг людей, которые не просто давали подписку о неразглашении, но до сих пор в подавляющем большинстве хранят эти тайны, хотя уже более 20 лет нет стран, которым они эти клятвы давали. Рассекречивание архивов восточногерманской «штази» после объединения Германии – это отдельный случай, обсуждать который не будем.

Напрашивается вопрос: что изменилось с тех пор? Ответ простой и одновременно сложный: сменилось общество, коренным образом изменились установки, общественные отношения, менталитет. Во времена «страшного КГБ» мало кому приходило в голову, что персональными данными можно торговать, равно как никому не приходило в голову их покупать. К тому же, не было рынка (базара?) на котором эти данные можно было купить-продать. Тогда спрос был на более материальные предметы, например, на колбасу, одежду-обувь, жилье, но никак не на информацию о том, по какому адресу проживает среднестатистический Федя Пупкин, есть ли у него жена, дети и домашний телефон.

Нынче же времена совсем другие. Главными лозунгами современности являются: «Все на продажу!», «Ничего личного, просто бизнес!», «Обогащайся любым способом!», и так далее. На этих установках уже выросло новое поколение. Справедливости ради следует отметить, что старшим поколениям подобная «парадигма» тоже пришлась по вкусу.

В условиях подобной, называя вещи своими именами, моральной деградации, бурное развитие информационных технологий создало возможности для возникновения рынка персональных данных обывателей, собираемых различными структурами на разных основаниях – от законного сбора государственными институциями до шулерского выманивания «частными лавочками» информации у зазевавшихся «лохов», падких на обещания разного рода «халявы». Совершенствование техники только упрощает процедуру сбора, накапливания, хранения и «скачивания» информации – стремительный переход от магнитных дискет через СD-диски к «флэшкам» является ярким доказательством.

Грозные законы и подзаконные циркуляры, направленные на «защиту информации и персональных данных» вызывают истерический смех. Если есть спрос, то будет и предложение, даже если эти предложение и спрос представляют собой чистый криминал Яркий пример – наркотики. В ряде стран за них полагается смертная казнь, но это отнюдь не останавливает тех, кто на этом зарабатывает огромные деньги.

В свое время Карл Генрих Маркс писал: «Страсть – это энергично стремящаяся к своему предмету сущностная сила человека». Так вот, когда широкие массы индивидов обуревает алчность и страсть к наживе любой ценой, то никакие законы, прочие нормативы эту страсть остановить не смогут.

Столь же истеричный смех вызывают разного рода мероприятия «по защите информации от несанкционированного доступа». Ярчайшим примером служит разгоревшийся сейчас в Украине скандал вокруг госреестров. Если у нас даже госреестры прав на недвижимое имущество и субъектов предпринимательской деятельности не защищены, то контролировать законность использования персональных данных, полученных банками и, тем более, торговыми центрами и секс-шопами, и подавно никто не будет.

Не следует думать, что собранные путем разного рода уловок и откровенного мошенничества персональные данные граждан используются исключительно в криминальных целях. Очень часто их используют для навязчивой рекламы. Например, на мобильный телефон поступают смс-ки с разного рода «выгодными» предложениями. Если обыватель имел глупость оставить номер домашнего телефона, то на них незамедлительно последуют звонки разного рода фирм, которые предлагают «эксклюзивные товары/услуги», «проводят изучение спроса или общественного мнения по фокус-группам» и прочую подобную ахинею. Впрочем, если клиент оставил домашний адрес, то его домашний телефон можно «пробить по базе», которая продается на базаре. Но часто персональные данные собранные разными структурами используются именно в криминальных целях для незаконного отчуждения чужого имущества, оформления кредитов на ничего не подозревающих граждан и так далее.

* * *

Тотальная компьютеризация и информатизация общества чревата не только незаконным, криминальным или просто недобросовестным использованием персональных данных. Есть более широкий аспект…

Когда в начале 2000-х интернет стал массово внедряться в наших краях, телячьим восторгам по этому поводу не было пределов. Особо усердствовали журналисты и разного рода «аналитики», возвещавшие начало новой «постиндустриальной эры», когда можно будет красиво жить, ничего не производя. О том, что «постиндустриальная» жизнь в «золотом миллиарде» возможна лишь постольку, поскольку ее обеспечивает товарами и продуктами «индустриальная» часть миросистемы, расположенная в Китае и других странах Азии и Африки, в Украине упоминать было не принято. Также не было принято вспоминать, что агрессивная экспансия интернет-технологий в США привела к тому, что лопнул «пузырь» этом рынке, спровоцировав известный «кризис.com». У нас вообще не принято вникать в мировые проблемы даже тогда, когда мы лезем в то, на чем многие в мире уже поскользнулись. Освещение международных событий в наших СМИ производится по остаточному принципу, да и то не всегда. Серьезный взгляд на глобальные проблемы, за редким исключением, в медиа-пространстве Украины отсутствует как таковой, зато «терки» в нашем местечковом «гадючнике» всегда находятся на главном месте, что является ярчайшим подтверждением нашего неизбывного хуторянства.

За международной информацией приходится обращаться к российским источникам. В России могут писать разную чушь про своего Путина и об отношениях с «Окраиной», не желающей обеими ногами вступать в «ихний таежный союз». Но что касается международной аналитики, то она в Москве продуцируется квалифицированно и своевременно, оперативно отслеживаются все достойные внимания публикации в СМИ и незамедлительно переводятся не только с английского, но и с других языков, включая довольно экзотические, благо школа перевода имеется высококлассная. Украине в этом отношении до России очень далеко. Все это к тому, что нужно не только гневно клеймить позором «москалей», но и учиться у них тому, чему учиться следует.

Оторванность от мировых, как нынче модно говорить, «трэндов» привела к тому, что на старте массовой интернетизации в Украине никто не обратил внимание на тот факт, что в тех странах, где интернет стал столь же повседневным явлением, как телефон или телевизор, уже вовсю забили тревогу о крайне пагубных последствиях информационного общества. И только сравнительно недавно в Украине тоже стало модным говорить о том, что повальное увлечение интернетом ведет к дебилизации масс, что дети сутками сидят социальных сетях, не читают книжек и не двигаются, что интернет все более ведет к массовой психопатологии, отчуждению и прочим перекосам, разрушительные последствия которых непредсказуемы.

Как источник информации интернет, несомненно, является революционным инструментом. То, что раньше приходилось неделями искать в пыльных библиотечных каталогах и запасниках, теперь можно быстро найти путем нажатия нескольких клавиш. Проблема лишь в том, что, в силу вышеуказанной дебилизации толпы, интерес к знаниям угасает едва ли не быстрее, чем растут возможности приобретать знания через интернет. И это, подчеркнем, проблема глобальная, а не только наша местечковая.

Более того, выясняется, что огульная компьютеризация ведет к профессиональной и даже когнитивной деградиции. Обучение той или иной специальности, особенно если она узкая, теперь часто сводится к обучению тому, как пользоваться компьютерными программами. В результате индивид не понятия не имеет о реальных профессиональных алгоритмах, кроющихся за программной оболочной, а часто вообще отучается мыслить не только профессионально, но также логически и абстрактно.

Доходит до того, что исполнитель отучается выполнять даже элементарные операции. Например, приходилось сталкиваться с ситуацией, когда бухгалтеры не могут без компьютера выписать от руки счет-фактуру или товарную накладную.

* * *

По мере развития компьютерных технологий и продуктов всплыла еще одна неприятная сторона. Сколько слез умиления и соплей радости еще недавно проливалось по поводу социальных сетей, которые, по утверждению разного рода экзальтированных адептов, чуть ли не коренным образом изменили мир. Своего пика эти восторги достигли в ходе «арабской весны», прежде всего во время демократической революции в Египте, которая, как известно, «приказала долго жить», превратившись в свою антидемократическую противоположность. Средством мобилизации, прежде всего, молодежи на площади Тахрир были социальные сети типа Facebook и Twitter. Многие, скажем прямо, недалекие комментаторы поспешили именно социальные сети назвать чуть ли не главным революционизирующим началом. Ну да, разные там объективные и субъективные социально-экономические и массово-психологические предпосылки – это, дескать, ерунда. Главное, чтобы был планшет с Facebook-ом и Wi-Fi вокруг!.. Слушая и читая эти бредни, хотелось задать простейший вопрос на засыпку: как большевикам удалось организовать революцию в России начала ХХ века, где и электричество еще было экзотикой, при помощи прямой пропаганды и, как максимум, газеты «Правда», хотя тогда читать-писать умели далеко не все?

Восхищение очередной компьютерной забавой продолжалось бы еще долго, но неожиданно объявился простой американский парень Эдвард Сноуден. Этот явно выраженный представитель Америки занимался компьютерными разработками для спецслужб, получая за это очень неплохие деньги. Получал бы себе их дальше, живя в свое удовольствие, но его угораздило обратить внимание на разительное несоответствие деяний своих работодателей из спецслужб рядом основных положений конституции США. Этот документ, в частности, гарантирует неприкосновенность личной жизни, переписки и прочее. Оказалось, что спецслужбы контролируют социальные сети, электронную почту и прочие забавы компьютерных пользователей не только в США, но и по всему миру, снимают информацию без всякой санкции суда. Более того, оказалось, что им в этом добровольно помогают фирмы-разработчики программного обеспечения, то есть все те же Facebook, Twitter, Google и прочие. Сноудена, как известно, приютила Россия, что сопровождалось международным скандалом и обострением отношений Москвы с Америкой, которая хочет заполучить «предателя» и примерно его наказать – посадить на электрический стул или еще что-нибудь в этом роде. Демократы, однако…

В свою очередь, осталось неизвестным, «стучат» ли в ФСБ российские аналоги упомянутых американских интернет-сервисов – все эти «Одноклассники», «В контакте», @Mail.ru, Yandex…

Весьма любопытна была реакция западных стран-союзников США по НАТО. Американские спецслужбы снимали информацию не только с граждан, но и правительственных структур этих стран, что вызвало у последних резко отрицательную реакцию. Но скандал замяли… То ли не хотели его раздувать, то ли о «крысятничестве» американцев было известно и без Сноудена, то ли остальные «развитые демократы» тоже используют подобные нечистоплотные методы…

* * *

На фоне глобального низвержения очередного идола под условным названием «счастливое информационное будущее», разборки вокруг госреестров в Украине действительно кажутся местечковыми. А на фоне царящего в стране всеобщего дерибана и бардака в них нет ничего необычного.

Кратко суть проблемы состоит в том, что две фирмы с оффшорными корнями «Арт-мастер» и «3-Т» подрядились создать программное обеспечение для целого ряда находящихся в ведении Минюста государственных реестров. В итоге оказалось, что из 18 реестров в собственности государства находится только три, а остальными владеют частные выгодополучатели. Минюст ими пользуется на основании лицензий, которые нужно регулярно продлевать путем оплаты бюджетными деньгами. По данным издания «Зеркало недели. Украина», только за 2010-2013 годы за пользование программным продуктом указанные ООО «Арт-мастер», ООО «3-Т» и госпредприятие «Информационный центр», подчиненное Минюсту, получили в виде роялти, лицензионной платы, оплаты обслуживания и технического сопровождения средства на сумму более 1 млрд 115 млн грн. Не слабо, правда?.. Очевидно, что государственные чиновники были «в доле», а потому щедро «отстегивали» средства налогоплательщиков, получая от этого «откаты». Такое «бюджетное доение» продолжалось бы долго, но новый министр юстиции Елена Лукаш решила положить этому конец, отказалась перечислять очередной транш в размере 53 млн грн и назначила аудиторскую проверку всей схемы, которая вскрыла масштабные злоупотребления, о который, впрочем, уже давно писали СМИ. Остается только надеяться, что «госпожа министерша» сделала это не из желания прибрать к рукам контроль за денежными потоками, а исключительно из высших побуждений. Разгорелся конфликт, в результате которого работа серверов оказалась заблокированной разработчиками. По данным «Зеркала недели», СБУ провела, наконец, проверку и выяснила, что одна из указанных частных фирм незаконно располагала сервером, который дает возможность не только блокировать работу реестров, но якобы даже накапливать всю информацию о гражданско-правовых отношениях граждан Украины, содержащуюся в реестрах.

Правда, новое руководство ГП «Информационный центр», назначенное министром, принялось наводить порядок столь же нетрадиционными, а может и наоборот – слишком даже традиционными как для нас, средствами – взламывать защиту, скачивать информацию на сторонние носители. По крайней мере, об этом в СМИ истерично вопиют представители старого руководства, отодвинутые от «кормушки».

Словом, типичная отечественная базарно-хуторянская склока, но только с применением компьютерных технологий. Проблема лишь в том, что теперь гражданско-правовым данным из реестров, например, правоустанавливающим данным о недвижимости, особо верить не стоит. Мало ли, кто и что там накопировал…

* * *

Здесь намного интереснее более общие выводы. Отечественная и мировая практика убедительно показывает, что «счастливое будущее информационного образца» оказалось утопией, еще одним «мыльным пузырем». Сама по себе компьютерная техника, как и любое другое научно-техническое достижение, амбивалентна, безразлична к добру или злу. Все зависит от того, кто и с какой целью ее использует.

В то же время, налицо некоторые тенденции. Никакой вожделенной «электронной свободы и демократии» нет, и не предвидится. Наоборот, засилье компьютерных технологий ведет к усложнению общественных отношений и закабалению индивида. Частично это происходит по вине самого массового индивида, который не в силах устоять перед соблазном поиграть во все эти «компьютерные забавы», этому индивиду услужливо предоставляемые за его же деньги. По сути, это психопатология, о чем уже давно кричат многие «неслабые умы».

С другой стороны, это навязывается извне государственными структурами и общественными установками. По большому счету, более всего компьютеризация преуспела в дальнейшей стремительной бюрократизации общества, но на новой технологической базе, которая эту бюрократизацию неимоверно усиливает. Вокруг информационных технологий крутится и кормится огромное количество народу, который «типа чем-то занят». Реально же он занят ерундой, но ерундой крайне расточительной и даже опасной как в экзистенциальном, так и в чисто утилитарном смысле. Это абсолютно непроизводительное занятие, паразитирующее на общественных ресурсах, поскольку при этом не создаются ни материальные блага, ни реальные научные знания о мире.

Сия проповедь отнюдь не направлена против компьютеров и интернета как таковых. Повторим, что они амбивалентны, то есть безразличны к добру и злу. Компьютеры должны использоваться для решения сложных научно-технических, управленческих, технологических задач. Собственно, первые компьютеры для этого и использовались – в ядерной физике, в атомных и космических программах. Хотя и эти отрасли, как известно, тоже амбивалентны к добру и злу. Но в настоящий момент интерес к настоящему научному знанию и к развитию действительно важных технических задач среди широких масс обывателей катастрофически упал, подобные виды деятельности считаются непрестижными, даже маргинальными. Компьютерам нашили другое применение – игры, бюрократические заморочки, тотальный контроль над всем и вся через глобальную сеть.

И здесь Украина, так теперь говорят, «в трэнде», но это не радует, а откровенно пугает!

Утешает лишь то, что у нас в силу неизбывной «многогетьманщины» очень трудно установить тотальный контроль какого-нибудь «Большого Брата». По крайне мере, пока…




7 комментариев

  1. дошел до обмена валют. остановился. дальше читать не стал.
    тут описано представление нашей интеллигенции) о трудностях работяги Васи отдающего последние 10 баксов чтоб купить закусии и литруху.
    на большее фантазии (знаний) не хватает.
    Хотя сам этим и не пользуюсь, но менялы которые были раньше — они остались.
    и курс там лучше, и выбор валют.
    так что, те кто менял для бизнеса, тот по прежнему меняет без проблем.
    и контакты у этих менял не с 1 банком.
    а те… кто меняет свои 50-200 баксов — ну кому они могут быть интересны?
    да ни кому.
    на счет информационной составляющей.
    тут надо Баркова вспоминать
    » всплыло что было, и что нет — как говорится дядя спекся и загремел на 10 лет»
    по тому что, не дай Боже попасть к нашим м-ам, у них есть готовые списки свидетелей, которые скажут и подпишут что нужно следователям.
    так-что, при таком, прикладном подходе, нам дорогостоящие пиндоские гаджеты ни к чему.

  2. Очень правильная статья.

    P.S. И какой-то невменяемый комментарий krem-zagara

    • просто есть практика, а есть теория.

    • Поддерживаю алексея леонидова! А особенно высказывание автора:
      «И только сравнительно недавно в Украине тоже стало модным говорить о том, что повальное увлечение интернетом ведет к дебилизации масс, что дети сутками сидят социальных сетях, не читают книжек и не двигаются, что интернет все более ведет к массовой психопатологии, отчуждению и прочим перекосам, разрушительные последствия которых непредсказуемы.»
      А коммент krem-zagara только подтверждает сказанное выше.

  3. Не вижу ничего плохого в том, чтобы вечно бухой перекладывальщик гаек Вася сел за книжки и научился управлять автоматом, который перекладывает гайки в 100 раз быстрее и эффективнее. Или, еще лучше, бросил свою тупую работу, переучился, и стал инженером, который создает автоматы, перекладывающие гайки в 1000 раз быстрее и эффективнее.
    Ну а если родная бутылка и телевизор милее, чем умные книжки, то этот индивид обречен. Безжалостная эволюция признает его бесполезным для человечества, и просто спишет в утиль. Увы, такова жизнь. Всеобщая автоматизация толкает быдло к насильственному поумнению.
    Зато есть и позитив. Умными труднее управлять. Чем умнее общество, тем меньше злоупотреблений может себе позволить властная верхушка, тем ближе светлое будущее с космическими кораблями, бороздящими просторы Вселенной. Разум ведь всесилен и способен решать абсолютно любые проблемы. Жаль только, что на нашей планетке его так мало.

  4. А мне нравится новая тенденция в криминалистике. 1. Берутся записи видеокамер с места преступления. 2. Ищется внешне похожий человек в социальных сетях. 3. PROFIT!!!
    Ярослав Мазурок может подтвердить.

  5. Кстати, интернет — оружие обоюдоострое. Гаишник, который не хотел учить «телячью мову», может подтвердить.