Информация, насилие и революция: складываем пазл

Александр Роджерс

Начнём с классической книги Герберта Уэллса «Спящий просыпается». Её сюжет построен на том, что капиталистический мир в результате постепенной монополизации постепенно превращается в собственность одного человека – Спящего. А называют его так потому, что он впал в летаргический сон, и миром от его имени правит Попечительный Совет.

Собственно, поводом для революции стаёт сам факт пробуждения Спящего. Попечительный Совет, боясь потерять власть, стремится утаить факт пробуждения, объявить его самозванцем и убить, но это не удаётся.

Здесь нам интересны два факта (поскольку техника восстания в книге не прописана). Во-первых, Уэллс ещё сто лет назад предвидел постепенную монополизацию капитала, в результате которой мир придёт к одной большой сверхкорпорации (отнюдь не заботящейся о человечестве, а сосредоточенной на удержании власти). Это фактически уже произошло – недавно учёные сумели выявить такую сверхкорпорацию, состоящую из 147 взаимосвязанных подразделений.

Во-вторых, нам интересен символизм данного произведения. Спящим является наш народ, который на самом деле владеет этой страной и всеми её богатствами. А все наши «власти» и олигархи – всего лишь временные распорядители его собственности. Но реализовать своё право на собственность народ сможет только тогда, когда проснётся.

Следующим рассмотрим замечательный фильм «Эквилибриум». В этом варианте будущего организация «Грамматон», напоминающая Инквизицию, осуществляет власть над обществом путём установления контроля над поведением и эмоциями людей. Она делает это с помощью специального наркотика, убивающего эмоции, и высокотренированных инквизиторов, обнаруживающих и уничтожающих нарушителей.

Это прямая отсылка к знаменитому произведению Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», где книги запрещены, поскольку заставляют людей ДУМАТЬ, что представляет угрозу для истеблишмента.

Власть в фильме также опирается на ИДЕОЛОГИЮ запрета, воплощением которой служит Отец – идейный лидер. Инквизиция запрещает инакомыслие, причём значительная часть общества пассивно принимает это, а часто и работает доносчиками.

Разрушение такого тоталитарного общества происходит совместными усилиями движения Сопротивления и одного из перешедших на его сторону Инквизитора (Клерика). Клерик убивает Отца и разрушает центр пропаганды, откуда идёт вещание на всю страну, а в это время бойцы Сопротивления одновременно взрывают заводы по производству наркотика.

И здесь тоже хочется выделить два момента. Во-первых, верхушка данного общества в фильме позволяет себе то, что запрещает другим – думать и чувствовать. Не правда ли, напоминает, как украинские власти призывают народ «затянуть потуже пояса», в то же время покупая себе вертолёты, строя огромные дворцы и воруя сотнями миллионов?

{advert=4}

А во-вторых, их власть построена на контроле мышления, запрете на целые направления мысли. У нас власть тоже двадцать лет пытается запрещать определённые направления мышления и идеологии. Нельзя думать, что либерализм и демократия – не самоцель и не панацея, нельзя отрицать, что СССР – «Империя Зла»(тм), нельзя спрашивать, кто послал под Круты мальчишек умирать, нельзя подвергать сомнению «дефективных собственников» и «невидимую ногу рынка», нельзя посягать на «священную корову» частной собственности,  нельзя говорить о национализации и ещё много других «нельзя».

Думайте, как запрещено – и их власть развеется, как дым на ветру.

Следующий фильм, в котором присутствуют похожие мотивы – это «Бегущий человек» с Арнольдом Шварцнеггером. В этом фильме также общество состоит из богатых корпораций и бедных гетто, а держится это всё на телевидении, как средстве одурачивания и зомбирования населения.

Именно это роднит «Бегущего человека» с предыдущим фильмом. Жестокие и развратные телешоу приковывают к себе всё внимание народа, развращая его и не давая задуматься о сути происходящего. В насилии при подавлении голодного бунта обвиняют того, кто в нём невиновен (ох, и тут уже появляются аналогии с Украиной).

Главный герой и группа бойцов и хакеров Сопротивления захватывают спутниковую ретрансляционную станцию и показывают в прямом эфире ряд сюжетов, показывающих лживость режима.

Очевидно, что этого недостаточно. В Украине о преступлениях власти знают уже даже дети. Причём не единичных, а на выбор – воровство, сдача государственных интересов, убийства, взятки, фальсификации выборов, изнасилования, бандитизм, педофилия и гомосексуализм – наша власть совершила их все.

Ещё один фильм, где сюжет также крутится вокруг средств массовой коммуникации – это «Джонни-мнемоник» с Киану Ривзом. Там жадные корпорации гоняются за лекарством от страшной эпидемии, аналога СПИДа, чтобы, установив контроль над ним, получить ещё больше власти и увеличить своё богатство.

Главный герой, совместно с небольшой группой бойцов и хакеров Сопротивления (достаточно стабильный состав групп сопротивления кочует от сюжета к сюжету) транслируют рецепт лекарства в открытый доступ, делая его общедоступным и бесплатным.

Примерно то же самое делает персонаж Арнольда Шварцнеггера в фильме «Вспомнить всё», когда даёт жителям Марса бесплатный доступ к кислороду.

Аналогом в реальном мире может стать открытый доступ к технологиям дешёвой энергии, например, холодному термоядерному синтезу Росси. Как говорил один из моих учителей «бесплатная энергия – это практическая победа коммунизма».

Ещё один сюжет, близкий во многих отношениях, представляет нам фильм по мотивам комикса «В означает Вендетта».

 

В этом фильме к власти в Великобритании приходит ультраправая группировка. Приходит в результате эпидемии и террористической угрозы, которые, как выясняется в ходе повествования, они сами и вызвали.

Противостоит им человек, прячущий своё лицо под маской и называющий себя Гаем Фоксом. Он собирается взорвать здание парламента, чтобы пробудить дух свободолюбия британского народа.

По ходу он использует несколько различных тактик:

1. Захватывает здание телецентра, оттуда вещает о преступлениях власти и призывает к восстанию.

2. Ведёт индивидуальный террор против представителей власти, виновных в преступлениях.

3. Использует внутренние противоречия в партии власти, чтобы стравить её представителей между собой.

4. Ищет честных чиновников, чтобы обратить их на свою сторону.

5. С помощью масок, костюмов и граффити создаёт собственную субкультуру протеста.

6. Заставляет власть ошибаться, увеличивать недовольство народа и нагнетать градус противостояния.

7. Выстраивает и режиссирует сценарий свержения власти.

Не правда ли, хороший списочек, можно сразу внедрять?

И, наконец, шедевр советских фантастов братьев Стругацких (я про книгу, а не фильм!) «Обитаемый остров».

Главный герой пытается противостоять диктатуре анонимных Отцов, построенной на управляющем излучении особых башен-ретрансляторов, несколькими разными способами.

1. Пытается уничтожить башню-ретранслятор, что оказывается безрезультатным (власти строят новые башни быстрее, чем их уничтожает Сопротивление).

2. Пытается проникнуть внутрь структуры власти, но пребывание там оказывается несовместимо с его принципами.

3. Ищет внешних союзников (южных мутантов и Островную Империю), чтобы с их помощью свергнуть Отцов, но и там терпит неудачу.

4. Взаимодействует с местным Сопротивлением, которое оказывается слишком бюрократическим и разрозненным.

И, наконец, разрушает центральный источник трансляции управляющего сигнала, давая людям возможность самим вершить свою судьбу.

Вы заметили общее во всех этих произведениях? Ни в одном из них насилие не является главным инструментом революции. Насилие, безусловно, присутствует – чтобы обеспечить доступ к коммуникации, чтобы защититься от прямой физической угрозы, чтобы внести точечные изменения в расстановке сил. Но оно везде второстепенно и вспомогательно.

Главным инструментом изменений является правдивая информация, донесённая до народа. А коммуникации становятся важнейшим оружием Сопротивления – как для организации протеста, так и для информационных войн.

«Когда запрещают думать, даже правильная мысль становится революционным актом»(с)Оруэлл




Комментирование закрыто.