КГБ, СБУ и как искоренить коррупцию в Украине

Андрей Морозюк, для "Хвилі"

СБУ

Сегодня модно вспоминать о КГБ СССР в крайне негативном ключе. Но мне кажется, что отношение к прошлому в однозначном белом или черном цвете признак идиотизма. Люди, которые не интересуются историей своей страны, не могут создать что-либо отличное и лучшее на развалинах прошлого. А это сейчас происходит в Украине. Хуже всего еще то, что основная масса людей, которая «строит» новую Украину вырывает из истории Украины целые куски, подменяя их псевдопатриотическими штампами. При этом, сами такие люди ничего кроме очередного идиотизма создать не могут. По одной простой причине: они не знают, как это было, есть, и может быть устроено. В их голове лишь штампы, запутанные причинно-следственные связи и пена у рта.

Надеюсь, что никто не сможет отрицать факта того, что до определенного момента структура ВЧК-КГБ СССР, на протяжении долгих лет, являлась одной из самых мощных, продвинутых, влиятельных силовых спецслужб в мире. Структура ВЧК-КГБ постоянно менялась, совершенствовалась и не очень, но являлась образцовой во многом, для других мировых спецслужб. Также, является фактом то, что данная структура во многом, но не во всем, работала на контроль и продвижение утопии в СССР – коммунизма. И этот факт, по многим причинам, затмил все остальное, что связано с КГБ.

Но любая спецслужба является элементом подавления и контроля населения. Я не знаю ни одной спецслужбы в мире, о которой бы вспоминали, как о доброй, отзывчивой помощнице гражданина. Поднимите в памяти Ваш ассоциативный облик работника ЦРУ, Моссада или человека выходящего из Темз-хаус. И у Вас в памяти всплывет вежливый, серенький Путин, который по Гуверовски поинтересуется Вашей «пятой точкой», но не для извращений, а с целью связи и контроля над Вами, тогда, когда ему это будет надо. Никто в этом мире не хочет, чтобы его контролировали, на него влияли, напоминали ему о его грехах и пользовали его тогда, когда это кому-то надо. Их не любят, потому что боятся.

Соответственно, люди, которые работают и работали в таких структурах немного жестче, терпеливей, хитрее и ушлее остальных. В них более силен дух скрытого соперничества в борьбе за выживание. Такова природа, такие люди существуют в ней и, на сегодняшний день, ничего поделать с этим нельзя. И поверьте на слово, что лучше, когда они работают в государственных спецслужбах, чем частных структурах, даже только из-за того, что их там возможно контролировать. А одной из самых лучших систем их контроля и было КГБ СССР, только с «дурной» направленностью на коммунизм.

Естественно также и то, что ни одно государство мира не поддержит Украину в ее желании иметь сильную спецслужбу схожую с бывшим КГБ. Это просто никому не надо. Никому не нужна сильная Украина с сильной спецслужбой, потому как это уменьшит контроль и влияние на Украину других государств. Всем нужна только контролируемая Украина. В том числе и нашим воровитым политикам, которые, кстати, всосали с молоком матери страх перед КГБ. Потому что во времена террора НКВД, прежде всего, системно занималось многократными чистками партийного и своего аппарата, а потом уже всех остальных.

Поэтому и стоит в Украине стон «про злых КГБ-истов». Поэтому и никому не нужен опыт работы КГБ, как структуры, как организации, как построения работы и проведения операций. А опыт этот огромный. К сожалению, с каждым годом лишь теряемый и забываемый, так как и опыт, например, в ядерной физике, вообще в науке. Современная наука Украины может только распилить бюджет, а не создать что-либо стоящее, хотя раньше могла. Также как ее спецслужба СБУ – обрубок недоКГБ, Украина все больше превращается колониально-ресурсную клептократию с признаками феодализма.

Попытка люстрации КГБ-истов показывает лишь то, насколько огромно в обществе Украины заблуждение и непонимание населением работы спецслужб. Ведь КГБ СССР, прежде всего, был инструментом навязывания воли правящей верхушки и одним из основных элементов системы, но не самым главным, а лишь основным инструментом.

Да, безусловно, в КГБ были и действительно верующие в утопию коммунизма, но проведение люстрации через 23 года после распада СССР нелогично, и является элементом идиотизма по нескольким причинам:

Во-первых, такую люстрацию актуально было проводить сразу после распада СССР, да и тогда это был бы бред.

Во-вторых, уже в последние десятилетие существования СССР на работу в КГБ все больше стремились приспособленцы, а не действительно верующие в коммунизм. Да и в остальные времена работники ВЧК- КГБ в реальности больше были заточены не на веру в коммунизм, а на возможность негласного доминирования в обществе. Потому как именно уход человека в общественную, значимую, жертвенную службу обществу, да еще с высокой целью его безопасности, позволяет таким людям получать привилегии над другими, как гласного так и не гласного характера.

В-третьих, действительно профессионализм и беззаветная вера в коммунизм, да и вообще просто любая вера, вещь мало совместимая, хотя возможная. Потому как профессионализм требует цинизма, сомнения, поиска новых вариантов, а не фанатизма, доверия и пафоса. Поэтому, в истории на одного верующего профессионала сотни тысяч не профессиональных фанатиков, верующих во что либо, и десятки тысяч профессиональных приспособленцев. Поэтому, мнение многих «экспертов» про «очищение» рядов СБУ от старых КГБ-стов и коммунизма путем люстрации является ошибочным или заведомо преступным. Как и никакой борьбы против уничтожавших Украину коммунистов в такой люстрации тоже нет. Есть изгнание профессионалов, обвинения их в том, чего на самом деле нет. Потому как если бы КГБ в действительности наполняли фанатики коммунизма, а не приспособленцы, СССР бы так быстро и почти бескровно не развалился. И в действительности именно благодаря тому, что в ряды КГБ пришло понимание того, что коммунизм утопия и так дальше быть не может, падение идеологии коммунизма в СССР прошло лишь через трепыхание ГКЧП, а не через гражданскую войну.

А в четвертых люстрация КГБ выглядит, как попытка вандалов на кладбище облить краской могилу непонравившегося им при жизни злого человека уже давно после его смерти.

В то же самое время, этот идиотизм свойственен лишь для тех, кто действительно верит в такую люстрацию. Политики, да и те, ради кого делалась люстрация КГБ в Украине через 23 года после падения СССР, далеко не идиоты и не дураки, потому как такая люстрация несет в себе следующие реальные цели:

— дальнейший развал и деградация того обрубка КГБ, который остался в Украине под названием СБУ и СВР. В Украине наблюдается четкая тенденция к дроблению спецслужбы на более мелкие, и более легко контролируемые отдельными финансово-промышленными группами спецструктуры. Также олигархи поняли, что содержание своих частных специальных структур очень дорогое удовольствие. Поэтому куда легче лоббировать, создавать и контролировать карманные спецслужбы с финансированием за счет бюджета. Олигархический контроль нескольких десятков тысяч человек и работы такой большой структуры как СБУ и СВР требует больших затрат и несет значительные сложности, а главное требует большой реальной власти. А власть в Украине с каждым днем все слабее и слабее. Поэтому олигархи для себя решили, что тысяча лучше, чем тридцать, потому как почти своя и у каждого. Для обыкновенного гражданина важно понять то, что «сбушников» не станет меньше, они просто станут по-разному называться, и будут еще больше привязаны к тому или иному олигарху, который будет заводить на такую спецслужбу свое руководство. И если раньше олигархи боролись между собой за каждый департамент и управление внутри СБУ, потому как оно было почти функционально единично, то теперь наклепав новых мелких спецслужб «по борьбе с коррупцией» они смогут создавать интересующие их функциональные управления с нуля и у себя под контролем. Или же, раньше главк «К» не могли даже переименовать в департамент, а сегодня мы подходим к тому, что таких функциональных главков «К» могут наклепать столько, сколько карман позволяет, но менее качественных, потому как менее обеспеченных (я не про деньги, я про обеспечение). Для обывателя это означает повышение уровня беспредела, и переход на более высокий уровень сюрреализма в плане: И снова здравствуйте! Мы уже не с СБУ! Но покажите Ваши документы! За последний год начали вырастать, как грибы после дождя, новые структуры по борьбе с коррупцией, копирующие функционал «К», но поверьте мне, коррупция от этого никак не уменьшится.

— люстрация КГБ также отводит небольшую, но определенную долю недовольства от политиков. Мол, за этот бардак не мы виноваты, а агенты КГБ и дедушки-пенсионеры, которые последние 23 года находились в подлом подполье и занимались подрывной деятельностью украинской государственности. Кто, если не старые КГБ-исты придумали схемы тотального разворовывания любимой родины и сделали из Марчука самого крупного олигарха? (неудавшаяся шутка).

— как не смешно это звучит, но люстрация КГБ это бальзам на душу политической элите запада. Там тоже живут люди. Представляете, как приятно Бжезинскому слышать о люстрации КГБ на территории СССР! На Западе до сих пор боятся коммунизма, а наши политики готовы под этим соусом подать любую люстрацию при этом попросив в очередной раз денег. И им еще верят, и не потому, что наивные, а потому, что приятно и выгодно чувствовать себя победителем.

— также через люстрацию КГБ реализован некоторый рычаг влияния на СБУ. Теперь тот, кто заинтересован, может взять и поинтересоваться про работника: а как у него со связями с КГБ, поднять шумиху в прессе? Конечно, Васю Блохина они не найдут, но кого-то, кто начинал учиться на курсах КГБ, пограничников (тогда пограничники тоже были КГБ) или какой-то похожий цирк зацепят. Как, например, с Наливайченко. Бред конечно, но осадок останется. И пусть потом Наливайченко рассказывает, что он не организатор Голодомора.

Все это очень печально. В обществе значительно преобладает популизм над здравым смыслом. Общество не понимает, что без сильной спецслужбы, на правильно выверенных противовесах, просто не может быть страны.

И если люстрация КГБ для СБУ это лишь показатель абсурда происходящего в стране, то самый главный бич СБУ – это коррупция. Но здесь тоже, как и везде преобладает популизм и отсутствие здравого смысла. Что только не прочитаешь в социальных сетях: начиная от вешанья на столбах и казнях «как в Китае», заканчивая повышением заработной платы и отбора только проверенных, честных, пламенных патриотов Украины. Бред.

Как говорил один знакомый мне дедушка: честных и сильных людей не бывает. Бывают плохие следователи. Это аксиома спецслужб. И она подтверждена историей в тысячелетиях, прописана в Библии и многих других религиозных и исторических собраниях. Безгрешных людей перед лицом Бога нет. На самом деле это очень важный аспект, и кто о нем не задумывался, в принципе, не может понять сути происхождения коррупции, ее развития, и способов ее преодоления. Поэтому и деятельность спецслужб следует рассматривать не с человеческого фактора порядочности или нет, а системности организации контроля.

Это глупость и популизм, когда говорят: «треба відібрати порядних людей, а ту наволоч, що сьогодні сидить в СБУ треба повісити на майдані». Люди, которые так думают и говорят, вообще о работе спецслужб даже понятия не имеют. Они не понимают, что для спецслужб, в принципе, порядочных людей нет и не может быть. А чем более человек авантюрней, циничней, подлей, — тем лучше. Пусть заглянут в историю: за знаменитыми разведчиками горы трупов и «чернухи», если убрать пафос. Поэтому главной основой спецслужбы является система контроля таких людей, система организации их работы таким образом, чтобы их хитрость была направлена в полезное русло и при этом они находились более или менее под качественным контролем.

И для этого порядочность вторична, а главной является система противовесов и конкурентная среда с четкой градацией поощрений и взысканий. Все это формируется законодательством и внутренними инструкциями. И сегодня следователь или опер СБУ по сравнению с их предками в КГБ это просто мальчики, которые мечутся и бьются о стену между деньгами и показателями, при этом деньги с каждым годом побеждают все сильнее. Если сравнивать две структуры по возможностям и влиянию, то конечно, с СБУ все будут ухохатываться, даже только потому, что система выдачи званий полностью обесценена (куда не плюнь — попадешь в полковника или генерала, а на КПП вместо прапорщиков скоро будут стоять не ниже майоров и их будут путать с генералами). Система взысканий и поощрений в СБУ не может называться «справедливой» и привязана больше к деньгам и связям, чем к реальному результату. То есть, фактически, результат приравнен к деньгам (это в принципе нормально, если бы это было бы узаконено и выведено в сферу поощрений от государства и поставлено под реальный контроль). Но этого сегодня нет, а руководители надувают щеки про то, что их работники за 5000 грн. (250 дол.) родину защищают, да и еще и наслаждаются жизнью, — это выглядит, как минимум, абсурдно, и служит лакмусовой бумагой наличия коррупции в ведомстве. Вообще, вспомните КГБ и сравните его с теперешней СБУ и увидите следующие недостатки:

— значительная разбалансированность между работой подразделений, которые превращены в краткосрочные вотчины на время захода протеже политиков. То, что политики заводят своих «верных» людей на руководящие должности это нормально и естественно. Ненормальна разбалансированность «по весу» подразделений. ГУ «К» — самое тяжелое, потом «следствие», а потом все остальные. Но ведь это неправильно, когда результативность уходит в одно место, а другие пишут справки из СМИ, интернета, вытаптывают газоны, натирают ухи и так далее, потому как нет полномочий и четкой привязки поощрения к будущему результату или его отсутствию. Я понимаю, что некоторый дисбаланс будет всегда, но не настолько, что порождает не здоровую конкуренцию, а дегенеративную зависть и отбитие желания делать что-либо вообще.

— отсутствие четкой результативности. Если во времена КГБ результат был фактическим, конкретным, осязаемым и привязанным, более или менее, к поощрению, то сегодня такого де-факто нет. Сегодня, официально, результат реально привязан лишь к потолку, то есть крыше начальника, к чему-то возбужденному, написанному, составленному, переданному, но не реально возвращенному и действительно наказанному, по-концовке. А неофициально, результат привязан к деньгам. Нельзя жить при капитализме, а привязывать результаты работы к высоким идеалам чего-либо или декларативным фантасмагориям о спасенных триллионах. Во главу угла должен быть поставлен реальный, конечный фактаж, и от этого фактажа должны выстаиваться системы поощрений для всех участников процесса. А то слушаем популистские заявления о многих «возбужденных миллиардах», а в конце пшик, при котором почему то забыто, что отсутствие результата тоже результат, который при том, может быть наказуемый.

— фактическое отсутствие законодательства о борьбе с коррупцией. В нашей клептократической родине за 24 года создана лишь одна запутанная видимость борьбы с коррупцией. То, что сейчас делается в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве касаемо коррупции является абсурдом и единственным смыслом этого абсурда есть только то, что законодатели и лоббисты этого законодательства сделали все возможное, чтобы их самих не посадили за коррупцию. Видимость, перечень статей в УК огромен, — все расписано, разделено на различные «окрасы» коррупции, есть наказание за все и как бы разжевано, но результата ноль. Суть в том, что законодательство Украины о коррупции своей сложностью, неоднозначностью, запутанностью и противоречивостью само является порождающей коррупционной составляющей.

Ни для кого не секрет: чем сложнее система, — значит тем сложнее, дороже ее обслуживать, а в отсутствии такового обслуживания она дает сбой. Кивалов и Портнов, как основные «родители» сегодняшней борьбы с коррупцией в Украине, люди не дурные, ушлые и себя подставлять не будут. Они создали механизм, который делает борьбу с коррупцией громкой, но пустой и требующей «политической воли» по каждому отдельному реальному коррупционеру. Без «телефонного права», «твердости политиков и Банковой», «повсеместного освещения в СМИ» это система борьбы с коррупцией никого посадить или наказать не способна. И эта система борьбы с коррупцией еще больше подчеркивает то, что в Украине нет права, а есть «решалово».

Понаблюдайте за операми, они гоняют по округе, высунув язык, и мечтают о заявителе. Существующая система борьбы с коррупцией не может поймать взяточника (получающего «неправомерную выгоду») без заявителя. А стать в Украине заявителем это путь в никуда и по многим причинам. Например, для бизнесмена это значит перестать заниматься бизнесом, стать «заявителем» и в конце, с большой долей вероятности, дураком и «козлом отпущения». Возможно, даже сказать, что в Украине, становятся «заявителями», только когда сами на грани вылета по тем или иным причинам и от кажущейся безысходности.

Вообще, украинская система борьбы с коррупцией сформирована таким образом, что необходимо доказывать не только само получение взятки (неправомерной выгоды) через заявителя, который реально хочет быть заявителем только из под большой палки. Но необходимо доказывать, что взятка это действительно была взятка и еще кучу моментов, которые бы просто отпали, если бы ввести в законодательное поле разрешение провокации взятки оперативными работниками. Представьте, сколько бы всего отпало по причине ясной актуальности, очевидности и отсутствия необходимости доказательства.

Ранее мной это неоднократно описывалась и в очередной раз повторюсь:

Провокация взятки — это самый действенный процесс необходимый для уменьшения коррупции в Украине. Здесь «дьявол кроется в мелочах», в самой схеме ее реализации. И от этой ее сути схемы реализации зависит то, уйдет ли провокация взятки обратно в коррупцию и отжим или будет реально работать.

Изначально, для ее реализации не требуется создания еще каких-либо антикоррупционных институтов, как у нас обычно начинается очередная компания борьбы с коррупцией, и успешно заканчивается. Смысл заключен в игре противовесов, «качель» уже в существующих органах. Например, между СБУ и МВД.

То есть, необходимо внести изменения КК и КПК Украины и четко, законодательно прописать технологическую схему по борьбе со взятками (неправомерной выгодой) в виде закона со следующим смыслом:

— оперативным работникам ГУ «К» СБУ Украины и оперативным работникам, например, ДЗБЕЗ МВД Украины (или ликвидированному УБОП) в равной степени и с дальнейшей равной ведомственной подследственностью разрешить провоцировать дачу взятки любому госслужащему или его посреднику в сумме документируемых эпизодов свыше эквивалента 500 долларов США.

— основным доказательным материалом для суда признать наличие видеозаписи со звуком о получении взятки по статье «провокация взятки».

— предметом взятки признать денежную сумму или эквивалент материальных ценностей в сумме документированных эпизодов по одному лицу равных 500 долларам США.

— посредникам в передаче взятки, по факту их документирования, в течении 3–х часов, при условии сотрудничества в документации дальнейшей передачи и провокации взятки, законодательно гарантировать избежание любой ответственности, а в случае отказа посредника от сотрудничества, закреплять действие уже за ним санкций и суда по статье « взятка».

— основой для ареста взяткополучателя или посредника отказавшегося от сотрудничества по дальнейшей провокации взятки признать раппорт оперуполномоченного с приложением видеоматериалов о получении взятки и передачи материалов в следствие не позднее 1-х суток.

— применение провокации взятки должно распространятся на всех граждан Украины, в том числе являться безальтернативным предлогом для лишения депутатской неприкосновенности, любых иммунитетов, и начало оперативной деятельности должно проходить без особого уведомления каких либо дополнительных органов, а прокуратура, суды включатся на стадии появления материалов в следствии.

— уголовное дело заводится постановлением следователя на стадии принятия им материалов и арестованного от указанных выше оперативных подразделений.

— залогом для освобождения из под стражи взяткополучателя или посредника отказавшегося от сотрудничества определить 20 кратный размер провоцируемой для них взятки. Освобождение проводить не позднее 1 суток после поступления денег на счет.

— карающей санкцией по статье «взятка», как для взяткополучателя, так и для посредника отказавшегося сотрудничать определить две возможных санкции: а) выплата или уже фиксация выплаты залога на специальный счет подследственной структуры в течении 3-х дней с момента суда первой инстанции и запрет занимать госдолжности на протяжении 10 лет. Б) в случае отказа выплаты 20 кратной стоимости провокативной взятки или какой-либо невозможности ее выплатить определить лишение свободы в один год за каждые в эквиваленте 10000 долларов США, в том числе от 500 до 10000 дол. США, но не более 10 лет лишения свободы.

— деньги зачисляемые на специальный счет госструктуры, которая разрабатывала и документировала распределять следующим образом: 50 процентов перечислять в госбюджет, 50 процентов выплачивать в виде премий сотрудникам непосредственно участвующим в организации и документировании провокации взятки (от этой цифры 10 процентов руководству – начальникам управлений, отделов, секторов, а 60 процентов оперативным сотрудникам и 30 процентов следователям, конкретно работавшим по конкретному делу о провокации взятки).

— выплаты премий, как и обжалование в суде высшей инстанции проводить не позже 1 месяца с момента вынесения приговора.

— показатели работы оперативников и следователей (галочки-палочки) привязать к конкретным результатам и за отсутствие оных на протяжении 2 месяцев переводить в другие подразделения.

В целом вот то, что является реальным, а не бутафорным смыслом провокации взятки. Выше, провокация взятки описана в смысловой нагрузке, хотя правильно было бы прописать до еще больших и четких мелочей. Потому как в них суть. Но это для специалистов и по надобности. Смысл понятен.

Но сегодня, судя по всему происходящему, с коррупцией даже никто и не думает бороться. Все надеются на очередную видимость этой борьбы для возможности ее потом возглавить. Вот и создаются новые НАБУ, Агентство по предупреждению коррупции, Государственное бюро расследований, усиляют структуры собственной безопасности, поднимают общественность (уже существует около 50 общественных организаций, которые борются с коррупцией), — все на борьбу с коррупцией: ГПУ, СБУ, МВД, ФСУ, бывшее КРУ и везде в них есть общественные советы, — все в борьбе, а результатов ноль! Все ложь и популизм!

Вот и очередное заявление Наливайченко: «Для СБУ не надо придумывать ничего лишнего — важно опереться на традиции и подходы к работе Службы безопасности ОУН-УПА в 1930-1950-х годах. Она работала против агрессора в условиях временной оккупации территории, имела патриотическое воспитание, боевую контрразведку и опиралась на мирное украинское население, пользуясь его беспрецедентной поддержкой». «При реформировании СБУ мы будем предлагать двигаться по пути отказа не только от кэгэбистских названий, но и от структур, не присущих нам органов безопасности. Например, вместо управлений и департаментов надо решительно перейти на референтуры и округа». Наливайченко отметил, что референтуры, в отличие от департаментов, имеют более широкие функции, в частности, ведут информационную войну против врага, и занимаются связями с общественностью.

Вот такая серьезная реформа ждет СБУ: переименовать, популизм, расчет на патриотов и поддержку населения. СБУ с Наливайченко уже уходит в подполье, как УПА. Цирк и сюрреализм, — или тогда действительно планируется полный слив Украины и превращение ее в партизанские территории.




Комментирование закрыто.