Как победить прогрессивным силам в Украине

Натали Безмен, для "Хвилі"

sur51

В ситуации, когда все гуще над нами тучи и все более не ясно что там впереди, любые сценарии кажутся нереалистичными, надуманными. Мир меняется, стремительно, неумолимо — и мы часто не успеваем вовремя осознать эти перемены, не то что измениться самим или предсказать, что будет дальше.

Прогнозов много, они разные, они едва успевают встраивать в свое видение структуры событий то исторические аналогии, то взлетающих одного за другим черных лебедей, и ходят по замкнутому кругу — когда все знают, что нужно делать, но практически никто не знает ответа на вопрос «как».

В общем, все правильно, ведь будущее неизвестно.

И все же это не отменяет эффекта от его программирования. В том числе с помощью самосбывающихся пророчеств. Да, мы еще не знаем как, но примерно догадываемся что будет. И в данном случае не так важно, что предпочитаем мы, конечно, нечто для нас хорошее — так и должно быть, на самом деле.

Поэтому оставим апокалиптические прогнозы — и чтобы не накликать тоже. Остановимся на сценариях победы. И даже позволим себе не вдаваться сейчас в дискуссию, что именно мы под победой понимаем. Да, вот так, пусть это будет та самая победа всего хорошего над всем плохим, пусть это будут и реформы, и экономический рост, и победа сил прогресса и здравого смысла — все же этого хотят, и все понимают, есть такие данные, что примерно нужно делать, получив власть.

Вот оно, ключевое, правда?

Либертарианцы всех мастей в этом месте должны потерять интерес к дальнейшему чтению. Правда, это не для них — добиваться власти чтобы устанавливать свои правила. Но в этом случае справедливым будет и не ныть, что все вокруг не так, как хотелось бы — и ждать, когда люди сами до всего дозреют. Ну, кто доживет… или выживет.

Итак, для победы, стоит цель — получить власть. И не просто так, а сделать это достаточно легитимно, чтобы и собственный народ поддержал, и мировая общественность не отвернулась, даже если поморщившись.

Поэтому, ну хотя бы в данном тексте, оставим за рамками совсем уж фантастические для нас вещи типа военного переворота или мечты об ограничении избирательного права и изобретении какой-то другой, более продвинутой демократии.

Вот, есть народ — какой есть, и неудобная кому-то часть никуда испаряться не собирается. Наоборот, вполне актуальна проблема как повысить явку на выборы — помним про легитимность, да. Есть избирательное законодательство — вряд ли оно так уж кардинально поменяется в оставшийся до ближайших выборов отрезок будущего. Для его изменения в лучшую сторону нужно сначала получить возможность что-либо менять — значит, придется иметь дело с тем, что у нас называется представительской демократией. Есть внешние и внутренние силы, со своими интересами и влиянием. И есть политические силы — ну, тоже какие есть, то есть много и разные.

Каким образом условно нормальным политикам получить поддержку? Причем не просто такую, чтобы остаться на плаву и хоть на что-то влиять, а достаточную, чтобы действительно менять страну. Даже для того, чтобы созвать новое Конституционное собрание и перезаключить общественный договор, сначала нужно получить такую возможность. Можно и собрав митинг с шинами и прочим, но желательно все-таки на выборах.

Либерально ориентированные политические силы тут попадают в ловушку. С одной стороны, все должно быть и легитимно, и демократично — и, чтобы получить поддержку, свою точку зрения следует донести, опираясь на силу убеждения. С другой же, большинство населения не разделяет их взглядов на реформы, не интересуется ими, не имеет сил терпеть лишения. И, на первом этапе, даже пострадает от них. Об этом говорят и социология, и результаты прошедших довыборов в ВР.

Стали ли выводы Егора Фирсова холодным душем для демократических сил, или они предпочли их не заметить, позволю себе все же процитировать.

«Чтобы выиграть мажоритарку нужны деньги. Желательно много. Либо неограниченный административный ресурс. А лучше — и то, и другое… Народ любит сладкую ложь и не любит горькую правду. Поэтому, чтобы выиграть и завоевать симпатии избирателей, особенно в провинции, вам необходимо лгать… людей здесь очень мало интересуют реформы, коалиции, дебаты в Верховной Раде, борьба с кнопкодавами, офшорные скандалы, приватизация, и прочие далекие от них проблемы. Для жителей провинции все это — малопонятный белый шум. Что-то вроде раздражающего жужжания мух. Они вообще не видят связи между своими проблемами и отсутствием реформ. Главные вопросы, которые интересуют жителей округа 206 — это низкие зарплаты и пенсии, высокие цены, возрастающая стоимость ЖКХ, а также их локальные проблемы — плохие дороги, яма во дворе, упавшее дерево, наркоманский притон в подъезде. Причем, в причинах этих негативных явлений большинство людей вообще не хочет разбираться… Анализировать обещания и программы политиков способны единицы… В любом человеке даже потенциально претендующем на власть, электорат с низким уровнем доходов автоматически видит виновника своих несчастий. Единственный способ задобрить таких людей и завоевать их симпатии — это быстро «компенсировать» их страдания установкой лавочек, детских площадок или раздачей небольших сумм… Виртуальный мир Фейсбука и реальный мир украинской провинции — это параллельные вселенные. Мои коллеги с сотнями тысяч подписчиков убеждены, что они весьма авторитетны и известны, как политики. Кроме того, лояльная к ним и в целом продвинутая аудитория Фейсбука искажает их мировосприятие. Им кажется, что их ценности и идеи популярны и принимаются обществом на ура. Увы, реальность показала, что это не так. Ценности и цели общества совершенно иные».

Вот вроде бы и ничего нового, правда? Мы же все это и так знаем. Или нет?

А если да, то каким образом можно завоевать вот этот электорат? Которого большинство. И хотим мы того или нет, а в рамках действующей системы представительской демократии — в ее идеальном исполнении, в том числе, — к решениям большинства принято прислушиваться. Да, и тогда, когда они не нравятся и кажутся ошибочными. (Британия с Брекситом — в пример.) Просто потому, что если не доверять собственному народу возможность наслаждаться последствиями его же выбора — то какие же это, тогда, либерализм и демократия?

Вот она, ловушка. Мы либералы и демократы, или хотя бы так о себе думаем или хотим выглядеть — но свои идеи донести не можем. Поэтому, может, ну ее, ту демократию? Вместе с народной поддержкой? Придем к власти — как именно, еще придумаем, процесс идет — и будем делать то, что нужно. А народ потерпит. И потом еще спасибо скажет. Пропетляем, в общем.

Недаром в последнее время появились высказывания, что, мол, и идеологию ну ее. И что нам делить себя по спектру и предпочтениям — одно ведь дело делаем. Какая разница, какого цвета у нас… что-нибудь.

И оно правильно, вполне даже в тренде. Тем более что «либерал» уже стало восприниматься негативно не только в России, а и у нас. И даже в США, в свое время состоявшихся благодаря либерализму, это сейчас практически синоним социал-демократии. Лево-право мигрируют, меняются местами даже. Так что да, лучше не уточнять — больше свободы для маневра.

Только здесь сразу ремарка: если какая разница какого цвета вы, то так же и вас не должно заботить какого цвета ваш возможный соратник. Так общее дело делать скорее получится.

Здесь можно уйти в сторону и поговорить про то, что народ нужно обучать и воспитывать. И, если он этого не хочет, делать это исподволь, подбирать ключики и методы. А если не получается — сами виноваты. И все равно нужно, чтобы хотя бы следующее поколение выросло «правильным». И это все хорошо, и надо делать — но мы же в начале договорились, что будем изобретать желаемое будущее, то есть такое, до которого сможем добраться относительно быстро? Да и пример турецкой организации «Хизмет», с ее духовным лидером в изгнании, слегка расхолаживает. Строили-строили, выращивали, учили, а потом им оказалось не по пути с очередным авторитарным правителем — и добро пожаловать, заочно, в заговорщики. А выстроенную организацию с учениками и последователями ожидают репрессии и чистки. И прогресс придется нести кому-то другому.

И еще раз в сторону, другую, но не хуже. Партийное строительство снизу, территориальные ячейки, местные лидеры. Новые классные ребята, которые организуются, займутся лавочками и ОСББ, доконают бездельников и коррупционеров на местах — а потом и до страны дорастут.

Хорошо. И перекладывает головную боль с местными проблемами на местный же уровень.

Вот только пока тоже не работает, почему-то. И опять долго.

Так что вернемся к нашему «здесь и сейчас».

И раз уж мы договорились не заморачиваться спектром и идеологиями — своими и союзников — то позволим себе быть циничными и для всего остального. И будем называть вещи своими именами.

Что нужно для того, чтобы прийти к власти? В произвольном порядке:

электоральная поддержка (чтобы народ проголосовал за нас и, вообще, чтобы пришел)

поддержка медиа (в наших реалиях: попасть в телевизор)

ресурсы (можно просто деньги, а лучше и административный тоже)

силовое звено (так, на всякий случай, чтоб чего не вышло, и пригодится)

организация (никто не знает, что это, но красиво).

Хватит, пожалуй.

Вы, конечно, возмутитесь и скажете: «А как же продуманная экономическая программа?!»

А я скажу: «Не перебивайте!» (С)

Во-первых, мы же взяли за данность, что все уже знают, что именно нужно делать. Все в курсе про дерегуляцию, законодательную гильотину, снижение налогов… и прочий НЭП. А конкретика — когда, как, насколько быстро и прочее — это все уже будет по месту решаться. По ситуации и в зависимости от количества денег. Это если смотреть на вещи реально, а не шашкой махать — типа идеи всех, с кем не знаем, что делать, выставить на улицу и не наша забота как они дальше будут. В том числе потому что, как только мы станем властью, это сразу станет именно нашей заботой. (Держим в голове и легитимность в глазах населения, и необходимость полученную власть удержать хотя бы пока реформы идут.)

Во-вторых, перечитайте еще раз слова «электоральная поддержка». А потом цель, «прийти к власти». Для того, чтобы менять страну, разумеется. А потом, если все еще не понятно, цитату из Фирсова.

Ваша экономическая программа способна организовать вам массовую электоральную поддержку? Да? Поздравляю, значит, она и есть часть этого пункта плана.

Нет? (Можно еще раз цитату из Фирсова. Да, можно и наизусть.) В таком случае, держите свою программу при себе, как сугубо внутренний продукт, потому как к цели это вас отнюдь не приближает. Это не программа, с которой идут на выборы, понятно? Это ваша программа что делать после того, как вы их выиграете. Дело полезное и нужное, кто ж спорит, но давайте сконцентрируемся на цели.

Так вот, если у вас пока программы «на выборы» нет — плохо, надо срочно начать создавать, зима близко. И, если вы думаете, что в этом вам помогут гражданские инициативы снизу, работа в экспертных группах и прочее, значит, вы Фирсова читали невнимательно, повторяем.

Ваша программа должна получиться максимально короткой и понятной. На страничку максимум. А еще лучше — на сити-бокс. Или билборд. Поменьше воды, побольше конкретики. Поменьше плагиата. Что вы обещаете делать. Причем, еще и будете. Сверяемся с соц. опросами. То, что желают услышать. Во все времена — это справедливость, подсказка. В понимании электората, не факт, что совпадает с вашим… Выбрасываем то, что не желают. (Здесь можно не только на соц. опросы посмотреть, но и на результаты аутсайдеров на прошлых выборах. Что там у них в программах было? Сплошной украинский язык? Еще что?) Если вы это, что не желают, делать собираетесь — в программе этого, значит, быть не должно. Да, это ложь. И она желанна, помните?

Делаете свою программу сразу на украинском, русском, английском, польском, крымско-татарском и т.д. Но на этих — обязательно. Никаких вопросов из серии «а почему не на…» или «а где? — ой, щас переведем» быть не должно. Размещаете ее сразу и максимально везде, где можно и когда можно — в соответствии с законодательством. Не стесняйтесь.

Это, конечно, не все. Ваши спикеры, ваши интервью, ваши информповоды — они тоже должны служить вот этому, электоральной поддержке. Говорим то, что хотят услышать. И конечно, добавляем туда и свое, оригинальное, иначе чем же вы будете отличаться от всех остальных. Избегаем нежелательного и непонятного. Обещаем. (Подсказка, обычно хотят нормально жить и чтобы оставили в покое.) Не можете пообещать снизить тарифы — обещайте повысить зарплату, ввести почасовую оплату труда, пересмотреть прожиточный минимум. Стараемся держать себя в рамках и оглядываться на опыт предшественников: «закончить войну за три месяца» — это не реально, а вот «бандитам — тюрьмы» — вполне, хороший лозунг испортили, но запрос в обществе еще остался.

Красивый ход — пообещать, что вы сделаете, лично, если не исполните то-то и то-то, еще лучше — к такому-то сроку. Причем независимо от «проголосует ли большинство в Раде». Пример: опять Британия. Премьер ошибся с своими прогнозами — премьер ушел, сам.

Для этого всего нужны ресурсы. Разные. Финансовые, медиа (так много значит, что аж вынесено отдельным пунктом), интеллектуальные, человеческие, силовые, административные.

Главный, конечно, деньги. Но не стоит списывать со счетов и все остальное.

Ресурсы стоит мысленно поделить на две большие группы.

Первая — это то, что нужно, чтобы получить власть. Доступ к медиа, реклама, материалы, зарплата агитаторам, штабистам и членам избиркомов. (Практика показывает, что можно с треском проиграть и имея все это — вспомним того же Носорога, так что не обольщайтесь. Но и со счетов не сбрасывайте.) Подкуп — уж если не избирателей, так местных властей и избиркомов, чтобы хотя бы не мешали, а лучше — и помогли (админресурс!). И избирателей тоже, кстати. Что там можно в рамках закона? Площадки-лавочки? Ок. Значит, площадки-лавочки. А лучше с фантазией, чтобы не повторяться. Забота. (Мы же договорились, что будем циничными реалистами — и это даже не ново, такие предложения.)

Это все в материальной плоскости. Но подкуп — это еще и обещания, опять. И в ваших обращениях и пунктах программы, с прицелом на целевые группы, и — вполне конкретным адресатам. Что обещать? Целевым группам — все то же, нормальную жизнь с минимумом вмешательства. А вот конкретным лучше никаких благ не обещать, или обманете, или станете зависимы. Пообещайте иммунитет от преследования, лучше частичный. Что значит, не этично? Вполне себе цивилизованная практика: преступник, который идет на сделку с правосудием и помогает поймать и остановить других преступников — получает хорошее смягчение наказания и даже, возможно, защиту свидетелей. Ах, у нас такого нет? Так вы пообещайте ввести! Надеюсь, в презумпции виновности нашей номенклатуры никто не сомневается.

Кстати, для этого всего тоже нужен ресурс — и это помощь силового звена: не может быть, чтоб вот совсем не было адекватных и желающих перемен людей в прокуратуре, СБУ, полиции, нац. гвардии. Расследования, ненавязчивые беседы с чиновниками, даже защита митингов и избирательных участков. Для стимулирования адекватности тоже что-нибудь хорошее обещаем. (И потом делаем — проблемы с военными нам же не нужны, верно? Поэтому опять же думаем, что именно пообещать. Влияние и разные там квоты — не стоит. А вот возможность роста по карьерной лестнице — вполне, тем более что грядущие кадровые чистки обещают много вакансий.)

Вторая — это те средства, за счет которых вы собираетесь претворять в жизнь задуманное после того, как власть получите. Да, уже говорилось, что мы не можем спрогнозировать этот пункт во всех подробностях. Но хотя бы какими-то планами на этот счет обзавестись стоит, потому что это поможет и лучше составить программу «на выборы» (и свою внутреннюю тоже), и отвечать на вопросы избирателей и оппонентов, и понять, кто может и будет вашим союзником (и наоборот). В принципе, ответ на вопрос — за чей счет планируется банкет (то бишь реформы) — самый важный, определяющий практически все.

Потому что реформы — это дорого. Это потом они дают экономический рост, высвобождают потенциал и прочее. А сначала — это слом существующих порядков, потеря контроля, непонятки с наполнением бюджета и выплатами долгов, недовольство населения и сопротивление на местах. И радующийся любым проявлениям нашей уязвимости агрессор у границ. Плюс пятая колонна и контрреволюционеры. (Здесь опять уместно будет вспомнить о важности силового звена.)

Так что деньги — это важно, это подушка безопасности. От ответа на вопрос сколько их будет и как вы собираетесь их добыть и зависит ваш успех, на всех этапах.

Каковы могут быть источники ресурсов?

  1. Членские взносы. Просто все адекватные и заинтересованные в прогрессе люди скидываются на все хорошее. Лично вам, конкретно на вашу партию или просто в некий Фонд, из которого все честно и прозрачно распределяется.
  2. Мелкий и средний бизнес. Относительно небольшие взносы, ограниченная верхняя черта, открытые списки, строгая отчетность. Прозрачно, цивилизованно, средний класс сам себя лоббирует.
  3. Крупный бизнес. Олигархический, можно сказать и так. С мощными национальными традициями финансирования партий и политиков — и со всем понятными издержками. Хорошо тем, что дает доступ к ресурсам не только финансовым, но и медиа — попасть в телевизор, одна из сверхзадач, помните? И по-другому, кроме как помощью со стороны хотя бы одного олигарха, владельца крупного телеканала, эта задача не решается. А если вас нет в телевизоре — вас нет вообще.
  4. Зарубежная помощь. Кредиты, инвестиции, гранты, деньги под реформы и демократию. Много. По словам дедушки Сороса, чтобы получилось — очень много. Кроме денег — образовательные программы, технологии, электронный документооборот и пр. С учетом реалий войны — дипломатическая поддержка, защита, оружие, снова деньги — на армию. Практически во всех странах, «где получилось» — это было.

В принципе, это все, что можно придумать. Теперь на эти четыре пункта стоит посмотреть и трезво оценить и их потенциал — достаточность и реальность получения, и издержки, которые они несут.

А потом посмотреть еще раз — уже с той точки зрения, что ресурсы бывают двух типов — которые нужны для победы, и которые нужны после. И опять оценить емкость, реальность получения и издержки.

И вот здесь начинаются интересные вещи. И поэтому так не любят говорить на эту тему, об источниках финансирования. Потому что это или вскрывает неприятные связи и зависимость, или демонстрирует несостоятельность программ и расчетов.

Мы же говорим про наши реалии, да? То есть «скинуться на политику» предстоит тем самым людям, которые уже ободраны до нитки инфляцией и тарифами, скинулись на армию, дважды обмануты постмайданными политиками и — кто забыл, Фирсов! — вообще считают, что раз ты только собираешься во власть, то уже богаче меня и кругом должен. И еще. Люди вряд ли дадут деньги под проект, который не факт, что победит… Нет, кто-то что-то и даст. Но на все этого точно не хватит. И это будет на этапе «до».

Практически тоже самое можно сказать и про мелкий-средний бизнес. Еле сводящий концы с концами, на шее которого и так мы все сидим. (Потому что крупный бизнес находит способ и уходить от налогообложения, и выводить прибыль за рубеж — для этого ему, родимому, влияние на власть и надо, потому он, собственно, и коррупционно-олигархический.) Да, можете тут порассуждать про то, что они там вообще все в тени — но если бы это было не так, их вообще бы не было, вместе с создаваемыми рабочими местами, зарплатами и покупательской активностью, которая в том числе наполняет бюджет с помощью НДС. В общем, даже если вы продолжаете считать, что просить у них денег этично и целесообразно, стоит попробовать прикинуть, много ли удастся собрать. На партию, которая еле-еле вползет в Парламент — может, и да. А так, чтоб большинство — ну, чтоб страну менять?.. А потом, на этапе «после», когда надо будет отдавать обещанное, то есть снижать налоговый пресс, тоже у них попросим?

С крупным олигархическим бизнесом вообще-то все, вроде бы, понятно. С одной стороны, они радостно дадут денег, сейчас. И пустят в эфир. Под гарантии, что ничего не изменится, и никаких реформ не будет, а как же. А если будут — то так, по мелочи, чтоб их не зацепило. И их прибыль. И чтоб налоги по-прежнему платил кто-то другой. И чтобы сырье продавать по мировым ценам, даже внутри страны, а зарплату платить на уровне черты бедности. И никаких ТНК на нашем рынке, и никакого развития мелкого-среднего бизнеса, зачем им конкуренты… И как вы будете на этапе «потом» выкручиваться — тоже их чтоб не касалось. Да, и внешняя политика — кто сказал, что вы про нее сами решать будете? Что-то там про военное положение, санкции против страны-агрессора, прозрачные правила ведения бизнеса?

Ну и как пример — та же Грузия, где многие расходы взял на себя один из олигархов — и практически похоронил потом весь проект. Не хотелось бы повторить, да.

Вот здесь стоит сказать еще об одной развилке.

Олигархи и их активы. Мощный ресурс. Важный на любом этапе. Который можно получить или в добровольном порядке, или в принудительном. И в добровольно-принудительном тоже. И по-разному в зависимости от персон. И по-разному на обоих этапах.

Да, у многих из них весьма переоцененное состояние, держащееся на бюджетных дотациях и «схемах». И в долгах они, бедные, как в шелках. И в производство свое ничего не вкладывали — все устаревшее, на ладан дышит, что с него возьмешь. Все так.

И не так. Потому что это, во многих случаях, крупные монополисты, держащие в своих руках ни много ни мало стратегические отрасли, на которые завязана безопасность страны. В условиях войны — уже повод для национализации. А если покопаться в занятной истории приобретения этих активов — так тем более. Ресурс? Еще какой! Что с ним можно делать? Есть варианты. От гос. собственности, дежурно у нас нерентабельной, до акционирования и перепродажи части (с контрольным пакетом все равно у государства, например) на открытых аукционах. Лучше, если эти доли купят как раз ТНК — больше будут заинтересованы в неприкосновенности наших границ.

А еще у них есть активы, которые выведены из страны. Счета в иностранных банках. Недвижимость за границей. В случае предъявления подозрения в отмывании денег все это подлежит заморозке. И, после решения суда, возвращается на родину. С выплатой ущерба и штрафов.

Скажете, мол, деньги Януковича так и не вернулись? А вы уверены, что их так уж старались вернуть? Скажете, кто ж их нам отдаст, и Лазоренко в пример? Так в том и дело, что если мы не начнем делать телодвижения в этом направлении, так у Запада лопнет терпение — и он заберет себе. Да и, если уж решит все же нам помогать, то своим гражданам проще сказать, что нам отдают наше же — и вообще все в белом борются с коррупцией — а не их, собранное в виде налогов.

Такой взгляд на проблему хорош с нескольких сторон: это и ресурсы, и знак зарубежным партнерам, что мы, использовав действительно все свои возможности, достойны претендовать на их помощь — и меняем правила игры, становясь привлекательными для инвестиций. Свои финансы позволяют оставить за собой некоторую свободу маневра и не впадать в полную зависимость от союзников — а это та самая субъектность, когда мы имеем возможность вести свою линию и делать то, что выгодно нам. Даже на тот случай, если союзники решат, что мы их вконец утомили и что у них и своих проблем хватает.

Наконец, это тот самый пункт программы, который помогает ответить и на вопрос «откуда деньги», и на неудовлетворенный запрос о справедливости. То есть — имеет мощный электоральный потенциал. Можно сколько угодно издеваться над «большевиками» и «отнять и поделить» — но это, на самом деле, плохой пример, потому что у большевиков как раз заручиться электоральной поддержкой получилось. Так что изучайте опыт, господа.

Даже если удастся организовать какой-то невероятный сбор средств или выиграть исключительно за счет яркой идеи — все равно неизбежно встанет вопрос об источнике средств «потом». И даже ваша поддержка «до» — тоже во многом зависит от ответа на этот вопрос.

И вариантов здесь уже меньше. Уже только два из четырех.

Или «Запад нам поможет» или «сама-сама», то есть на средства крупного национального капитала.

С учетом того, как недоверчив и как долго обычно раскачивается Запад (и припомнив все его нынешние проблемы), лучше все-таки на него не слишком рассчитывать.

То есть страну придется спасать за счет собственного крупного бизнеса. В конце концов, для этого его когда-то и завели. И ничего личного, да.

Он, как мы уже говорили, может эти ресурсы отдать добровольно или принудительно. И насчет добровольности, зная наших, это выглядит не сильно так реалистично. Пока что, даже в условиях войны, они такую готовность не особо проявили.

Да и на этапе «до», мы упоминали, что надо бы получить доступ в эфир хотя бы одного телеканала. Это что же получается? С одной стороны, нужно найти некоего олигарха, а лучше хотя бы двух, и уговорить его помочь… а с другой — внести в свою программу пункт, что собственность мы у олигархов отберем, потому как иначе не выкрутимся? (И потому что это привлечет мощный электоральный резерв, не забываем.) И если мы этого делать на самом деле не собираемся, то чем же мы тогда отличаемся от бывших-нынешних и что же мы тогда сможем изменить?

Как получить ресурс доверия и совместить свое видение целесообразности с позицией тех, кто требует справедливости и возмездия?

В таком случае нормальным бы выглядел компромисс, избирательный подход. Да, вы не ослышались — но мы же тут циничные реалисты. Ничто не мешает ввести критерий, по которому активы части олигархов будут признаны подлежащими безоговорочной национализации — на основании, например, того, что принимали участие в узурпации власти Януковичем и благодаря этому растили свои монополии. Не нравится? Тогда, сотрудничали со страной-агрессором, способствовали оккупации. Нет таких? Пруд пруди! И что, не найдется тех, из сотоварищей, кто еще и поможет? Если правильно мотивировать?

Вот только мотивацией должно быть не обещание отдать активы и укрепить влияние, а, опять, иммунитет — при условии согласия на дальнейшую игру по правилам и выплату компенсаций, которые тоже пойдут на ту самую подушку безопасности под реформы.

И может даже статься, чутье и рефлекс самосохранения сработают у наших олигархов раньше, чем все это будет претворено в жизнь, да еще и будучи подкреплены правильными сигналами от партнеров из-за рубежа. Что, если в таком случае они предпочтут пойти на мировую? Самоустраниться из политики, выплатить компенсации? Лишить поддержки подконтрольные партии? Очень может быть, что это возможно. А нет — так им же хуже.

Только чтобы это случилось, чтобы давление оказалось действительно сильным, эта повестка должна появиться в программе всех прогрессивных партий. Они должны показать, что не боятся и сделают это — опираясь на население, для которого запрос на справедливость — и даже, если угодно, месть — остается самым важным и, раз за разом, остающимся без ответа.

А теперь, разобрав и необходимые для победы ресурсы, и их возможные источники — вернемся к основному вопросу: что мы можем сделать, для победы?

Ведь получается, что ресурсов мало, и они трудно доступны, и находятся в разных руках. И конфликт интересов мешает использовать их все вместе.

И все пункты уже перебрали. Кроме организации разве что.

Очень бы хотелось, чтобы из ниоткуда появились честные и адекватные наши спасители, да собрались вместе, да организовались в нечто мощное и непобедимое… Ну, или вышли из подполья — еще лучше. И все сделали. И сбор денег, и написание программы, и рекламу, помощь из-за рубежа или от олигархов с их ресурсами, можно добровольно-принудительно, и силовое звено, и медиа… и электорат в них сразу, прям как из подполья вышли, поверил бы. И все это быстро, чтоб к ближайшим выборам точно успеть.

Но мы ведь договорились, что все наши мечты о будущем будут исходить из того, что есть.

А есть у нас вполне себе готовые политические силы. И даже несколько с амбициями делать реформы и менять страну. И даже желание объединяться они высказывают.

Да только пока не получается: то визии у них разные, то электоральная база одна и та же, то наоборот — слишком разная. И доверия, говорят, не хватает.

Вот и получается, что «организация» — это ни о чем. Нет ее.

Но это потому, что мы воспринимаем организацию как присутственное место — такое, с колонами, в стиле сталинский ампир. В крайнем случае, как подполье. То есть это объект.

И совсем другое дело, если посмотреть на организацию как на процесс.

Не организация «какая?», а организация «чего?».

Организация объединения ресурсов для победы.

Ничего не мешает сейчас, для победы, объединить ресурсы. Организованно, с хорошей логистикой. Не обязательно в общий котел, но с готовностью перебросить союзникам помощь при необходимости. И с готовностью идти на уступки, а не воевать друг с другом, топчась по одному и тому же электоральному полю. Даже если для этого, вдруг, потребуется согласовать название. Или даже изменить — и это не было бы проявлением слабости, наоборот, это мог бы быть сильный шаг — демонстрирующий, что вот это самое доверие союзников и их мнение — имеет значение.

Даже если вдруг понадобится подправить программу — не только так, чтобы привлекала и не отпугивала ваших избирателей. Но и так, чтобы союзники не теряли свой электорат из-за того, что помогают вам.

Мы разные. И нас всегда старались разделить, намеренно. Но как хаос порой становится сильнее порядка, так и в разнообразии — наша сила. Потому что у каждого, такого разного, свои слабые места — и свой ресурс.

Есть политическая сила, имеющая хороший электоральный потенциал — в том числе благодаря харизматичному лидеру и резкой, востребованной риторике. Возможно, при этом у нее нет опоры на местные финансовые ресурсы и команда не так сильна, но зато в наличии своя история победы.

Есть партия и лидер, которые тоже обзавелись неплохой историей успеха, но она локальна, и на общенациональном уровне пока нечего добавить. И хорошо бы расширяться, и есть опасения потерять имеющееся, покинув свою зону комфорта. Не факт, что удастся стать первым и единственным. Но есть уникальный шанс оказаться в первых рядах тех, кто действительно возьмет — и сделает.

Появилась новая политическая сила, но зато с поддержкой со стороны заокеанских партнеров — и это хорошо, что оттуда. Потому что Европе реально не до нас, и она вообще еще не решила, с кем и где ее выгода. Да и при расследовании финансовых преступлений лучше опираться на США. И гарантии возврата средств просить именно там. И это можно и нужно лоббировать, вместе с дипломатической и военной поддержкой на переходный период. Что мы можем пообещать взамен? Верность курсу на демократические преобразования после победы, конечно. Но мы и так собираемся ему следовать, верно? Как и прочим взаимовыгодным направлениям.

Кто-то может найти выходы на силовиков. И мы помним, как это важно.

У кого-то есть доступ к финансовым ресурсам и медиа. И понимание, что ситуация изменилась и надо меняться самим. Сейчас. Или потом уже будет поздно. И вроде как уже и сделано что-то в этом направлении, да вот, не так и удачно. И сотоварищи не спешат пугаться или присоединяться — нет у них пока повода пугаться-то, они и так уже нормально все порешали. Еще и по шапке дали, за фальстарт. Может оно и так, и правильно дали… А может, с чуйкой у них похуже.

Кто-то точно знает, что и как делать после. И способен собрать вокруг себя экспертов. И эта работа — гарантия, что обещанное выполнимо и будет сделано.

Потому что только так можно показать, чем мы отличаемся от популистов, которые только используют отчаяние и гнев и никакой новой повестки предложить не могут — и не собираются. Это то, что отличает нас от них. И от большевиков тоже, кстати. Потому что они обещали — и обманули.

Это то, что нас объединяет.

И именно у них, у популистов, а не друг у друга, стоит задача отобрать голоса, чтобы победить. И сделать это возможно, только забрав у них риторику справедливости и организовав объединение ресурсов.

Курс на нормальную жизнь — цель, которая сможет сплотить вокруг себя людей. Не только нас, а и большинство избирателей. А реформы — это не цель, это средство. На пути к новой победе.

Группа «Прогрессивный Капитализм», работающая в формате гражданского мозгового центра.

ФБ автора




Комментирование закрыто.