Гражданская культура для чайников

Юрий Горго, для "Хвилі"

vavilonskaya-bashnya

Данная работа не рассчитана на массового читателя, но, тем не менее, может быть полезна многим. Основная ее целевая аудитория те, кто в ней называется разумным меньшинством. Настоящее положение вещей и, что еще хуже, умов говорят о крайне низком уровне гражданского сознания и культуры у подавляющего количества людей, читающих эти строки. На самом деле в данной работе нет неизвестных ранее фактов или принципиально новых рассуждений, они во многом не мои, а взяты у классиков и не только. Однако многие мои выводы могут восприниматься негативно или же не восприниматься вовсе. Я ни в коем случае не претендую на абсолютную истинность. Моя цель – предложить некоторую модель, описывающую (пусть и с некоторой погрешностью) окружающий нас мир. Использование этой модели помогает по-новому взглянуть на этот самый мир, избежать наивности в суждениях и ошибок в действиях. Так же прошу прощения у моих читателей за в чем-то фривольное и местами даже вульгарное описание весьма серьезных и сложных понятий.

Сама работа состоит из двух частей. В первой строится собственно база мировоззрения зрелого гражданина. Во второй мы попытаемся применить эту базу к некоторым историческим примерам и к нашей сегодняшней жизни. Приятного Вам чтения, очень надеюсь, что по прочтении Вы станете иным человеком, в чем собственно и была моя задача.

Глава 1. Государство.

Мы все граждане каких-то государств, как бы нам не хотелось, но наша повседневная жизнь неразрывно связана с государством. Перефразируя классика можно сказать, что жить в государстве и быть свободным от государства нельзя. Именно о взаимоотношении личности-индивидуума и государства мы и будем рассуждать. А культуру и порядок их сожительства мы и назовем гражданской культурой. Данная тема весьма запутана, грамотность граждан удручающе низкая, поэтому пойдем по порядку – шаг за шагом. Начнем с понятия государства.

Справедливости ради, следует сказать, что есть много определений государства, и нет единого общепризнанного. Более того не существует некоего критерия или органа, который бы подтверждал – является нечто государством или нет. Однако в наших дальнейших рассуждениях понятие государства является одним из ключевых, попытаемся дать его и провести некоторый анализ.

То, что мы понимаем сейчас под государством, серьезно отличается от того, что создавали отцы-основатели первых городов-государств. И прежде всего, колоссальным нивелированием степени ответственности государства перед своим гражданином. Уже к концу XVII веку была создана технология «государственного патриотизма», идеология безграничной преданности гражданина государству, «вечного долга» перед ним. К началу XX века технология была отшлифована до совершенства, блестяще проявив себя в двух мировых войнах. И в наше время, система ценностей, в которой воспитывается индивидуум, формирует его картину мира достаточно сильно перекошенной в сторону интересов государства, а не его собственных.

В рамах доминирующей концепции считается, что государство — это некоторая организация общества, которая характеризуется:

  1. Некоторой идеей, определяющей правила обособления себя от прочих.
  2. Территорией, на которой находится.
  3. Населением, которое проживает на данной территории, признает данное государство и признается данным государством своими гражданами.
  4. Набором законов, определяющих жизнь граждан в государстве.
  5. Специальным аппаратом принуждения для соблюдения этих законов.
  6. И, наконец, — данную организацию некоторые государства признали государством, установив с ней дипломатические отношения.

Конечно, данную формулировку нельзя назвать определением, но возьмем ее за основу. Пищи для рассуждений уже хватает.

Прежде всего, заметим, что нигде не говорится об обязательствах государства перед своими гражданами. А как раз наоборот – граждане должны государству, святая задача которого принуждать их к покорности и любви, ради изначально иррациональной идеи; правомерность которой доказать невозможно, но верить в которую гражданам необходимо.

Итак, первый вывод: сама идея государства – это некая разновидность религии, в которой гражданин должен верить и гордиться фактами из разряда: «мы другие, мы лучшие, мы самые сильные/красивые/счастливые/цивилизованные и т.д.» и кроме как верить гражданин просто еще государству и должен. Должен и обязан с момента своего рождения до самой смерти.

Уже из определения следует, что возможна ситуация, когда некое образование признается какими-то государствами как государство и не признается иными. И в самом деле — в истории человечества единогласный факт признания государства в его границах есть скорее исключение, чем правило.

Сам факт признания наличия государства – субъективен, как и субъективна сама идея «отличаться от других». Как субъективны и претензии государства на любую территорию, в том числе и в своих текущих границах. В конечном итоге субъективны набор законов, обычаи и традиции государства, включая понятие «исторической законности» или «исторической справедливости». Все это применимо и воспринимаемо во многом только в границах самого государства. То, что у одних вызывает благоговение и трепет. У других, живущих в иной парадигме, вызывает издевательскую улыбку или яркую неприязнь.

Все еще гораздо веселее — всегда возможно создать и обосновать причину для создания или ликвидации любого государства, составить теоретическую базу для объявления его вне закона, или формулировки территориальных претензии к нему или же просто осуждения и презрения его законов и обычаев.

Второй вывод. Любое государство – это временное образование, его границы, ценности и мораль еще более временны и воспринимаемы локально. Не существует государства, которое бы могло рационально доказать правомерность своих границ или правомерность самого своего существования.

А, следовательно.

Третий вывод. Государство в самой своей основе нуждается в определенной демагогии и пропаганде, цензуре и клевете.

И наконец.

Четвертый вывод. Государство не может существовать без применения насилия. При этом сам институт насилия, включая законы (как правила применения и объяснения насилия), нуждается в постоянной настройке и регулировании.

Как всякая организация государство нуждается в институте управления, в целом классе бюрократии – профессиональных управленцев, состоящих у государства на содержании. Кроме него существует класс профессиональных защитников государства. И первый, и второй естественные иждивенцы, требующие материальное обеспечение. В том числе и поэтому государство является самым большим потребителем благ и прочих ресурсов. Кто и каким образом поставляет эти ресурсы? Источником их является, прежде всего, население в виде граждан и предприятий (но государство никогда не против поживиться и за счет граждан и предприятий других государств). Инструменты получения оных ресурсов – это налоги, различные платежи и сборы, акцизы, плата рент и прочие. Исполнение данного процесса в свою очередь так же требует профессиональных исполнителей.

Пятый вывод. Сама суть организации и существования государства благоволит созданию класса иждивенцев.

Государство живет за счет своих граждан, подавляя их и управляя ими. Таким образом, наблюдается некоторое противоречие – граждане сами решили себя принуждать. В самом деле, государство выражает, прежде всего, интересы некоторой части граждан и старается делать приемлемой жизнь иных граждан, поясняя и убеждая, что данная жизнь для них вполне приемлема. Собственно уровень жизни граждан и определяется уровнем их требовательности.

Шестой вывод. Граждане сами определяют тот уровень унижения, при котором им жить в их государстве.

Сосуществование государства и граждан реализуется достижением некого баланса их интересов, который в свою очередь подчиняется определенным правилам.

Первое правило баланса интересов.

Законы государства не могут и, вообще говоря, не должны нравиться населению данного государства. Практически у каждого гражданина возможны, а зачастую и есть большие или малые претензии к законам своего государства. Стабильность государства и спокойствие общества состоит в создании устойчивого баланса между неудовлетворенностью граждан и силой аппарата принуждения/убеждения по соблюдению законов.


Второе правило баланса интересов.

Государство не может и не должно устраивать всех, государство не может и не должно быть добрым и справедливым. Государство обязано и должно устраивать критическую массу граждан, и казаться ей добрым и справедливым. Иными словами, государство это некая игра «по правилам», то есть по законам или почти законам (принятым обычаям, формам поведения, традициям и т.д.). Эта игра должна быть выгодна и удобна или казаться таковой для некоторой критической части граждан, оплачиваться и поддерживаться всеми гражданами в том или ином виде.

Третье правило баланса интересов.

Чем ниже интеллектуальный уровень граждан, тем проще государству перевесить баланс интересов в свою сторону. Повышение образованности и культуры неизбежно ведет к появлению критики, скепсиса в отношении всего государственного механизма, в том числе и самой государственнообразующей идеи. Анализ пытливого, а значит сомневающегося ума, найдет в ней множество противоречивого и даже неприятного. Таким образом, с ростом грамотности и культуры своих граждан государство обязано находить все более изысканные методы оправдания своего существования, уметь жить с критикой, и даже использовать ее в свою пользу.

Аналогичную угрозу для государства несет общение граждан с иными порядками, законами и традициями, как правило, идеологически чуждыми.


Четвертое правило баланса интересов.

Повышение уровня религиозности общества, а так же его замкнутость в рамках своего государства существенно упрощает задачу подчинения граждан интересам государства даже в ущерб их собственных интересов.


Пятое правило баланса интересов.

Для любого государства – его базовая идея, его официальные представители, манера их поведения и управления, их политические предпочтения не есть проявление случая или же гения некой единой личности. Напротив, это результат итоговой составляющей желания или нежелания, умения или неумения всех граждан, являющих данное государство. Они все вместе творцы и соучастники своего государства.


Итак, государство — это нечто, обладающее властью и колоссальными ресурсами. Давайте порассуждаем — в чем отличие государства от бизнеса? Бизнес характеризуется следующими признаками: бизнес имеет хозяев, бизнес должен давать прибыль, бизнес должен обладать средствами производства. Бизнес существует в рамках законов, на которые он, вообще говоря, повлиять или не может или влияние это достаточно ограниченное. Бизнес должен платить налоги. В чем же отличие государства и бизнеса? Государство не платит налогов (а если платит, то самому себе), более того – оно само их собирает, государство само определяет правила игры, а не выполняет чужие, государство имеет в виде источника дохода все возможные средства производства, которые есть на его территории. Давайте зададим один вопрос, который покажется даже наивным: может ли такой уникальный механизм существовать без прибыли и без хозяев?


На самом деле государство – это гигантский и всегда выгодный бизнес, более того – наибольший и самый выгодный бизнес на своей территории. Кто же хозяин бизнеса, кто получает прибыль? О хозяевах мы поговорим в следующей главе. Вопрос же прибыли неразрывно связан с вопросом хозяев. Но прежде чем продолжить введем некоторые важные определения и понятия.


Определение. Зависимое государство – государство, находящееся в зависимости от другого, более сильного государства. Зависимость может быть оформлена юридически, а иногда не имеет открытого юридического оформления. Иногда зависимое государство зависит не от одного, а от двух иных государств. Есть случаи, когда управление передается по цепочке. То есть одно государство зависит от второго, которое в свое время зависит от третьего.

Следствие. Официальные заявления о своей независимости и официальный статус государства вовсе не говорят о самом факте независимости.


Аксиома. Всякое государство всегда будет заявлять о своей независимости, однако сами эти заявления всегда являются только заявлениями.


Само понятие зависимости весьма расплывчато. Например, можно ли говорить о зависимости государства при наличии у него внешних долгов? Скорее нет. Конечно, большие долги могут привести к влиянию кредиторов на государство. Однако инструменты только финансового влияния имеют хотя и весомые, но достаточно ограниченные возможности.

Или же иной пример — когда некоторая часть государства имеет большие культурные, языковые, этнические связи с соседним государством, что, безусловно, влияет на государственную политику и в чем-то ограничивает свободу выбора и действий. Но, при функционально грамотной работе государства не делает государство зависимым. А иногда даже дает в его руки дополнительные козыри.

Под зависимостью одного государства перед другим мы понимаем наличие постоянного и жесткого влияния на принятие решений как в делах внешних, так и внутренних, вынуждая зависимого действовать в интересах подчиняющего.


Из сказанного следует, что зависимость может проявляться, в том числе по причине крайне слабого или крайне неграмотного или лично зависимого от внешнего воздействия аппарата управления. В данном случае мы можем говорить о государстве с разрушенной системой управления.

Определение. Государство, не являющееся зависимым, будем называть независимым.

Очевидно, что от государства с разрушенной системой управления к зависимому государству – один шаг.


В мире существует не так много (около десятка бесспорно и до двух десятков спорно) на самом деле независимых государств. Именно они в том или ином виде составляют политическую карту мира. В дальнейших наших рассуждениях мы будем говорить о независимых государствах. И под определением государства будем понимать независимое государство. Хотя, конечно, в той или иной мере дальнейшие рассуждения возможно применить и к зависимым государствам.

Глава 2. Элита.

Знать — не значит уметь.

Знать — это наследственный

привилегированный слой общества.

Из Интернета.

Само слово элита сегодня звучит благозвучно и в настоящем политическом лексиконе  зачастую употребляется в совсем ином смысле, нежели в данной работе. Мы же под элитой будем понимать некоторую часть граждан – обычно это несколько сотен семей/фамилий, общей численностью для больших стран до 10 000 человек, владеющих основными богатствами данного государства, занимающего или контролирующего основные посты в управлении данным государством. В частности, элита владеет основным земельным банком, стратегическими средствами производства, элита контролирует финансовые потоки и т.д.

В наше время понятия реальной власти и очень больших денег неотделимы друг от друга. На самом деле они не просто гармонизируют и дополняют друг друга, они и есть разные названия одного и того же. Собственно данный эффект и создает элиту как единственного владельца и распорядителя реальной власти и очень больших денег. С другой стороны элита самим своим существованием создает при помощи реальной власти очень большие деньги и наоборот – увеличение ее богатств увеличивает ее власть.

Элита – это семьи, коль речь идет о семьях, то власть, положение и состояние переходят по наследству. И этот факт не зависит от понятий демократия, автократия, выборы, представительская власть, республика или монархия. Если Вы не видите исторически подтвержденных фактов передачи элитарности по наследству, значит или Вы невнимательны, и вопрос стоит изучить внимательнее, или же Вы наблюдаете государство без элиты. Возможно ли такое?

Элита выполняет две основные функции: однажды создает свое государство и затем им владеет. Нет элиты без государства, и нет государства без элиты. Если Вы хотите уничтожить государство – уничтожьте его элиту. Таким образом, в описанном выше случае Вы могли наблюдать зависимое государство, роль элиты в котором выполняет элита государства-контролера.

Итак, основное условие независимости государства — наличие собственной элиты, единовластно владеющей реальной властью, очень большими деньгами, передавая их фактически по наследству.

Можно так же сделать следующий вывод: если Вы не хотите, чтобы государство выступало в роли независимого игрока — не допускайте малейшего шанса для создания ситуации, при которой может появиться даже вопрос о возможности-необходимости наличия элиты.

Собственно элита – это и есть государство. Государство — это ее бизнес, ее суть, ее гордость, ее защита, ее все. Элита появляется вместе с государством и исчезает вместе с ним. Если в предыдущей главе слово «государство» заменить на слово «элита» — все утверждения останутся справедливыми. Мир государств, отношения государств, победы государств, поражения государств, договоры между ними – все это мир, отношения, победы, поражения, договоры конкретных людей, конкретных элит. Просто вместо  «Мы: Сергей Иванов, Иван Петров, да Сидоров старший, пишут Соединенные штаты Америки или же народ Соединенных Штатов». Рассматривая действия государств именно с этой точки зрения, можно прийти к несколько иной, но более понятной картине мира.

Откуда права на такие привилегии, как и почему появляется элита?

В моменты формирования элиты, а значит и государства вопросы справедливости и законности лишены смысла и даже абсурдны. Всякое государство в момент своего явления миру есть незаконное творение в рамках существующей парадигмы. Именно отрицание, нарушение, разрушение данной парадигмы и создает новое государство. Неважно происходит ли это путем отделения, разделения, объединения, свержения и т.д. Поток преступлений, предательств, насилия, торжество всяческих пороков и безудержной алчности – вот самый обыкновенный набор инструментов создания государства. Исполнители этого грандиозного преступного действа, сумевшие его не только возглавить, но и пережить, и есть никто иные как будущая элита. Такова цена, таков духовный барьер вступления в члены элиты. Изначально с точки зрения разрушаемого и отрицаемого элитой правового поля перед нами преступники и предатели, но по мере становления государства и обретения им стабильности, власть, собственность и богатство элиты приобретают законное, историческое и моральное признание. Как бы дико это не звучало, но эти этапы проходили все государства, и здесь нет ничего нового или необычного. Элита – это носители «вечного» греха. Не всегда грешат лучшие, более того: успешный грех большая редкость. Но в любом случае за «первородным государственным грехом» стоят имена конкретных людей совершивших некий надчеловеческий, немыслимый и в тот момент всегда незаконный поступок. Пусть для кого-то эти люди не достойны уважения, но внимания и памяти к своим персонам они более чем заслужили.

Но в самом ли деле представители элиты – это лучшие и достойные граждане?

Вопрос коварный и неудобный. По сути, он апеллирует к справедливости занятия элитой своего места в государстве. Управление государством – это управление большим, сложным иерархическим механизмом. А удержание власти над государством – это, прежде всего, управление иерархией настроений и информационных потоков этого механизма.

Аксиома центрального превосходства. В иерархической структуре управления (вообще говоря, не только государственной) чем выше стоит человек, тем больше у него возможностей видеть и понимать ситуацию. Дело вовсе не в личных качествах, точнее не только в них. Наличие информации существенно усиливает возможности индивидуума и при одинаковых или почти одинаковых способностях обеспечивает ему абсолютное превосходство.

То есть элита – это не обязательно лучшие, но в сравнении иными находящиеся в гораздо более выгодном положении, с несопоставимо большими возможностями, крайне уверенные в себе индивидуумы, прошлое и настоящее которых вызывает у них агрессивные защитные рефлексы выживания.

Для однажды завладевшей властью элиты, вопрос сохранения текущего статус-кво становится соразмерен вопросу её выживания. Потеря ею власти равноценна потере не только положения и богатства, но зачастую и жизни. Нигде и никогда элита не отдавала власть добровольно, более того. Основная задача элиты – сохранение реальной власти и преумножение собственных богатств.

Как находясь в абсолютном меньшинстве, элита может сохранять реальную власть, иногда близкую к абсолютной?

Ответ на этот вопрос отчасти заложен в природе человека, его антропологических особенностях. Для типичного индивидуума привычка жить в очень большой системе во многом состоит в привычке устраняться от принятия собственных решений – выбирая и принимая решения системы. Более того – индивидуум воспринимает власть, как необходимый элемент окружающей действительности. Он интуитивно склонен к подчинению, признавая наличие непреодолимых для него барьеров в карьерном, культурном, финансовом росте и т.д. Безусловно, есть исключения – индивидуумы с активной социальной и политической позицией. Но они оставляют, как правило, немногим более 2% от общего числа граждан. Даже в моменты революционных системных изменений к реальным действиям прибегает не более 5% индивидуумов.

То есть более 95% готовы и хотят подчиняться. Задача элиты состоит в создании для них правильной картины мира, которая оправдала их образ жизни. Параллельно элита должна вести грамотную политическую игру и полемику с активным меньшинством.

Именно поиск «правильной картины мира» для 95% и привел к созданию философии «патриотизма», наделению власти эпитетами «непогрешимая», «незаменимая» и т.д. Тема патриотизма настолько долго и качественно прорабатывалась, что в результате она стала неотъемлемой частью школьной программы, фольклора, бытового общения и т.д. Государство в сознании граждан приобрело очень человеческие, скорее материнские сакральные черты. Хотя на самом деле сакральность государства есть ни что иное, как сакральность элиты, а долг перед Родиной — просто почетная обязанность гражданина отстаивать материальные интересы элиты.

Частным эффектом такой пропаганды является расслоение общества, причем не только материальное, но и духовное. Возникает вполне осмысленная система «свой-чужой», работающая, не только по принципу происхождения или обладания властью, но и в том числе и в виде особых культурных феноменов, привычек, различий стиля, даже языка и манер. 

Итак, элита – это образующий элемент всякого государства, его некое «неизбежное зло». Она ни в коем случае не есть потенциальный сторонник рядового индивидуума. Напротив, они скорее антагонисты. Естественные союзники элиты – государство и его аппарат насилия и идеологии. Религия элиты – махровый патриотизм.

Домашнее задание.

Подумайте, как в терминах описанного выше звучит известная фраза «У России есть два союзника – армия и флот».

Но государство нужно и элите, и простому гражданину. Потеря государства есть в том или ином виде проблема для каждого из них. Элита и девяностопятипроцентное большинство защищают свой мир, в чем-то даже сказочный, мир святого патриотизма; а по сути – секты по имени «государство». Скатиться в полное сектантство не позволяет наличие пятипроцентного «разумного меньшинства», против которого беспомощен идеологический аппарат элиты. Как в этих условиях элите выполнить две своих основных задачи – сохранить реальную власть и приумножить собственное богатство?

Глава 3. Две задачи элиты.

Итак, задача элиты удержать в руках власть и основные деньги государства.

Удержать власть – значит сохранить в своих руках управление государством. Современное государство представляет из себя очень сложную иерархическую систему управления к тому же еще и географически распределенную. Независимо от рода деятельности все большие и сложные системы управления подчинены определенным правилам.

Первое правило систем управления. Начиная с некоторого размера, всякая система управления может бесперебойно функционировать только при условии передачи части управленческих задач нижним уровням. Причем, чем ниже по уровню управления передаются задачи, тем более простыми алгоритмами они должны решаться.

Второе правило систем управления. Чем выше находится индивидуум в иерархии системы управления, тем менее важны его профессиональные знания и навыки, но все более высокие требования предъявляются к его личным качествам и его административным способностям. Так же с ростом масштаба системы она становится менее восприимчивой к личным качествам и предпочтениям управленцев самого нижнего уровня, и основную роль играет их профессиональная подготовка, все более и более узкоспециализированная.

Третье правило систем управления. Рост системы управления невозможен без количественного расширения и качественного улучшения среднего уровня управления. Система требует профессиональную бюрократию и вынуждена смириться с необходимостью допущения ситуаций, когда определенные управленческие решения принимаются самостоятельно управленцами на разных уровнях управления и не могут быть полностью проконтролированы центральной властью. Система сталкивается с необходимостью все большего числа управленцев, способных принимать самостоятельные субъективные ответственные решения.

Государства и смогли стать государствами в современном понимании только благодаря возможности построения сложной иерархической системы управления с мощным средним уровнем управления и достаточно грамотным нижним уровнем. Для этого государство было вынуждено поднять средний уровень образованности граждан, что в свою очередь дало обратный эффект. В государстве появились граждане потерявшие политическую инертность предков. Они готовы и хотят участвовать в общественной жизни, им нужна возможность диалога с элитой, они понимают и готовы защищать свои интересы. Основной козырь этих людей не сколько их происхождение или доступность к ресурсам, сколько их образованность, осознание себя как активной единицы государственной жизни, желание и стремление защищать свои интересы. Таковых индивидуумов всегда немного, поэтому назовем их разумное меньшинство.

Определение. Разумное меньшинство в современном государстве – это граждане, с активной гражданской позицией, занимающие заметное место в общественной жизни, как правило, пользующиеся популярностью. В настоящий момент времени это около 5% населения среднего государства.

Типичные их представители: лидеры политических и общественных движений, менеджмент крупных и средних компаний, ученые, отчасти представители мира искусства: писатели, режиссеры, художники; деятели церкви и т.д.

Как явление разумное меньшинство появилось в XVIII веке. Причиной тому было переход от государства мультиполисного вида к большому географически распределенному государству, каким мы и знаем его сейчас. Первым государством, совершившей такой качественный скачок, стала Франция. Все произошло достаточно быстро: буквально в течение жизни двух-трех поколений. Элита и уже появившаяся разумное меньшинство чувствовали проблему, но не понимали в чем именно она.

Домашнее задание. Исходя из выше сформулированного – что можно сказать о появлении разумного меньшинства в Великобритании, США, Российской империи?

Подсказки.

  • Обратите внимание, что монархическая система Объединенного королевства в XVIII веке находилась в состоянии существенной перестройки уже достаточно успешной бизнес-модели пиратско-коммерческого управления географически удаленными объектами. Получившееся в результате правильно было бы называть не конституционной монархией, а коммерческой. Такое себе бизнес-государство.

  • США к концу XVIII века были прото-государством с прото-элитой. Государством США начали становиться, только после окончания войны 1812-1813 годов. Если учесть факт эмигрантов из Европы, то можно утверждать, что в данном случае предложение появилось существенно раньше и спроса, причем опережая его и в качестве и в количестве.

  • Российская же империя дает пример вовсе противоположный американскому.

Однако продолжим. Если государственный аппарат управления не успевает за ростом общества и не принимает в свои ряды разумное меньшинство, не признает и не удовлетворяет его амбиции, система переходит в неустойчивое состояние, которое грозит серьезными внутригосударственными волнениями и конфликтами. Аналогичные угрозы несет и обратная ситуация: когда государству требуются ресурсы, а их нет в необходимом количестве и качестве.

Классический пример первого случая Великая Французская революция, а второго – Русская революция. В первом случае система не успела за ростом индивидуумов, во втором индивидуумы за государством.

Именно разумное меньшинство и позволяет элите решить задачу управления большим государством, представляя собой базу по формированию кадров высокоуровневого менеджмента в самом широком смысле этого слова. Как результат, разумное меньшинство занимает значимое место в государстве, что позволяет ему существенно улучшить свое материальное и политическое положение, а значит стать естественным сторонником государства, вторым его выгодообладателем после элиты, и даже потенциальным союзником элиты и идеологическим столпом существующего строя. С другой стороны, добиваясь своих привилегий, разумное меньшинство способствует появлению политических свобод, существенно сдвигая государственный баланс в сторону интересов гражданина.

Так или иначе, разумное меньшинство отчасти формирует политическую жизнь государства, даже настроения его граждан и т.д. При этом зачастую эти люди не понимают, какую роль они играют в своем государстве, какую силу они имеют. Это объясняется их низкой иногда даже крайне низкой гражданской культурой, спонтанностью и переменчивостью состава разумного меньшинства. Само по себе разумное меньшинство — образование рыхлое и слабо организованное (в чем состоит и его сила, и его слабость), и что еще более важно это слабо мотивированное образование, весьма амбициозное, с претензиями и порой не без таланта и любви публики.

Сегодняшние элиты научились справляться с кризисом разумного меньшинства. Прежде стихийные эксцессы стали управляемыми, процесс политической жизни упорядочился такими инструментами как политическая партия (об этих мошенниках поговорим позднее), система выборов, представительская власть и т.д.

Отдельно отметим одно распространенное заблуждение. Речь об артистах, шоуменах, публицистах и прочих «публичных» людях этого круга. Есть и будет большой ошибкой опираться на их мнение, считать их совестью эпохи или грамотным, а тем более честным и безучастным арбитром неких политических, да и просто жизненных событий. Данные граждане по сути своего призвания и роду своей деятельности – есть не более чем рупоры чьих-то идей, чьих-то взглядов. Всегда живущие под чужой маской, беспрерывно меняющие разные чуждые их истинной природе роли, они получают известность и славу, изображая чужую страсть. И чем быстрее и правдивее осуществляется комедия перехода между масками – тем более они успешны. Это люди, как правило, с простым и незамысловатым образованием, с весьма своеобразной личной жизнью и букетом проблем. Успешность их карьеры во многом и чаще всего измеряется занятием высокого места в некоем государственном или окологосударственном иерархическом образовании. Что означает не только доступ к государственной кормушке и постоянной финансовой выгоде, а прямую и желанную, точнее даже целевую их зависимость от государства и прочих спонсоров. Они естественно падки на славу и ласки сильных мира сего. Посему наивно ожидать от них взвешенной или просто житейски мудрой позиции, или хотя бы позиции искренней эмоционально. Всю эту публику вполне можно назвать «квазиэлитой», такое некое зеркало, местами кривое, местами тусклое, местами и не зеркало вовсе, а по сути инструмент отвлечения внимания от личной жизни самой элиты, ибо жизнь шутов – это всегда праздник для публики.

Завершая тему кризиса больших управленческих систем, заметим, что построение качественного управления на уровне ниже среднего возможно только повышением среднего уровня всех граждан. А эта задача под силу далеко не каждому государству и даже не каждой культуре. Нельзя построить полноценно и качественно работающий государственный механизм в стране с низкой общей культурой. А значит и не каждое государство может явить миру качественный государственный механизм. При этом повышение культурного уровня простых граждан существенно повышает уровень работы всего государственного механизма.

Домашнее задание.

Возможно ли создание мощных танковых войск без серьезной школы подготовки трактористов, механиков-ремонтников, дизелистов и т.д.?

А как же решается вопрос управления большими деньгами? Вопрос не праздный. Действительно на стабильность государственной системы управления может повлиять существенное увеличение богатств вне пределов элиты. Такие ситуации в стабильном государстве возможны при резком росте национального благосостояния или же при серьезных технологических прорывах.


Аксиома. Система управления государством во главе с элитой стремится нивелировать эффект нуворишей, путем контроля основных инвестиционных потоков, рынка капиталов и технологических новшеств.


Наблюдение. В то время, когда концентрация мирового капитала достигла небывалых значений и на этом не останавливается, не пристало говорить о расширении рядов мировой элиты новыми сторонними членами. Аналогично могут сбить с толку рассуждения о росте числа и значимости интернациональных компаний, которые управляют государствами. Они могут в какой-то мере управлять зависимыми государствами, вмешиваться в дела государств с нарушенными системами управления, но как бы ни была мощна или богата любая международная компания, в определенные критические моменты все решает простой вопрос: будет ли защищать ее интересы шестой тихоокеанский флот. За последние сто лет мы были свидетелями рождения практически на пустом месте огромных, колоссальных состояний – как пример, семья Волтонов, Стив Джобс, Цукенберг, данный список можно продолжать. Однако будучи на слуху никто из них не пошел в политику, даже не пошел в какие-либо институты государственного управления. Мы не всегда даже видим полноценную передачу по наследству денег и влияния. В чем измеряется богатство этих людей? Это акции, причем, как правило, нувориши не обладают существенным пакетом акций. Да и владеют не они сами, а некоторые фонды, а наши герои вроде бы владеют ими. Стоимость этих акций определяется биржей. О бирже мы поговорим позже, отметим только, что современная биржа весьма уникальный инструмент, который может вполне законно и внешне естественно без колебаний в спросе или предложении изменить стоимость любого актива (той же нефти) в несколько раз. На рынке же акций изменения в цене куда и значительней, и стремительней. Автор склонен считать, что данные нувориши не так богаты, как о них заявляют. Речь  идет не только о завышении стоимости активов, есть основания полагать о завышении их доли во владении и участии в управлении этими активами. И уж тем более они не так влиятельны, как может показаться.


Однако о нуворишах, как впрочем, и о квазиэлите, много говорят, много больше, чем о старых фамилиях. Все это отражает тот факт, что в настоящий момент времени мы наблюдаем картину постепенного ухода собственно элиты от публичной жизни и публичного управления бизнесом-государством, от афиширования своего богатства. Первые лица: «акционеры» государств становятся непубличными, их место на сцене занимают наемные директора. Таким образом, в государстве на видных позициях появляются люди, играющие роль элиты. Перед нами подставная элита.


Домашнее задание. Зачем это нужно элите? Подумайте чего у них мало, чего им не хватает? И что больше всего теряют государственные управленцы? Каков ресурс невосполним и является в нашем мире самым дефицитным?


Основные признаки представителя подставной элиты.

  1. Человек первый представитель своей семьи в роли элиты. То есть папа-мама, бабушки-дедушки, дяди-тети были простые граждане, а вот те на — сын – Президент, или глава Правительства. Конечно, возможны варианты, но это достаточно редкие и уникальные случаи возможные исключительно в моменты создания или существенного преобразования государства.

  2. Человек не оставляет после себя прямых наследников в политике, а так же серьезной собственности. Характерный признак: мой папа Премьер, а я артист. А уж если папа первый Премьер в роду и свое происхождение вспомнить толком не может, то скорее это папа артист, играющий Премьера.

  3. Самый простой признак – рождение и проживание до 18 лет вне столицы государства. Все, лица, относящиеся к элите и отвечающие данным требованиям, должны вызывать сомнения. Конечно, речь не идет об их сиятельстве, прожившем до 18 лет в имении под Толедо и посещавшим Мадрид только раз в год на рождество, да еще на похороны дядюшки и свадьбу племянницы.

  4. Образование. Если у человека нестоличное высшее образование или он выпускник университета, не входящего в десятку, а еще лучше пятерку, лучших университетов страны и, вдруг, он первое лицо в правительстве. Сам этот факт и означает, что именно вдруг.

Эти признаки достаточно просты, но очень полезны для понимания ситуации – кто есть кто.

Самое время подвести некоторые итоги.

  1. В случае элиты речь идет о сращивании понятий богатство, политика, семья, власть и государственная ответственность. Достаточно ли обладания богатством, пусть даже и колоссальным, для попадания в элиту? Ответ очевиден – нет. Но современные государственные системы настроены еще жестче – на упреждение, с задачей недопущения ситуации неожиданного колоссального обогащения граждан вне круга элиты.

  2. В этом мире есть несколько действительно независимых государств. В каждом государстве есть примерно две-три сотни семей (для придания некоторой эмоциональной окраски, можно назвать элиту государства кланом), использующих государство в своих целях и существующих в такой ипостаси только благодаря наличию этого государства. Эти государства-кланы находятся во взаимной, скрупулезной, изысканной и постоянной вражде – из года в год, из поколения в поколение. Несмотря на взаимные браки, общих родственников и улыбки перед камерами.

  3. Мы живем в мире агрессивно настроенных против друга очень-очень богатых и крайне могущественных кланов. Их войны длятся столетиями, они иначе видят привычное всем прочим состояние дел. У них своя история, своя мифология и свои правила.

  4. Представителей элит, или как еще лучше звучит кланов, никогда не интересовали и никогда не будут интересовать никакие принципы и идеи, кроме собственного благополучия и безраздельной власти. Как правило, мы имеем факт ослепления властью, которое поедает человека как паразит своего носителя.

  5. Единственной причиной непозволяющей кланам скатиться в полное безумие абсолютной власти есть наличие в государстве разумного меньшинства. Суть государства и определяется сосуществованием и силой элиты и разумного меньшинства.

Домашнее задание –  кто такой Барак Обама? А кто такой Дональд Трамп?


Очевидно, что элита может существовать только в независимом государстве. Кто же играет роль элиты в зависимом государстве? Конечно, это будут лица, открыто или скрытно (иногда очень скрытно) управляемые иным государством.  Будем в дальнейшем называть их псевдо-элитой.
А кто есть кто в государстве с нарушенным управлением? А это недо-элита или набор случайных и, как правило, скверных личностей, у которых, если они не скатятся под полное внешнее управление, есть только два варианта. Первый: пойти на малое преступление – украсть и обогатиться  лично, не особо заботясь о государстве и даже о наследовании управления, а больше о гарантированности отсутствия преследования после передачи власти. Второй: совершить весьма серьезное преступление – присвоить себе основные государственные активы, сформировав собственный круг  управления государством. Иными словами, проходимец, дорвавшийся до власти, или останется простым вором, пусть и укравшим миллиарды, но, по сути, все же трусливым и ничтожным. Или же все-ослепляющая жажда власти увлечет его в авантюру основания элиты государства через кровь, жестокость, бесконечные измены и безумие.


Глава 4. Государство и другие государства.

Патриотизм не является каким-то врожденным,

Естественным чувством человека. Патриотизм – это

нормальный набор условных рефлексов, который

возникает под влиянием научения или подражания.

А.Невзоров.

Однако вернемся в мир государств. В мир, где нет человеческих эмоций, нет места для таких понятий как дружба, любовь, стыд, совесть, ненависть, справедливость. А есть абсолютный прагматизм, логика, трезвая оценка своих и чужих возможностей, а еще более невозможностей, есть понимание того – что выгодно, а что рискованно. В этом мире есть свои очень жесткие правила. Поговорим о них.

Аксиомы государственной мифологии.

  1. Всякое государство является носителем своего взгляда на историю. Прежде всего, это выражается в максимальном удревлении собственной истории  и увеличении собственной значимости.

  2. Государство строит свою картину мира, свой взгляд на историю: свой собственный миф.

  3. Чем сильнее государство, тем более нелепым, наглым и жестким может быть его миф.

  4. Чем дольше удается государству быть одним из мировых лидеров, тем более убедительным и единственно правильным будет казаться его исторический миф, каким бы ни был он нелепым  изначально.

  5. Основная задача мифа и собственно первая задача государства:

    1. Оправдать само существование именно такого государства, с именно таким строем, на именно такой территории.

    2. Сказать, что мы лучше, умнее, древнее, культурнее  (разумеется, в рамках возможного),  чем иные.

    3. Создать пантеон своих героев, иногда мифологических, иногда исторических, но с элементами прикрас, романтизации и т.д.

    4. Опорочить чужие мифы, особенно соседей и побежденных.

    5. Оправдать власть существующей элиты.

     Однажды созданный миф не остается навсегда незыблемым. Государство постоянно работает над его усовершенствованием, непрерывно растущие амбиции требуют мифологических артефактов и подтверждений, придворные историки и археологи в нужные моменты находят столь актуальные рукописи, полезно расположенные древние развалины или захоронения.

Кроме как раздувания своего мифа государство активно оплачивает работы по дискредитации мифов иных государств. Таким образом, государство постоянно живет в виртуальном мире «войны мифов».

Все это существенным образом влияет на историческую науку, дискредитируя оную, низводя ее до уровня бульварной прессы. Ведь на самом деле официально признанная всемирная история так же является не более чем мифом, который в данный момент удовлетворяет сильные государства этого мира. Разумеется, в каждом государстве происходит некоторое искажение этой целой картинки в свою пользу, но в целом она достаточно едина. Однако при смене состава лидеров, история будет в который раз переписана. И, важно понимать, что различные варианты этой «новой истории» давно уже оплачены и созданы. Возможно, сейчас они вызывают смех и улыбку, а где-то и уголовно наказуемы. Придет время, и в момент очередного передела мирового порядка один из вариантов будет взаимно согласован в угоду нового победителя, представлен миру как единственно правильный, и прольется кровь несогласных.

Что ж теперь мы можем уточнить,  что же такое государство с точки зрения самого государства.


Определение. Государство – это материализация изначально искусственно придуманной иррациональной идеи-мифа об особенности и обособленности некоторой территории и населения на нем, с целью обеспечения местной элиты властью и исключительными имущественными правами, при помощи специального инструмента правового, идеологического и  силового одурманивания, давления и контроля.

Для государства его территория имеет особое сакральное значение и имеют место быть следующие утверждения.

Аксиомы отношения к территории и преступление номер один:

  1. Всякое государство стремиться сохранить свою территорию и даже по возможности её расширить. В том числе для этого, государство создает ему удобный миф, который поясняет логичность, правильность и справедливость обладания своей территорией.

  2. Действия по сокращению территории государства, уменьшению его контроля над собственной территорией, а так же всякие изменения государственного мифа о праве на его территорию являются государственным преступлением номер один.

  3. Ни одно государство добровольно никогда не отдаст даже малой части своей территории. Если государство отдает какую-то часть своей территории — значит государство зависимо.

  4. Всякое государство стремится расширить свою территорию. Для осуществления данной задачи в числе прочих создается некий миф или меняется существующий. Такие мифы существуют по отношению к территории каждого соседа.

Конечная цель всякого государства быть сильнее и, по возможности, жить за счет иных государств. Бизнес расширяет свою рыночную долю. С этой целю государство постоянно досаждает иным государствам и само постоянно подвергается аналогичным нападкам с их стороны. В нашем мире — это есть нормальное положение вещей. Если государство этого не понимает и его поведение не вписывается в эти рамки – не считайте, что это проявление романтизма или глупости – перед Вами зависимое государство или государство с нарушенной системой управления.

Иначе говоря, всякое государство является потенциальным врагом другому. А жизнь государства — это постоянная борьба с другими, борьба мифов, культур, языков, экономик, финансов и т.д. Разумеется, государства не только воюют друг с другом — все государства постоянно совершают по отношению друг к другу весьма различные действия. Однако все они преследуют только одну цель – увеличение прибыли собственного бизнеса и расширения рыночной доли. Политика и дипломатия – есть ничто иное как методы этого бизнеса, его относительно мирные инструменты получения прибыли. Война же есть просто крайнее проявление жесткости в этом бизнесе. Это крайняя стадия вражды между государствами. И всякое нормальное государство всегда готово к войне, ее армия всегда хочет войны. И не стоит обольщаться существующими международными договорами, соглашениями и заявлениями. Войны не прекращаются после подписания мирных договоров: они просто переходят в другие фазы и состояния, меняются правила игры, цель же остается прежней: победить (а значит ограбить) и, по возможности, уничтожить (то есть подчинить).

Давно известный факт — у государства нет собственно врагов или друзей. Такие понятия неприменимы для государств. Есть понятие собственной выгоды и выгодных отношений. Между государствами всегда есть какие-то отношения, даже если оные не заявлены официально. Существует четыре вида отношений:

  1. Открытое противостояние, и как крайнее его состояние – открытая война. В зависимости от накала страстей война может быть холодной, горячей, гибридной и т.д.

  2. Союз. Как правило,  это может значить, что одно или оба эти государства боятся третьего. Однако следует учесть, что, не смотря на состояние союза, государство-союзник будут по возможности действовать друг. План войны со своим союзником всегда готов и регулярно пересматривается. Что же особе интересно – союз всегда более выгоден одному и менее выгоден другому. Решение данной задачи (кому более выгоден данный союз) дает много интересных ответов. Не стоит так же забывать основных принципов межгосударственных союзов:

    1. Хороший союзник – тот, которого удалось вовремя найти и не менее своевременно предать.

    2. Союзы возможны только между сравнимыми по силам государствам. Из этого в частности следует, что невозможен честный союз с сильнейшим государством.

Из интересного – не все государства Евросоюза союзники 

Стоит так же отметить потрясающее высказывание Макиавелли: «Тот, кто имеет союзников, уже не вполне независим». Кстати с этим коррелирует и утверждение выше – сильнейший не имеет союзников.

  1. Квазисюзерен. В данном случае речь идет о постоянном контроле или почти контроле одного государства иным. Обратим внимание на некоторые примеры. Будем идти от более очевидного к менее очевидному.

    1. Объединенное королевство и Гибралтар. В данном случае Гибралтар – это собственно негосударство, это территория иного государства вдали от метрополии с некоторыми внешними элементами государственности.

    2. Объединенное королевство и  Канада. В данном случае Канада – это страна, играющая в независимое государство. Фактически речь идет о метрополии и некой удаленной её территории, которой зачем-то (или из-за чего-то) дали чуть больше официально объявленной свободы, чем тому же Гибралтару

    3. Италия и Сан-Марино. Сан-Марино – недоразумение, которое существует, потому как Италии выгодно, а недоразумение малое никому неинтересное.

    4. Франция и Монако. Данный рудимент более заметен, да и выгоден не только Франции, хотя Франция, безусловно, доминирует.

    5. Германия и Австрия. Перед нами два действительно независимых государства, конечно, в силу проигрыша в последних двух мировых войнах, и как следствия потери части территории (в случае Австрии основной части), статуса, наличия иностранных военных баз на своей территории и т.д.  есть моменты. Но, тем не менее — является ли политика Австрии независимой от Германии?

    6. Объединенное королевство и Бельгия. Бельгия – это страна недоразумение, уже хотя бы потому – что это даже и не страна вовсе, так как это даже не единая территория, на которую нагромоздили забавную монархию, с забавно отрекающимися монархами. Данный суррогат не может быть долгим, столица Европы Брюссель – просто мина под Бельгию, которой нет, но она (Бельгия) есть. В связи с этим можно подумать – а почему столица Европы в Брюсселе?

  2. Относительный нейтралитет. На самом деле собственно нейтралитета не существует, как не существует по-настоящему нейтральных стран. Есть игра в нейтральность, которая удобна или кажется удобной. В таком положении отношения не так важны, но они есть. А может быть эти отношения по тем или иным причинам не нужно афишировать.

Подытожим.

Что такое государство на межгосударственном уровне?  Это инструмент бизнес-войны. По своей природе государство самый настоящий хищник и, строго говоря, его отношение к собственным гражданам в этом ракурсе весьма утилитарно — они  нужны ему только в качестве источника налогов и солдат. Для достижения своих целей государство может и даже должно заниматься фальсификациями, сокрытием неугодных фактов и прочей сомнительной деятельностью, вплоть до убийств.


При постоянной готовности к войне, и фактически постоянного ведения оной, всякое государство с устоявшейся системой управления (читай элита) не любит и избегает открытые войны. Особенно неприемлема война на своей территории. Собственно только граждане крайне низкой гражданской культуры и ответственности могут ратовать за начало боевых действий на своей территории или близкой к ней. Всякая война – это ухудшение жизни для всякого простого гражданина, и только единицы из них получат экономическую выгоду при условии общей победы.


Государство, если и вступает в открытую войну, то или для собственной защиты, в случае, если иные варианты невозможны; или при полной уверенности в своей быстрой и полной победе, и что немаловажно – желательно при условии удаленности театра войны от своих территорий.

Именно избежание открытой войны или минимизация оной при сохранении государственных интересов, недопущение боевых действий на своей территории является в любом случае безусловным успехом государственной политики и критерием мудрости элиты. Пролитие крови и насилие, в том числе над своими гражданами с целью — остановить не нужную войну в мире государств — есть мера оправданная.


В то же время государство может и должно использовать в своих интересах открытые военные конфликты других государств, а так же их внутренние слабости и противоречия. Это лучшая возможность для быстрого обогащения, устранения конкурентов, выхода на новые рынки сбыта, и даже расширения своих территорий. При этом нельзя забывать, что просто захват территории, как правило, не есть окончательная победа, а является только началом серьезной борьбы за закрепление на ней. Так как на самом деле – граница государства проходит не в географическом поле, а в мире внутренних ценностей его граждан.

Кстати, отсутствие «страсти» к расширению территорий есть некий признак зрелости и усталости элит. Отчасти такая сегодняшняя миролюбивость связана с появлением ядерного оружия, отчасти это результат испуга элит Европы после двух мировых войн. Надо сказать, что результат этих войн весьма изменил и проредил европейские элиты. Исчезли ведущие монархические системы, а вместе с ними и целые семьи, которые веками решали судьбы мира. И состав, и иерархия элит претерпели существенные изменения. Сменился мировой лидер — бизнес центр и центр силы сместился в США, в мир несколько иной культуры.

Как результат новое поколение элит, прежде всего, в Европе возможно из-за пережитого шока, возможно еще по какой причине потеряли былую пассионарность, заболели левым либерализмом. В малой степени этому подвержены США. Вообще человечество имеет достаточно короткую историческую память и возможно с уходом с арены элит «детей войны», искренне видевших Францию победительницей и восхищавшейся ее поведением, многое изменится.

Глава 5. Государство и борьба за умы.

Почти всякое государство видит

в своем подданном либо раба, либо — врага
Иосиф Бродский

Выживание государства – это борьба за умы и настроения граждан своих, чужих и уж тем более спорных территорий. Самое главное и ценное для левиафана-государства – это преданность его гражданина. Самое страшное и непростительное – это предательство его гражданина, чем более в высших слоях происходит предательство, тем более оно велико и опасно.

Из исторического опыта известно революции и потеря независимости происходили исключительно при наличии предательства в высших слоях государства. Речь идет об элите и верхнем эшелоне наемного менеджмента (чиновников). В здоровом государстве жизнь коллектива этих товарищей крайне скучна и состоит из бесконечной борьбы за власть и ресурсы, а в свободное время граждане отводят свою душу, используя свой статус и возможности, излечивая душевные раны демонстрацией своих возможностей и т.д. Данный бульон заправлен многими пикантными ингредиентами. Зависть, ненависть, безразличие, выслужливость, праздность – это далеко неполный список. Всякое государство всегда будет пытаться использовать внутриэлитарые противоречия других государств. Поэтому элита должна помнить: «борись за власть, но не навреди государству, нарушай закон, но не волнуй общественное мнение, не создавай конфликтов внутри государства».

При всей непомерной алчности и зависти, несуразности поступков своих молодых отпрысков в целом элиты здоровых государств достаточно едины и прекрасно понимают и свое место, и свою задачу, и кто их истинный враг.

В целом на государственном уровне воспитание патриотизма само по себе – это довольно наивное и несколько мерзкое воздействие государства на систему индивидуальных ценностей гражданина с целью максимально быстрой добровольной мобилизации граждан к определенным действиям в государственных целях, даже ценой своей жизни и здоровья. К тому же жизнь и здоровье граждан будут зависеть от решений некоторых государственных чиновников, интеллектуальный уровень которых существенно ниже уровня образованного гражданина.


Как видим задача непростая особенно в случае образованных граждан, а тем более разумного меньшинства. Для ее решения государству необходим собственный мощный идеологический аппарат, сильная и правильно настроенная система образования. На этом государство не останавливается – оно идет дальше. Оно подчиняет задаче собственного выживания все общественные институты. Это и и средства массовой информации, и культурная жизнь: театр, кинематограф, спортивные соревнования. А так же формальные (партии, профсоюзы, клубы и т.д.) и неформальные (музыкальные тусовки, фестивали, молодежные  движения) организации. Идет работа с кумирами публики, в ход идет и народный фольклор, домыслы и слухи, мифы и сказки. Таким образом, у граждан формируется выгодный государству взгляд на историю, иногда культивируются определенные религиозные или почти религиозные предпочтения, воспитывается определенная языковая культура, определяется система различий «свой-чужой».

Следует четко понимать и принимать, что за сознание и настроения граждан будет воевать и чужая пропаганда — пропаганда чужого государства. И чем сильнее это государство, тем будет больше данное воздействие.  Чем более горячие отношения с данным государствами, тем более жесткие и откровенные методы будут использоваться. И  даже при улучшении взаимоотношений, это воздействие не прекращается. Оно никогда не прекращается. Так поступают все государства – воюют за души своих и чужих граждан.


В этой войне участвуют конкретные люди. Как правило, гражданин, вовлеченный в игру против своего государства, играет вслепую. Зачастую человека заставляют/убеждают делать гадости своему государству ради внешне красивой, важной и, как зачастую это выглядит последние 150 лет, общечеловеческой цели. Но иногда цель может быть религиозная или выражаться в поддержке своего обиженного этноса, города, сословия и т.д. Но все, что будет сделано в действительности, не будет иметь никакого отношения к декларируемой цели. Ибо истинная цель – решение бизнес-задач государства-заказчика. Конечно, в случае успеха – а именно победы чужого государства, предательство будет объявлено подвигом, возможно о нем будут написаны учебники. Этому будут учить детей, писать стихи и диссертации, давать за них премии, ставить памятники, переименовывать города и улицы и т.д. В случае же неуспеха этого акта предательства те же действия тем же зрителям-обывателям уже не будут казаться подвигом, а вызовут вполне естественное отвращение, чувство присутствия откровенной подлости и т.д. Тому есть много примеров, однако они мало чему учат обывателя и даже образованное разумное меньшинство.


В борьбе государства с иным государством армия, флот, служба разведки/шпионажа/подкупа – являются важными и необходимыми институтами войны, однако, по сути, они вторичны.  Точнее они нуждаются в базе описанной выше. Именно на этой базе они становятся серьезным и сильным элементом государства. Эта база: собственный миф, и безоговорочная вера в него, сплоченная и преданная элита, управляемое разумное меньшинство, понимающее свои интересы и истинные интересы иных государств, а также свою роль в их игре. Государственность формируется в школах и вызревает на кафедрах.


Аксиома. Идея своего государства укрепляется в сознание граждан во времена побед и достижений. Но ничего их так не объединяет вокруг нее, как  внешняя угроза, а еще боле их общая потеря при столкновении с этой угрозой.


Следствие. Малая, но заметная потеря, пролитая кровь патриотов дают больше  чем десятки учебников и годы пропаганды.

Между тем сегодняшняя проблема массовой мусульманской эмиграции есть ни что иное как искусственное создание внутренних «спорных территорий». Прибывающие не просто имеют катастрофический культурный разрыв с принимающей стороной, как правило, они изначально враждебны к приютившему их государству. Действует ли на них пропаганда принимающего государства, станет ли оно для них и их детей своим? Очевидно — нет. Подвержены ли они чужой и более того агрессивно вражеской пропаганде. Очевидно – да. Налицо серьезнейшая брешь в государственной защите. Проблема еще и в томим противостоят испуганные элиты. И похоже победа возможна только в виде насилия и безусловно кровавого.

Глава 6. Государство и финансы.

Давайте разберем подробнее, в чем собственно состоит бизнес корпорации «государство». Как правило, государство владеет всеми или почти всеми природными ресурсами, владеет естественными монополиями, обладает эксклюзивом в самых прибыльных отраслях или взымает в них дополнительные платежи – акцизы. Государство собирает налоги и существует на эти налоги. Но все это меркнет в сравнении с еще одной функцией присущей только сверх-бизнесу – ведение собственной монетарной политики. Государство в определенных рамках может создавать блага из воздуха, путем печатания денег. Сила государства в силе его денег, а сила денег государства заключена в силе самого государства. Можно даже сказать, что в каком-то смысле государство – это его деньги.

А в чем суть и смысл денег? С одной стороны, деньги – это сконцентрированный эквивалент человеческого труда. В самом деле, всякая ценность становится ценностью только путем применения некоторой доли человеческого труда, конечно же, разный труд стоит по-разному. С другой стороны, классическое определение гласит:  деньги — это универсальный товар. То есть это нечто такое, в чем можно оценить фактически любые ценности.  Между этими двумя определениями нет противоречий, просто они отражают две разные функции денег. А именно первая: кто имеет деньги – тот распоряжается людьми. И вторая: деньги могут собой оценивать по сути все, что позволяет в итоге сравнивать между собой разные сущности. В конечном итоге все это позволяет накапливать посредством денег любые ресурсы.

Фактически всякая человеческая деятельность – это труд, а закономерный ее итог — денежная операция. То есть денежный поток непрерывно сопровождает, а точнее обеспечивает, определяет (и сам этим обеспечивается и определяется) поток услуг и ресурсов. Когда граждане постоянно обмениваются благами — они постоянно нуждаются в деньгах. Главное – это вырвать гражданина из схем натурального обмена и замкнутого хозяйства. Контролировать поток денег много проще. Да и контролирование этих потоков позволяет сделать многое.  

Итак, любые блага измеряются в деньгах. В деньгах измеряется надежность, риск, здоровье, жизнь, любовь, ненависть, знания и незнания. А в в чем можно измерить сами деньги? Очевидно – это должно быть нечто постоянное в своей стоимости, а значит труднодоступное (относительно редкое), крайне трудное для подделки и понятное каждому. В свое время универсальным мерилом денег были серебро и золото. В наше время финансовые институты используют различные эквиваленты денег и инструменты работы с ними: векселя, долговые расписки, чеки, собственно бумажный аналог денежного ресурса: банкноты и т.д. Для доверия к которым издатель оных должен обладать некими благами, эквивалентными им по цене. Желательно, чтобы эти блага было быстро переводимы в золото/серебро, а еще лучше, чтобы эти блага и были серебром или золотом. Со временем к паре серебро-золото добавились иные элементы: как-то прочие драгметаллы, например, платина. А так же иные денежные средства, к которым больше доверия, например,  валюта, а так же недвижимость, предметы искусства и т.д.


Какой самый большой соблазн в этой игре? Играть с минимальным обеспечением или вообще без него!
Иными словами – государство это бизнес финансовых потоков изначально неполностью обеспеченных. Иногда совсем не обеспеченных, иногда почти обеспеченных.

Мировой валютный рынок – это в чем-то виртуальный рынок вполне себе реальных сущностей, на котором некая валюта может иметь статус универсальной, дабы измерять в ней или заменять прочие блага ею. В результате данная валюта получает самые выгодные позиции. Конечно, самое сильное государство и только оно может и должно сделать универсальной свою валюту.


Домашнее задание.

Какое государство больше всего ратует за свободные рыночные отношения, открытость границ для капиталов? Что Вы можете сказать о его валюте?

Какой должна быть политика государства в поле финансовых отношений? Прежде всего – это работа фискальной системы государства. Мы остановимся на основных, но не всегда очевидных правилах ее работы.

Первое правило фискальной системы. Платить налоги  должны все. Без денег система не работает, кто не платит – то враг государства. Неуплата налогов  — это второе по тяжести государственное преступление.

Второе правильно фискальной системы. Граждане всегда склонны скрыть хотя бы часть доходов, неосознанно или вполне спланированно недоплатить налоги. Причем эта склонность зависит, что важно непропорционально, от уровня давления налоговой нагрузки. Малейшее увеличение фискальной нагрузки ведет к существенному увеличению стремления не платить налоги. Фискальная система должна уметь работать в этих условиях и работать наиболее выгодно и оптимально. Налоговая система должна быть разумно жадной, а ее нагрузка выполнимой.

Третье правило фискальной системы. Никогда и нигде не удавалось добиться абсолютной честности в уплате налогов.

Четвертое правило фискальной системы.. Государство не может и не должно прямым образом контролировать все доходы граждан, оно обязано применять косвенные методы контроля — сравнивать расходы граждан с их официальными доходами, привлекая к жесточайшей ответственности граждан, расходы которых превышают их официальные доходы. Особо тщательно должны контролироваться расходы государственных служащих и их родственников.

Пятое правило фискальной системы. Теневые или неучтенные денежные потоки, а проще говоря, черный нал ведут не только к потере налогов. При определенных размерах черный нал заставляет всю государственную машину беззастенчиво работать в личных интересах обладателей этого черного нала. Влияние черного нала на государство можно сравнить с влиянием яда на живой организм. Хотя полное искоренение черного нала невозможно, но жесткое его ограничение в необходимых рамках – есть вторая по важности задача государства.

Вторая по важности система в поле финансовых отношений – банковская. Успешность ее работы определяется следующими правилами.

Первое правило банковской системы. Надежность банка определяется не размерами его активов и пассивов, к тому же их оценка всегда весьма субъективна и как правило необъективна. Надежность банка есть гарантированное отсутствие разрывов в его денежном потоке. Более того, задача банка – зарабатывать на помощи в ликвидации кассовых разрывов у своих клиентов.

Второе правило банковской системы. Государству важно, чтобы банковский сектор вызывал у граждан доверие, поэтому оно должно поддерживать и защищать свою банковскую систему.

Третье правило банковской системы. Правила игры должны гарантировать банкам возврат кредитов. Беззащитность банка по сбору долгов – говорит фактически не просто об отсутствии возможностей нормальной работы банковской сферы, а об отсутствии полноценного государства и ничтожности его элиты.

Четвертое правило банковской системы. Допускается и даже крайне необходимо регулирование банковского сектора государством, особенно кредитной политики и ее рисков, и, конечно же, контролирование денежных потоков основных банков.

Пятое правило банковской системы. У каждой банковской катастрофы есть конкретный автор или со-автор в государственном аппарате.

Шестое правило банковской системы. Инвестиционный банкинг — инструмент финансирования революционных прорывов в технологиях или финансового обеспечения амбициозных сделок по расширению рыночной доли. Таким образом, инвестиционный банкинг – один из потенциальных источников создания нуворишей и причин передела рынка собственности, а значит и потенциальной угрозы господствующей элите. Особенно если инвестиционный банкинг осуществляют иностранные банковские структуры.

Третья по важности система – биржевая. Изначально основной задачей биржи была организация процесса торговли, стандартизация требований к поставляемому товару и условиям поставки. Следующим шагом было определение понятия рыночной цены на товар, возможность страхования от возможных перепадов цен, попытка гарантирования поставки товара и т.д. Нас же будет интересовать иной феномен. Но прежде несколько слов о правилах биржевой системы.

Первое правило биржевого рынка. Биржи создают некий виртуальный мир над множеством вполне материальных объектов, обороты в этом мире могут во много десятков и даже сотен раз превосходить реальные материальные обороты. Что внешне естественно позволяет манипулировать ценами материальных ресурсов, существенно их изменяя. Более того — биржевой механизм может гораздо больше. А именно, он может менять цену самого мерила цены – как-то золото или валюта.

Частный случай биржевого рынка — рынок ценных бумаг. Фактически – это средство управления не просто результатами труда, а самими средствами производства. В этой системе прекрасно многое. Итак.

Первого правило рынка ценных бумаг. С одной стороны публичное размещение капитала, казалось бы, дает доступ фактически к неограниченному капиталу в обмен на некоторое ограничение свободы принятия управленческих решений и полный аудиторский контроль. Но с другой стороны, в результате этого размещения настоящие хозяева денег имеют легальные возможности участвовать и в конечном итоге владеть и распоряжаться всеми серьезными прорывами в сфере средств производства.

Второе правило рынка ценных бумаг. Понятие «публичное владение» позволяет быстро и изящно спрятать реальных обладателей активов.

Второе правило биржевого рынка. Главное в биржевой игре, а так же в инвестиционном банкинге: распоряжаться правилами самой игры. Что под силу только для государства, имеющего мощную мировую валюту и биржу, определяющего единую и контролируемую аудиторскую систему, а так же систему оценки и страхования рисков. Все это открывает практически безграничные легальные возможности контроля, анализа и рычагов влияния на бизнес-активность внутри любого государства.

Домашнее задание. Почему основные игроки на рынке ценных бумаг Вашингтон и Лондон не выпускают крупных купюр? Почему их выпустил Евросоюз?

Домашнее задание. Самая неудобная валюта из первой тройки для накопления черного нала – английский фунт. И не только потому, что самая крупная купюра 50, а потому как – все купюры подлежат регулярной и  полной замене. Как же функционирует черный денежный поток Британии?

Подсказка. В какой стране придумали офшоры?

Домашнее задание. Следует ли считать, что черный денежный поток Британии подконтролен банковскому сектору?

Лирическое домашнее задание. В самом ли деле становятся ли со временем на столько лучше великие вина в сравнении с ростом их стоимости? Или иначе – как еще зарабатывать на старых технологиях вечно?

Глава 7. Государство и большой частный бизнес.

В обычной жизни частному бизнесу нет дела до политики, и это есть нормальное положение вещей. Но совсем иная ситуация в случае большого частного бизнеса. Хотя сами понятия «большой», «крупный» в случае бизнеса зависят от масштабов самого государства и доли/важности этого самого бизнеса на местном рынке. Например, компания, замыкающая Топ-50 в США, была бы крупнейшей для Словакии, немногим меньше самого государства. Дать четкое определение, что значит большой, назвать тот самый момент, кто бизнес стал крупным, а когда еще не совсем невозможно, да и не нужно. Но если двое: государство (читай элита) и хозяева самого бизнеса видят его как большой, значит: так оно и есть.

Но есть еще один признак «крупности»: между крупным бизнесом и политикой нет четкой границы. В данном случае для бизнеса политика – это один из инструментов уменьшения себестоимости и расширения рыночной доли. Удачная политическая активность — это возможность вести бизнес на ином уровне, для некоторых бизнесов – это есть сама возможность вести бизнес как таковой.

Ни один частный бизнес (каким бы большим он ни был) не может тягаться с государством. Государство сильнее. Но частный бизнес всегда хитрее и гибче государства. Поэтому в государстве всегда существует антагонизм: частный бизнес vs государственная машина. В зависимости от масштаба бизнеса меняется природа и суть этого антагонизма, но сам он присутствует всегда. Вообще в сожительстве государства и крупного частного бизнеса есть свои правила.

Первое правило крупного частного бизнеса. Как бы нам не хотелось, но любой бизнес, начиная с достижения определенного размера, должен идти в политику, иначе политика сама придет к нему и не совсем по хорошему поводу.

Второе правило крупного частного бизнеса. Политику государства формирует большой бизнес, самый большой бизнес нельзя отличить от самого государства. Выгоды, приоритеты большого бизнеса и государства уже неотделимы. Что хорошо большому бизнесу, то хорошо и государству.

Третье правило крупного частного бизнеса. Большой бизнес всегда связан с элитой. Начиная с определенного размера, частный бизнес испытывает влияние элиты, вплоть до обретения влияющей стороной мажоритарного контроля.

Домашнее задание.

Как относится государство к мощным компаниям иных государств на своей территории?

Четвертое правило крупного частного бизнеса. Бизнес, вообще говоря, должен быть социально ответственным. Но, начиная с определенного размера, это является необходимостью.

Пятое правило крупного бизнеса. Для существования элиты необходимо наличие мощного частного бизнеса, а для последнего  необходимо наличие частной собственности на землю и наличие рынка земли.  Собственно без возможности владения и распоряжения землей невозможна элита государства.

Домашнее задание.

О чем может говорить мораторий на продажу земли?


Глава 8. Государство и преступления номер три и четыре.

Государство существует в некоем правовом поле. Более того, государство формирует данное правовое поле. Как уже говорилось ранее, само это право не имеет, вообще говоря, ничего общего с понятием справедливости или честности. Это просто некие правила игры как бы для всех. Как во всякой игре всегда есть соблазн эти правила нарушить или изменить. Чем выше положение в обществе, тем больше этот соблазн. На самом деле правила нарушают все, везде и всегда. Разумеется, этому пороку подвержена и элита, и ее окружение, и чиновничество. Злоупотребления в известных рамках – есть своеобразная привилегия, зачем же власть, если ею пользоваться исключительно без злоупотреблений? Вопрос в том, как часто и собственно как это делается, каковы масштабы, и как система с этим борется. Ведь малая вседозволенность влечет большую. Безнаказанность пьянит и побуждает.

Люди всегда использовали и будут использовать государственные институты в своих личных интересах (кстати, отсюда в частности следует очевидный плюс частных компаний). Кто именно эти люди? Кроме собственно элиты, это бюрократия. Те самые иждивенцы, которые не производят блага, но контролируют их перераспределение. При этом они всегда были и будут склонны извлекать часть государственных благ на собственные нужды (проще говоря, воровать), не принося никакой пользы, ни государству, ни источникам этих благ, а иногда даже вредя им.  

Аксиома. При всех прочих равных способный человек скорее пойдет работать в частное предприятие, нежели в государственное.


Аксиома ловушки. Индивидуумы, склонные к предпринимательству неспособны работать в устоявшихся государственных структурах, гении же государственных структур, как правило, не понимают духа предпринимательства.


Естественным выходом из данной ситуации является присутствие в государственных органах на разных уровнях предпринимательского лобби. Кроме банального пробивания удобных законов лоббирование является работающей обратной связью системы управления предпринимательством.

Аксиома. Большой бюрократический аппарат (как государства, так и больших компаний) создает условия для создания карьеры индивидуумами в целом ни к чему прочему не пригодных, кроме как к бюрократическим процедурам.

Аксиома. Продвижение по бюрократической лестнице дает все больше и больше власти. Обладая все большей и большей властью, индивидуум становится тщеславным и жаждет все больше и больше власти, для достижения которой, он готов на любые поступки.

Следствие. В любой системе государственного управления всегда появляются  люди, пытающиеся использовать её исключительно в своих целях.

Следствие. Обладание властью неизбежно ведет к желанию ею злоупотребить, причем безнаказанно.

Следствие. Система государственного управления, представленная сама себе, коррумпируется вне зависимости от состава ее участников и их личных качеств и наклонностей.

Третье по тяжести преступление в государстве:  подкуп должностного лица при совершении им оценки правового поступка, пожалуй, самый яркий пример, подкуп судьи.

Аксиома. Условия возможности подкупа системы правосудия и системы принятия решений в угоду личной выгоды (то есть условия возникновения коррупции) ведут в конечном итоге к полному отрицанию государственного интереса. Систематическая коррупция приводит к уничтожению государственного механизма, к системному сомнению граждан в своем государстве, и как результат полное недоверие граждан, как к государству, так и к его представителям.

Иными словами коррупция – это медленное, но безусловное уничтожение государства и самой идеи государственности.

Аксиома. Коррупция – сильнейший способ развращения любого бюрократа.


Аксиома. Коррупция приводит на основные посты подлейших и продажнейших.


Аксиома. Коррупция снижает горизонт планирования и стимулирует чиновника любым доступным способом держаться за свое место и защищать себя и себе подобных.

Следствия. Член правительства, как и всякий чиновник – всегда потенциальный преступник. Чем меньше контроля – тем больше преступлений он совершит.


Аксиома. Силу коррупции определяет объем черного нала в государстве и возможность открыто тратить много больше официально заявленного дохода.


Аксиома. Неофициальная зарплата – один из столпов возникновения и существования черной наличности как явления приемлемого в глазах граждан.


Следствие. Коррупция и черный нал – это четвертое по тяжести преступление в государстве.

Следствие. Коррупция ведет к деградации представителей власти.


Следствие. Бюрократ, пораженный коррупцией неизлечим в принципе, и должен быть немедленно ликвидирован как единица управления, снят с постов и подвергнут вместе с семьей тотальному гражданскому контролю и осуждению. Наворованное и незаконно присвоенное должно быть конфисковано. Все лица причастные к использованию ворованного должны быть в той или иной мере наказаны, причем непосредственные исполнители должны быть наказаны с учетом понимания того, что они совершили преступление более страшное, чем убийство.

Следствие.  Если коррупция проникла в правовую и судебную системы власти иначе как полной заменой их состава, вне рамок текущего законодательства уничтожить ее невозможно.

Следствие. Коррупцию нельзя уничтожить, не уничтожив господство черного нала в денежных потоках.

Следствие. Наиболее опасна коррупция элите. Наличие и рост коррупции – признак отсутствия или слабости элиты. Уничтожать коррупцию – важнейшая задача элиты. Здесь нет противоречия. Элита должна «шалить» и «бедокурить», но в определенных пределах. И в этом ключе ответственнейшая задача элиты – правильное воспитание своих наследников.

Как правило, наследники незрелой элиты – несут разрушительный потенциал.


Следствие. Наличие элиты придает государству и государственным институтам некий образ частной компании. Что делает государственную работу привлекательной для части предпринимательски настроенных индивидуумов.


Итак, мы можем обозначить четыре самых серьезных и самых наказуемых преступления в государстве:

  1. Сомнение в границах государства и принадлежности к нему любых его территорий.

  2. Неуплата налогов.

  3. Подкуп системы правосудия.

  4. Коррупция.

Конечно, убийства и изнасилования – это страшные и мерзкие преступления, но все же меньшие, чем эти. Невозможно бороться с убийствами и насильниками в государстве без налогов, в государстве с продажным правосудием. В случае коррупции само государство выступает преступником, преступником наглым и безнаказанным. А без преследования по первому пункту невозможно само государство, падение любого государства влечет за собой тысячи смертей и тысячи насилий.


Именно эти четыре кита и держат государство наплаву. Во всех учебных заведениях, в системе формирования гражданина, именно они должны занимать решающее и важнейшее место.

Теперь мы можем уточнить алгоритм построения государства.

Шаг 1. Безоговорочное принятие иррациональной идеи отдельного государства.

Шаг 2. Разработка законов и внутренней культуры не допускающих малейших сомнений в смысле существования самого государства и целостности его границ.

Шаг 3. Создание системы обеспечения этих законов

  • гарантирующей сбор налогов настолько, насколько это нужно для оптимальной работы финансовой системы,

  • обеспечения справедливости правосудия, дабы, граждане, по крайней мере, верили в ее неподкупность.

  • При этом сама система должна постоянно самоочищаться от неизбежного потока мерзавцев, использующих ее в своих собственных целях.

Следование этому алгоритму возможно только при определенной государственной воле и жесткости. Это задача элиты, задача равносильная её самосохранению. Если Вы видите системные нарушения данной концепции – значит, в государстве нарушена система управления.

Обратите внимание – нигде выше не идет речь о демократии или диктатуре, вопиющей религиозности или тотальном атеизме. Отнюдь – государство может вполне успешно существовать со своими вполне счастливыми гражданами вне зависимости от этих условий. Государства строятся и государства составляются из разных народов. Из разного материала получается разное. Что для кого-то есть необходимостью, для иного не дано даже в ощущениях. Далее мы рассмотрим этот феномен подробнее.

Глава 9. Индивидуум и государство.

Мы достаточно подробно разобрали понятие государства, обратимся ко второму предмету нашего внимания – к индивидууму. А кто они такие — индивидуумы? Человеческая природа весьма непроста и многообразна, нас же будут интересовать лишь отдельные ее аспекты.

Аксиома абсолютного неравенства. Нет равных индивидуумов и достижение равенства между ними не только невозможно, но и противоестественно, несправедливо и, в конечном итоге, опасно.

Аксиома абсолютного несовершенства. Люди в большинстве своем не являются абсолютно законопослушными. Они изначально склонны к воровству, мошенничеству и насилию.

Уже упоминавшийся ранее Макиавелли заметил: «Люди всегда дурны, пока их не принудит к добру необходимость». Иными словами: люди неидеальны. На больших выборках работает следующее правило: 10% людей вообще не склонны к тем или иным правонарушениям, 10% склонны к правонарушениям в любом случае. 80% от правонарушения удерживает система контроля и наказания или идеологическое внушение, как-то традиции или культура.


Аксиома абсолютного желания обладать. Макиавелли достаточно удачно заметил: «Люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества»


Аксиома лени. Люди не любят изменений, люди не любят затруднений. С величайшим удовольствием они избегают риск и лишние усилия.

Аксиома неблагодарности. Люди неблагодарны и непостоянны, склонны к зависти, лицемерию и обману.

Уже из этого можно сделать несколько выводов, например, идея коммунизма по своей сути наивна и антиприродна. Что же касается государства, очевидно, что насилие, принуждение и в самом широком смысле подкуп являются для него жизненно необходимыми инструментами. А так как государством управляют люди с теми же недостатками, то необходима так же и система внутренних контролей (как то принцип разделения властей, ограничение сроков пребывания на ключевых должностях и т.д.).

Кроме всего прочего очень эффективна самая простая демагогия и пропаганда, виной тому следующая аксиома:

Аксиома человеческой слабости. Большинство людей склонны делать поспешные выводы на основании своих внешних впечатлений, люди падки на легкие и быстрые заработки, люди верят обещаниям и слабы в своей жадности. 

Это, кстати, касается не только доверия к политикам, но и доверия к банкам, лотереям, целителям, гадалкам и т.д. Люди, в самом деле, простодушны и всегда готовы поддаться на обман. Они просто ждут, когда их обманут. 

Следствие. Мнения, привычки, вкусы большинства индивидуумов можно менять вне зависимости от их личных внутренних предпочтений, кои сами зависимы от внешнего информационного воздействия. Яркий пример тому – мода. Как стремительно меняются эмоциональное восприятие и оценка в прическах, одежде, музыке. Именно на эксплуатации этой особенности работает та же реклама. Говоря иными словами, большинство индивидуумов бессильны перед массовой пропагандой.

Аксиома группового согласия. В своем большинстве индивидуумы подвержены стадным чувствам, пуще всего в принятии или непринятии чего-либо на веру в зависимости от мнения окружающих. То же относится и к индивидуальным эмоциональных оценкам, которые зачастую по факту не являются индивидуальными, а есть просто отображение группового мнения.

Убедил, испугал, расстроил одного – его эмоции передаются окружающим. Это, кстати, хорошо знают розничные торговцы.

Аксиома любознательности. Приматам в целом свойственно любопытство, это свойство немассовое. Но в больших выборках всегда присутствуют индивидуумы склонные к поиску чего-то нового, к обучению, к путешествиям, к познанию и т.д. Присутствие таких качеств у индивидуумов зависит более от их физиологии нежели от культуры. Последняя может помочь или помешать им реализовать свой потенциал.

Вот такой материал и составляет государство. Искусство «составлять» государство, жить в нем, и есть гражданская культура. Понятие гражданской культуры мы затронем немного позже, пока отметим только.

Первая аксиома гражданской культуры.

Образование индивидуума, его профессиональные качества безусловно важны и влияют на уровень его гражданской культуры, но сами по себе не гарантируют высокой гражданской культуры.

Иными словами профессор, академик, талантливейший писать или композитор в житейской ситуации сосуществования с государством могут оказаться весьма дремучими и наивными гражданами.

Мы раннее говорили, что разные народы и культуры создают разные государства. Разные индивидуумы признают для себя хорошим-плохим, красивым-безобразным, необходимым-ненужным порой совершенно разное. При всем многообразии вариантов государственного устройства их можно поделить на две принципиально разные и в чем-то даже антагонистические группы. Что же это за группы?

Глава 10. Варварство и цивилизация – как два представления государства.

В чем-то следуя Льюиссу Моргану, следует выделять три типа состояния человеческих отношений: дикость — варварство — цивилизация.  Оставим состояние «дикости» вне рамок данной работы. Там где есть государство — нет места для дикости, но там может быть либо варварство, либо цивилизация. Заряд, который несет человеческий материал, приводит ли к первому, либо ко второму. Прежде чем разобрать причины – почему так выходит, поговорим о том, что есть цивилизация.

Человечество создало собственно одну цивилизацию – западную. В дальнейшем под словом цивилизация мы будем понимать именно западную цивилизацию. Мир, в котором мы живем, создан европейцами. Это мир их истории, их мифов, их ценностей, их эстетики, их видение красоты, понятий, что такое хорошо и что такое плохо. Созданная по наитию европейцев, цивилизация открыта для любых рас и народов, нужно только уметь и хотеть жить по ее принципам, вырвавшись из вязких объятий варварства.

Но все же что такое цивилизация? Для ее существования необходимо выполнение следующих фундаментальных принципов.

  1. Признание личной свободы индивидуума,

  2. Признание справедливости частной собственности и собственной выгоды индивидуума.

  3. Признание финансового критерия, как одного из объективных критериев успешности.

  4. Рационализм в принятии решений.

  5. Технологизм.

  6. Секуляризм.

  7. Склонность к систематизированию знаний.

  8. Склонность к толерантности и мультикультурности – если данный подход рационально более выгоден.

  9. Признание необходимости демократии  для части населения. Следует признать, что доля этой части зависит от уровня общей культуры самого населения. Что немаловажно, демократический подход нашел свое применение в науке и даже в технологии управления, в культуре гражданской полемики и во многом другом.

  10. Наличие колоссальной жажды новаторства, постоянного стремления к улучшению, совершенствованию.

  11. Важное место в культуре цивилизации занимает признание и уважение свободы предпринимательства.

  12. Идея превосходства. В настоящее время об этом говорят все реже. Однако сама история Великих географических открытий, колонизации, приключенческая литература XIX красноречиво говорят о данном факте.

Неследование этим принципам – есть переход к варварству, а в чем-то и само варварство. И, кстати, не весь сегодняшний мир – это цивилизации, в мире хватает варварства. Огромное количество людей сейчас живут в варварском мире. Мы же рассмотрим подробнее мир цивилизации.

Первый базовый принцип цивилизации. Нет почти цивилизации или чуть-чуть варварства. Есть либо цивилизация, либо варварство. Всякий, кто не принадлежит к цивилизации, находится в состоянии варварства.

Нащупанная Западом модель общества и модель поведения его граждан является достаточно тонкой и даже хрупкой настройкой, позволяющей, тем не менее, качественно изменить саму систему государственного функционирования. Именно это «ноу-хау», в конечном итоге, позволило Западу занять доминирующее положение в мире. Конечно, цивилизация, как вид государственного устройства неидеален, как неидеален и сам человек. Но индивиду и окружающей его природе комфортнее и безопаснее жить в ареале действия цивилизации. Именно цивилизация создает условия для максимального раскрытия потенциала своих граждан. Именно цивилизованное общество нашло и развило практически все фундаментальные понятия сегодняшнего мира. Как-то система образования, правовая система, медицина, фармакология, научный мир и научное мировоззрение, философия, современная промышленность и т.д. Что особо важно — перечисленные достижения не являются какими-либо сакральными знаниями или некими сформулированными истинами. Это скорее технологии цивилизации, которые функционируют при неких определенных условиях.

Второй базовый принцип цивилизации. Цивилизация сама по себе – есть система определенных технологий.

Третий базовый принцип цивилизации. Корректное функционирование технологий цивилизации требует либо условий цивилизации, либо плотный и постоянный контакт с цивилизованным миром, а в отдельных случаях необходим даже контроль со стороны цивилизованного мира.

Следствие. Технологии цивилизации в нецивилизованных условиях могут работать некорректно или не работают вовсе.

Наблюдение. Наверное, многие из Вас наблюдали, как работает служба авиационной безопасности в разных аэропортах мира. Это строго регламентированная технология, которая, вообще говоря, работает одинаково вне зависимости от местонахождения самого аэропорта. Безопасность потому и достигается, что технология контролируется не правительством страны, где расположен аэропорт, а неукоснительным соблюдением определенных правил. Нечто аналогичное наблюдается в медицине. Страшно представить, во что превратилась бы медицина варварства, если бы она полностью отказалась от контакта с цивилизацией. Кстати, что получилось бы – хорошо видно на примере самостоятельно развивающейся правовой системе варварства.

Однако как это ни парадоксально – цивилизация уступала и уступает варварскому миру и по количеству населения, и по территории. То есть наш мир устроен так, что при всех выгодах цивилизации большинство государств все же живет нецивилизовано. Возможно, не все могут быть или не хотят быть цивилизованными?

Кому же дано быть цивилизованным?

Глава 11. Цивилизация и индивидуум.

Будучи тысячу раз неидеальной все же именно цивилизация позволяет раскрыться лучшей части индивидуумов, тому самому исключению, а прочим создает условия, при которых им выгодно равняться на лучших. Безусловно, этот принцип работает не всегда и не для всех, есть исключения и иногда трагические, но здесь все же речь идет о настройке системы, которая пусть со сбоями, но работает, вне зависимости от чьей-то субъективной воли или желания.

Что еще более важно: в основе цивилизации лежит принятие того факта,  что индивидуум при всех его недостатках, это личность имеющая собственные интересы. Именно так и никак иначе. Попытки отрицать или приуменьшать это, та же борьба с частной собственностью является ничем иным как путем прочь от цивилизации.

Первое правило гражданина цивилизации. Человек непонимающий свои личные интересы и незащищающий их не просто жалок, он опасен. Личный интерес индивидуума – один из столпов, на котором стоит цивилизация.

Поэтому, формируя личность гражданина, занимаясь его образованием, следует обучать пониманию необходимости, важности и если угодно святости личных интересов.

Второе правило гражданина цивилизации. Второй интерес, который должен понимать индивид и соответственно защищать – это интерес его локального регионального/сословного/семейного окружения.

Например, врач. Врач должен понимать, в чем интерес людей его профессии, в частности — какие политические шаги и решения выгодны сословию врачей. У врача должна быть своя гордость, свои привилегии, регалии, свой первый человек, в случае врача – это министр здравоохранения, своя система обучения и т.д. Врачи – это свой клуб интересов, своя пресса. Врачи – это огромное количество людей, живущих по всему государству, во всяком населенном пункте. Это высокообразованные люди, прямым образом влияющие на жизнь других людей. В нормальной ситуации врачи вместе с семьями – это большая, важная и очень уважаемая сила, имеющая колоссальные привилегии. Рассмотрим иные сословия. Заменим в предложениях выше  слово «врач» на слово «учитель», «полицейский», «пожарный», «армейский офицер». При всех этих изменениях утверждения выше сохраняют истинность. Это менее очевидно, но имеет место и для всех прочих: «фермер», «торговец», «транспортник», «строитель» и т.д.


Итак, индивидуум в государстве должен понимать свои интересы, идентифицировать себя с некоторым сословием (если наша личность не маргинал) и отстаивать интересы этого сословия. Сословие в свою очередь защищает интересы своих членов.


Правило государственного баланса в условиях цивилизации. Сотрудничество государство-индивидуум – это всегда конфликт интересов. И именно наличие этого конфликта при обязательном условии паритета его сторон дает лучший итоговый результат. Безусловно такая ситуация не есть удобна как сторонникам безусловной свободы личности, так и жестким государственникам. Но именно этот дискомфорт, взаимный надзор, взаимовлияние и создают идеальную почву для цивилизации. 

Большинство индивидуумов не в силах на равных вести спор с государственной машиной и даже понять свое место и в государстве. Нам же интересно разумное меньшинство. Как говорили ранее – это образованные граждане, обладающие активами, а значит и некоторой ответственностью и возможностями. И теперь применительно к ним мы можем добавить, что разумное меньшинство:

  • понимает свои личные тактические и стратегические выгоды.

  • понимает, что тактически и стратегически выгодно его сословию.

  • и на основании личных и сословных выгод принимает решение – с чем и ради чего оно готово мириться, а чем ни за что не поступиться в общественном договоре. 

Суть цивилизованного устройства есть в том, создать максимально благоприятные политические условия для разумного меньшинства, в том числе для публичного выражения своего мнения, а так же принятия участие в политической деятельности.

Более того можно утверждать, что для существования цивилизованного государства необходимо и достаточно, чтобы у разумного меньшинства существовали возможности легальной и действенной защиты своих личных и сословных интересов.

С одной стороны такая структурная организация в целом затрудняет быстрое и жесткое центральное управление. Но с другой стороны, она предотвращает правовое насилие – так как в обществе появляются сознательные индивидуумы, это не только разумное меньшинство, это граждане вдохновленные ими. Все это в конечном итоге позволяет политической системе решать задачи более высокого уровня сложности.

Аксиома интересов личности. Только сознательный индивидуум способен обладать высокой гражданской культурой и, как следствие, понимать и отстаивать национальные и государственные интересы.

Таким образом, государство и частный вид его проявления — цивилизация создают не все граждане, а некоторые из них. И не все участвуют в общественном договоре, хотя все его потом и вынуждены соблюдать.

Плохо или хорошо – что участвуют не все? Что влияет на формирование зрелого индивидуалистского мировоззрения? Каковы причины статистического преобладания или отсутствия таких индивидуумов: Возможно ли и нужно ли расширить круг этих людей? Поговорим об этом следующих главах.

Домашнее задание. Если в государстве учителя и врачи – это одни из самых низкооплачиваемых и неуважаемых профессии, что Вы можете сказать о данном государстве? Что Вы можете сказать об элите данной страны? Разумеется, кроме очевидного факта, что так называемая элита лечится да и учится вне пределов своей страны.

Домашнее задание. Что можно сказать о гражданах, которые не защищают свои личные интересы, не понимают, не ценят таковые, а так же стесняются их? Что можно сказать о них, если тоже можно сказать об их отношении к интересам собственного сословия?

Глава 12. Государство – как общественный договор

Самое время взглянуть на государство с точки зрения позиции разумного меньшинства или сознательного индивидуума. С этой точки зрения государство есть некий общественный договор, а именно согласие граждан принять власть элиты. Принять, но вместе с тем и ограничить, соблюдая некий взаимовыгодный баланс интересов, объявляя рамки дозволенного и границы доступного для обеих сторон. Стороны так же договариваются – как караются непослушные, как высказывается неудовлетворение и т.д.

Такой подход категорически отличается от классического восприятия государства. Разумеется, он не нравится элите и не приветствуется чиновничеством любого уровня, так как в этом случае государство рассматривается как наемная организация, работающая на заказчика – а именно на стороны общественного договора. В мире цивилизации еще используют термин «налогоплательщик», то есть буквально оплачивающий услуги. О государстве в такой ипостаси не всегда говорят в школах и упоминают в СМИ, еще бы государству гораздо выгоднее поддержать идею патриотизма, поддержать идеи религиозности, закрыть границы, сделать все, дабы уничтожить даже мысли граждан о своей политической роли.

Как результат не везде и не всегда гражданин видит себя заказчиком, более того заказчиком, оплачивающим услуги. Соответственно он и не действует как заказчик. А в таком случае он и не заказчик, да и не гражданин, а, по сути, добровольный бесправный плательщик услуг парней, которые самостоятельно решают его судьбу исключительно в своих интересах да еще и за его деньги. И мы имеем дело со случаем обыкновенного варварства в понимании государственного устройства.

Определенная степень ответственности по контролю соблюдения властьпридержащими своих условий договора лежит на журналистике и публицистике. С одной стороны задача четвертой власти поддерживать свое государство, вовсю трубить о патриотизме, лелеять государственный миф. Так же можно работать просто за деньги в интересах элит или некоторых ее группировок. Но с другой стороны, история человечества явила миру еще некий феномен, что и заставил смотреть на журналистику как четвертую власть. А именно некий культ агрессивно-жестокого иногда безобразного желания сказать правду, раскрыть для публики некую тайну. Это несколько болезненное стремление, в чем-то жажда славы и успеха у публики, в чем-то желание владеть умами и настроениями. Но в результате именно он делает из СМИ незаменимый ингредиент контроля выполнения государством своей части договора.

Смотря на государство под углом наемной структуры, можно несколько иначе трактовать события государственной жизни. Например, если правительство существует довольно долго – значит, оно удовлетворяет своих заказчиков – своих налогоплательщиков. Причем, прежде всего, оно удовлетворяет тех самых 5% политически активных граждан. Безусловно, так же важен дух и потенциал этих граждан, уровень их общей и гражданской культуры. Достаточно часто бывает, что лучшее, что порождает общество, есть просто политические импотенты или проститутки, трусы-обыватели или банально глубоко неграмотные люди. А четвертая власть является просто проплаченной бутафорией реальной журналистики. Добро пожаловать в варварство.

Глава 13. Государство и политические партии.

Итак, государство – это договор элиты и сознательных индивидуумов. Сотрудничество этих сторон – это есть игра в демократию. Это неклассическая демократия Древней Греции. Речь идет даже о двух играх. Первая – игра с разумным меньшинством: возможность формального, а иногда и реального участия в управлении государством в составе бюрократии. Вторая игра началась во времена становления избирательного права, когда граждане получили доступ к игре «выбери друга», а порой даже и право быть «среди друзей», то есть быть избранным.
В двадцатом веке игра вышла на новый уровень – элита ушла в тень. На арене появились почти сплошь подставные лица – актеры. Для организации актеров, создаются театральные труппы, в народе их называют партии. Само определение  партии достаточно удачно сформулировано Галковским.

Определение. Политическая партия — это социальная организация, призванная улучшить социальное положение своих членов легальными (или относительно легальными) средствами и использующая для маскировки демагогию. Т.е. партия это умная мафия, достигающая тех же целей легальными методами. Или ОТНОСИТЕЛЬНО легальными. С другой точки зрения, мафия это глупая, варварская, пародийная партия.

Правила жизни политических партий.

Правило 1. Задача по настоящему серьезной партии – это политическая власть. Поэтому серьезная партия имеет хозяев из числа элиты.

Правило 2. Все ведущие партии государства им и управляются. Смена партий у власти – это просто более тонкая игра в демократию при этом реально власть не меняется, меняются фигуры, оттенки, отыгрываются иные методы и сценарии.

Иногда происходят некоторые движения внутри партий, иногда даже говорят о переменах, но это не реальные перемены.  Это переделы влияния/пирога внутри элиты: так сказать – дядюшку оттеснил внучатый племянник.

Правило 3. Некоторые партии финансируются иными государствами и их цели (конечно, не партий, а этих иных государств) далеко небезобидны. Фактически это партии чужого государства, со всеми вытекающими последствиями.

В реальной жизни так же есть партии-проститутки – у которых несколько «хозяев», которые к тому же могут меняться во времени или сосуществовать одновременно и т.д. Так же следует учесть, что  сами руководители партий ведут свои игры и т.д. В государствах с недоэлитой и псевдоэлитой руководители партий – одни из самых дорогих официальных проституток.

Домашнее задание. Подумайте, какими будут партии в стране, где нет элиты или иными словами в зависимой стране?

Домашнее задание с подвохом – чья в этой стране правящая партия и чья партия, играющая в оппозицию, и чья партия реально оппозиционная? Ирония состоит в том, что никто из этих партий не представляет интересы собственно государства, к которым они принадлежат.

Правило 4. Партиями не всегда руководят сознательные индивидуумы, а проходимцы всегда. Руководству партии сама партия нужна только как пропуск к кормушке.

Правило 5. Партии не могут и не должны быть добродетельны, партии расчетливы и прибыльны.

Домашнее задание. Как Вы думаете — кто платит за греческую партию, которая требует выхода Греции из ЕС?


Домашнее задание. Что Вы можете сказать о государстве, в котором смена правящей партии приводит к смене сути самого режима, переделу собственности и даже самих основ и правил управления? Что Вы можете сказать об элите этого государства?

Глава 14. Государство и монархия.

Стоит уделить некоторое внимание политическому строю «монархия». Все же Объединенное Королевство является монархией. Кроме этого есть еще одна интересная монархия – Япония. Интересный факт: в современном мире из десяти стран с наиболее высоким жизненным уровнем более половины являются монархиями.

Монархия – это явная схема работы пары элита-государство. Элита здесь очевидна и естественна. Более того государственная машина в данном случае завязана во многом на одного человека – действующего монарха.

В монархическом строе есть некоторый неожиданный плюс, который заметил Макс Вебер: «монарх исполняет функцию, которую избранный президент исполнять не может — он ограничивает присущую политикам жажду власти тем, что делает недоступным для них наивысшее место, занимая его сам. С политической точки зрения это наиважнейшая функция». Таким образом в случае монархии сам монарх своим существованием «лечит» элиту от того самого ослепления властью. Сам же факт наследственности так же несет положительный эффект – останавливая самых жестоких хищников земли от лишнего аппетита. Кроме этой своеобразной комбинации человеческого фактора и института управления, монархия сама по себе красива эстетически, вспомните красоту ритуалов (венчания, помазания на царство и т.д.), традиции мундира, геральдики, исторической традиции и т.д.

Домашнее задание. Какие премьер-министры Ее Величества были членами лагеря ее отца Георга Шестого? Кто был первым «собственным» Премьером Елизаветы Второй?

Отметим, какие существуют проблемы в государстве монархического устройства.
В активной жизни монархии принимает участие менее 1% население – как правило, это те, кого мы называем дворянством. При этом монархическое устройство как таковое является несправедливым для оставшихся 99%. Особая проблема возникает с разумным меньшинством и его претензиями. Данная ситуация незаметна при низком уровне городского населения, низком уровне образования. Однако при расширении образованного слоя, создания и роста разумного меньшинства, у государства начинаются потенциальные проблемы. Иными словами: классическая монархия  не может быть рабочей моделью для современного общества. Являются ли наиболее известные ныне монархии классическими? Здесь вообще много вопросов – что такое конституционная монархия, например, кто видел конституцию Великобритании? Или Испания это монархия в самом деле или ситуативный компромисс? Еще как-то понятно – почему Бельгия монархия – потому как это чуть не единственная причина существования государства Бельгия. Понятно – почему Нидерланды – монархия: перед нами очень старый, весьма рудиментарный государственный механизм. В Европе в этом плане старее только Швейцария, она вообще из несовсем «хордовых». Но очень похоже, что время монархий прошло.


Домашнее задание.  Кто был разумным меньшинством Франции в 1789 году? Какой процент составляли образованные люди?

Глава 15. Государство и язык.

Вопрос языка – один из важнейших вопросов государственного устройства. Язык является инструментом построения государства, его культуры, науки. При этом сам язык, вообще говоря, не выполняет функции идентификации различий  между государствами.


Аксиома. В мире существует только несколько, в самом деле, важных и серьезных языков (назовем их языками первого уровня). Это английский, испанский, итальянский, немецкий, русский и французский. Если Вы хотите чего-то достичь, понимать и значить в мире – Вы должны знать один, а лучше два или три языка первого уровня.

Следует отметить бесспорное лидерство английского языка среди прочих языков первого уровня.

О чем говорит уровень языка?

  1. Об языковых возможностях языка (о силе его словарной, эмоциональной мощи и т.д.).

  2. Об уровне культурных, научных, политических, общественных и прочих достижений, созданных на базе данного языкового поля.

  3. О доступности переведенной на данный язык различных достижений цивилизации, созданных  на базе прочих языков.

  4. О доступности перевода с оного языка на иные.

  5. О значительном количестве носителей данного языка, для которых данный язык не является родным.

Для вхождения государства в первую двадцатку стран мира – граждане данного государства должны говорить на языке первого уровня (в случае, когда данный язык не является родным для граждан – речь идет о владении языком критической массой граждан, с заточенной под это системой образования). Элите данного государства следует уметь говорить на всех языках первого уровня.


Определение. Языки второго уровня – как правило, языки со славным прошлым, но по тем или иным причинам им не удалось достичь/удержать первый уровень. Это: латынь, польский, голландский, португальский и греческий языки.


Определение. Все остальные языки — это языки третьего уровня.


Следует заметить, что если язык не отнесен к языку первого уровня, то это вовсе не говорит о его первоначальной ущербности (все языки появляются на свет одинаково и проходят одинаковые, по сути, этапы развития). Только сильное и богатое государство, достигшее вершин мирового Олимпа  и просуществовавшее в таких условиях достаточно долгое время, способно создать язык первого уровня. Развитие языка и повышение его уровня, весьма долгая и сложная задача, более того – это самый дорогой проект для любого государства.

Для подчеркивания факта отдельной независимой государственности не нужен отдельный язык. Просто для государства первого уровня нужен язык первого уровня. Нестрашно иметь государственным языком язык другого государства. Гораздо страшнее —  иметь слабый язык.

Обратите внимание. США говорит на языке своего самого лютого, самого страшного врага, врага который существует с первой секунды появления США как государства на свет.

Если Ваш родной язык не первого уровня. Значит, Вам не повезло, учите как японцы и израильтяне английский. Посмотрите, что делают голландцы. Таким образом, отсутствие своего родного языка в числе первых это не приговор, но это неудобство. И неудобство чрезвычайное, неудобство пронизывающее все виды деятельности от жизни личной до политической и великосветской, научной и литературной. Сравните: блестящего выпускника  ВУЗа знающего только родной турецкий и заурядного старшеклассника с родным английским – у кого больше возможностей в современном мире?


Обратите внимание. В цивилизации пишут слева направо. Если государственная политика настаивает о письме справа налево или сверху вниз, если поддерживается неалфавитное письмо, не используется десятичная система исчисления – это говорит о том, что искусственно создаются и поддерживаются дополнительные трудности для достижения результата – Вам предлагают сражаться бронзовым мечом против железного.


Обратите внимание. У настоящей элиты нет родного языка. Элита владеет почти всеми языками первого уровня. Кстати, это неплохой критерий на принадлежность к элите.

Глава 16. Государство и культура.

Понятию культура отвечают разные маркеры человеческого поведения и восприятия. Индивидуум живет в определенном культурном поле, а точнее в некоем пересечении и взаимодействии различных видов культур. Задача которых задать некие «лекала» поведения, при неудачах и успехах, представить ответы на вопросы: что такое хорошо и плохо, прекрасно и безобразно. В частности культура определяет максимы отношения к женщине, к детям, к семье, к сильному, слабому, богатому, бедному и т.д. Она же задает манеры ведения бизнеса, формирует ценность образования и уважение к образованности вообще, в том числе место и авторитет науки. Культура проникает и определяет политику, военное дело, и многое, многое прочее. Вершиной творения культуры – является ее эстетическое поле.


Будучи неким алгоритмом выживания и сосуществования сама по себе культура крайне необходима для удержания человеческого общежития (хрупкого сожительства самых страшных хищников земли) от хаоса и потенциального саморазрушения. В этом смысле культура предохраняет человека от присущей ему природной дикости.

Что следует понимать.

Правило происхождения. Место рождения культуры — город (первое  мини-государство). Культура – это, прежде всего, городское творение.  Крестьянство не является источником культуры, это достаточно пассивный носитель неких культурных начал и не более. Вся зарядка крестьянства культурой идет через город.

Правило авторства. У культурных достижений всегда есть конкретные авторы-индивидуумы, возможно неизвестные, но они есть и есть всегда. Культура человечества — это сложный и гармоничный набор личных достижений отдельных конкретных индивидуумов-личностей.

Культура и государство. Большие и серьезные культурные достижения возможны только на мощной государственной базе, при непосредственном участии государства, причем желательно, чтобы это государство входило в десятку, а то и в пятерку первых государств мира. В противном случае шансы на успех и само количество успешных случаев падают в десятки раз.

Правила взаимовлияния культуры и государства. Индивидуумы авторы культурных достижений, влияют своими творениями на государство. Чем значимее эти творения, тем сильнее это влияние. Государство в свою очередь влияет на них. Иными словами государство и культура постоянно действуют друг на друга. Это взаимовлияние при стандартном эволюционном развитии двух систем культуры и государства имеет значимую инерцию, как правило, превосходящую продолжительность жизни человека. Государственные влияния заметны в культуре через одно-два поколения. Влияние значимых культурных событий заметны в государственной политике и вообще в государственном механизме не ранее чем через два-три поколения.


Культура и язык. Культурное поле взаимодействует с языковым полем. Чем выше уровень языка – тем больше потенциал у культуры.


Следствия.

  1. Больше всего шансов в культурных достижениях у самых сильных и самых богатых стран.

  2. Чем выше уровень языка, тем выше уровень достижений культуры. Таким образом, еще один плюс использования языка высокого уровня – Вы пользуетесь достижениями великой культуры.

Культура и цивилизация. Цивилизация создает культуры, характеризующиеся некоторыми  определенными признаками, несущие свой, в том числе и прежде всего особый эстетический потенциал. Культуры, не отвечающие оным признакам, не могут быть культурой цивилизованного человека. Иными словами цивилизация требует и определяет культуру и наоборот.

Цивилизация обязана защищать свою культуру всеми возможными средствами. В определенном смысле – это вопрос ее выживания. В одном государстве не могу ужиться культура варварства и культура цивилизации.

Домашнее задание. Какой должна быть политика государства в отношении массовой эмиграции носителей варварской культуры или к внутренним анклавам профессиональных безработных?


Разберем некоторые виды человеческой деятельности сквозь призму культуры.

Бизнес. То, что мы понимаем под бизнесом возможно только в рамках цивилизации. Вне ее собственно бизнеса нет. Варварский мир создает условия, при которых законное ведение бизнеса или невозможно или заведомо убыточно.  В частности варварство воздвигает для бизнеса условия, при которых нужно делать множество заведомо нелогичных и напрасных сверхусилий. Кстати, наличие необходимости нелогичных сверхусилий, в том числе неоправданных жертв, для достижения простого результата при любой деятельности есть один из критериев варварского подхода. Бизнес цивилизации на территории варварства – это в том или ином виде есть грабеж. Это и понятно, деятельность, требующая сверхусилий, может быть оправдана только сверхзаработком. Работать же с варварами на международном уровне в торговле – это подарок судьбы, соперник варвар – это неприятный сосед, но отличная колония в том или ином виде.


Военное дело. Варвары воевать не умеют, варвары умеют конфликтовать. Война – это искусство, требующее наличие офицерского корпуса, который может появиться только в условиях цивилизации. У варваров нет, и не может быть офицеров. К тому же в наше время война требует значительного научного и технического участия, что априори не под силу варварству. Здесь так же мы подходим к понятию офицерская (армейская культура), но эта тема лежит за пределами данной работы. Самое страшное, что сверхусилия в военном деле – это человеческие жертвы. Варвары воюют кровью.


Технологии производства. Само появление технологии как некой отдельной сущности есть достижение цивилизации. Умение масштабировать, обучать, согласовывать различные процессы производства, осуществлять логистику, гарантирование уровня качества и безопасности возможны только при работе по правилам цивилизации, в ее культурном поле.


Религия. Видимо религия присуща человеческому общежитию, в том или ином виде ее элементы сопровождают его на протяжении всей его истории. В данном вопросе нужно избегать двух ловушек: не путать религию и духовность, и понимать что служение культа – это способ обналичивания веры. Цивилизованный мир прекрасно это понимает, посему использование религии в нем сугубо утилитарно. Ведь на самом деле чистые ценности цивилизации достаточно жестки и даже жестоки, и точно недушевны. Религия есть одна из методик вдохнуть духовность в ледяную душу цивилизации, очеловечить поступки и деяния, убить в себе зверя и помочь человеку стать человеком. Кроме того религия – это место душевного компромисса, передышки в общении с бездушным механизмом человеческого мира. В тоже время — это ответы на вопросы без ответов, это выход в случае безвыходной ситуации. Это функция обработки ошибки, выхода из неразрешимой (в рамках правил текущей игры) ситуации. В момент рождения цивилизации религия была единственным инструментом, для выполнения этой задачи. Поэтому религия и видится такой необходимой, поэтому она есть и видимо будет. Однако дело в том, что в таких условиях духовник не может быть наставником или учителем. Его место – предохранительный клапан системы, работающий в жестких контролируемых рамках. Предоставленная сама себе, а уж тем более при наличии привилегий – религия быстро превращается в дикого монстра самого варварского вида. Религия итак, имеет привилегию: беззастенчивую эксплуатацию человеческих страхов, ожиданий, болезней, даже самой смерти человека, будучи местом, последней надежды, последнего упования и утешения.


Наука. Современная наука – это неотъемлемая часть цивилизации, среди достижений которой следует отметить само создание понятий «фундаментальная наука», университет, института «Государственной Академии», системы тотального образования и т.д. Фундаментальная наука есть предмет очень хрупкий, уровень и наличие которого определяются в значительной степени государственным устройством. Одними из условий успешности науки являются – открытость, демократичность взглядов и рассуждений, терпимость к полемике, выборность членов Академии и т.д. Немаловажен так же факт некой автономности Университетов, дух студенчества, уважение к профессуре и к интеллектуальному труду, а так же в целом уважения (не путать с преклонением) к образованному человеку. В этих тонкостях и лежат причины неприятия или не понимания между подлинной наукой и варварством.


Умение жить – как культура – нельзя утверждать, что это собственно достижение цивилизации. Но системное понимание этого вопроса (от языка общения и кухни, до чувства прекрасного и вечного) это большой и мощный пласт культуры цивилизации. Это основа здоровья общества, семьи, отношений между людьми. Это почва для вдохновения, наслаждения от творчества, как своего так и чужого. Это залог душевного спокойствия, если хотите – производительности труда, комфорта и продолжительности жизни.


Можно назвать еще много проявлений культуры: прежде всего эстетика в самом широком смысле, а так же спорт, система образования, правовая культура и т.д. Нас же будет, прежде всего, интересовать 
гражданская культура. Во многом данная работа и предназначена для того, чтобы поднять уровень гражданской культуры читателя, систематизировать его знания, отказаться от ложных убеждений, признать важные и полезные факты.


Гражданская культура: это важнейший показатель активной гражданской позиции, инициативного поведения и практического гражданского соучастия в общественных делах. Будем отличать гражданскую культуру от культуры политической. Понятие гражданской культуры передает, прежде всего, уровень осознания индивидуумом собственной выгоды (а так же выгоды своего сословия, своего города, улицы, государства и т.д.) в решении общественных задач, его практической активности в деле претворения их в жизнь. Поэтому гражданскую культуру можно именовать «культурой общежития», степень понимания той самой «игры в государство». Важно отметить, что ее уровень определяется общекультурным развитием индивидуума. В дальнейших наших рассуждениях под словом культура мы будем понимать именно гражданскую культуру.

Раннее мы говорили о сознательных индивидуумах теперь мы можем их назвать культурно образованными. Образованность их в смысле гражданской культуры определяется их пониманием, что государству нужны не личности, а покорные винтики. Что любое государство по своей природе очень страшный и безжалостный механизм, и оставленный без контроля он крайне опасен. Что в конкретных случаях государство представляют конкретные не самые талантливые люди, более того подверженные большим соблазнам. Так же сознательный индивидуум очень хорошо понимает, что нужно и выгодно именно лично ему, его семье, его кварталу, городу, его сословию. Что выгодно сейчас и в стратегической перспективе. Что для этого должен сделать ближайший к нему функциональный чиновник, не вообще бездушная машина государства или его первое лицо, а конкретный потенциальный негодяй на хлебном месте.

Качество государственного договора, а значит и здоровье государства и состоит в здоровом сочетании взаимных уступок и контролей двух сторон – государства и сознательного гражданина, или иными словами индивидуума с высокой гражданской культурой. Цивилизованное государство, это людоед, посаженный на диету.

Суммируем и опишем характерные принципы гражданской культуры цивилизации.

  1. Понимание собственной личной значимости. Индивидуум — это индивидуальность и еще раз индивидуальность. Прослеживается цепочка: индивидуум – семья – сословие – государство. Для западного человека нет однозначного ответа, что важнее человеческая жизнь или государственный интерес.

  2. Понимание собственной личной гражданской ответственности.

  3. Настойчивое желание, перерастающее в требование демократичности власти и обеспечения своих базовых свобод.

  4. При этом гражданин понимает необходимость соблюдения правил и принимает целую систему ограничителей. Да, правила не во всем хороши, но меньше зло соблюдать эти правила, нежели жить без правил или нарушать их.

  5. При всей значимости индивидуальности и личных свобод, это культура коллектива командной игры. Из чего вполне разумно продолжить цепочку – это культура научного диспута и спора в самом широком смысле. Речь идет не только о чистой науке, но и вообще о культуре, если угодно искусстве спора, защиты своего мнения, признавая при этом чужое, согласовании действий и взаимодействий, уважения коллеги, соперника, оппонента и т.д.

Как мы видим, цивилизация практична и приветствует рациональный подход. К примеру, в ней есть щепотка религии, а именно христианства. Но это больше традиция, традиция, которая не давит, которую используют в открытую утилитарно (ярчайший пример — протестантство). Следует отметить, что её культура требует от своего носителя не только традиционной гордости и последовательной твердости, но так же и определенного уровня эстетического вкуса, некоторой интеллектуальной нагрузки. Индивидуумы справляются с этой задачей по-разному, об этом следующая глава. 


Домашнее задание. Вы думаете, многие ли Ваши знакомые понимают и принимают описанные выше принципы, сколько из них руководствуется аналогичными принципами?

Глава 17. Государство и неравенство индивидуумов.

Как уже говорилось раньше: все люди разные и неравны они с рождения. Люди отличаются ростом, полом, внешностью, характером и способностями. Попытка уравнять людей по какому-то критерию изначально унижает и оскорбляет талантливых и незаслуженно возвышает бездарей.

Аксиома. Если оценивать людей по какому-либо критерию, то показатели талантливых по данному критерию значительно отличаются от среднего значения. Соответственно среднее значение оценки уровня знаний/способностей группы существенно ухудшается, если не учитывать  лучшие результаты.


Первое правило неравенства индивидуумов. Талантливых в своей отрасли всегда немного. Но именно они повышают общий уровень системы. И как вывод: уничтожение лучших существенно меняет свойство всей выборки в сторону ухудшения.

Второе правило неравенства индивидуумов. Талантливые существенно отличаются от иных. И как вывод: появление лучших и их успехи потенциально крайне болезненны для прочих.

Третье правило неравенства индивидуумов. Сложные и специфические вопросы – требуют специфических знаний или талантов, которые могут быть только у меньшинства. Существуют вопросы, по которым мнение большинства будет кардинально не совпадать с мнением лучших специалистов в области данных вопросов. И как вывод: в сложных и специфических вопросах большинство, как правило, неправо.

Первое правило гражданской культуры. Индивидуумы не могут иметь одинаковый уровень гражданской культуры. Всегда есть люди безграмотные с точки зрения гражданской культуры, в здоровом обществе их меньше половины.

Второе правило гражданской культуры. Не все индивидуумы, выросшие в условиях варварства, могут осознанно и глубоко принять и понять культуру цивилизации.

Для реализации потенциала индивидуума нужна определенная степень свободы. Пусть не всегда совершенно, но наиболее качественно такую свободу предоставляет цивилизованное общество. Условия же варварства всегда в целом менее комфортны. То есть можно говорить, что цивилизация в некотором роде благоволит талантам, но верно и обратное – цивилизация может существовать только при наличии некой критической массы (вообще говоря, небольшой) талантливых людей.

Таким образом, цивилизованному государству логично и правильно признать природное неравенство индивидуумов, а так же научиться отбирать лучших и отсеивать худших. Сила государства в лучших представителях и в их «правильном использовании».
А что же демократия и большинство?

Глава 18. Государство и большинство.

Объединения индивидуумов могут иметь разную природу: есть самоуправляемые объединения и есть несамоуправляемые.

Большая самоуправляемая группа может осмысленно и организованно действовать и существовать лишь под управлением сравнительно малой ее части, вся группа (все ее члены) не может и не хочет выполнять  функции управления. Таким образом, в случае самоуправляемой большой группы исчезает само понятие вся группа. Ее роль выполняет ее часть – управляющее меньшинство. Мы не будем рассматривать этот случай.

Несамоуправляемые группы – это группы людей, как правило, достаточно большие, не имеющие реального единства и общих рациональных целей, но неосознанно ощущающие свое единство и масштаб. Пример, такого объединения толпа на митинге или избиратели на выборах. Именно в этом ракурсе обычно мы и используем в данной работе понятие «большинство». Пребывание в большинстве многим по душе. Скопления людей достаточно легко и быстро формируют большинство. При этом это самое большинство действует как некий как бы разумный организм, однако IQ данного организма существенно ниже среднего уровня IQ ее членов.

В этом смысле можно говорить о тирании большинства: а именно большинство унижает, нивелирует лучших. При всем кажущемся хаосе поведения большинства в нем можно выделить определенные правила и закономерности.


Правила диктатуры большинства.

  1. Чем ниже IQ человека тем охотнее он становится частью большинства.

  2. Индивидуумы тщеславны, группа индивидуумов тщеславна вдвойне. Причем чем меньше средний IQ членов группы, тем выше тщеславность.

  3. Большинство жестоко в отношении непохожих на него индивидуумов и ненавидит тех, кто лучше его.

  4. Большинство не признает ответственность и не может само принимать решение, и даже приняв таковые, им не следует.

Как ни странно, но большинством достаточно легко управлять. Много легче чем каждым из большинства в отдельности. У большинства нет своего собственного мнения – за свое мнение оно принимает то, что ей было дано из-вне. Именно поэтому всякое большинство подсознательно готово подчиниться некой ему поднесенной идее или некому идолу. Причем чем больше большинство, тем более оно готово к внешнему управлению. Приняв же нечто на веру, большинство немедленно объявляет свой выбор единственно правильным.

Аксиома обаяния толпы. Предаваться иллюзиям пусть даже наивным, опасным и ложным тем проще, чем более массовым является оное увлечение.


Конечно же, большинство не может ничем управлять или принимать какие-то решения. Нигде и никогда большинство не управляло государством. Государством управляют конкретные индивидуумы. Тот же, кто взывает к привлечению большинства к непосредственному управлению государством – несет большие потрясения для своего государства.

Однако мы помним, что игра в демократию подразумевает учет мнения «большинства», во многом необразованного и в широком смысле некультурного. И вот здесь работает «маркетинг идей», удовлетворяющий потребность толпы в тщеславии. Мнение большинства начинают формировать. Искусство государственного управления в условиях современной демократии заключается не только в использовании талантливых, обеспечения их критической массы в критических задачах, но и в создании правильных иллюзий у большинства. Что можно сделать не только правильной пропагандой, но контролем и локализацией многообещающих болтунов и популистов.

Как решить эту задачу? Ответ на нее зависит от качества человеческого материала. Подробнее об этом в следующей главе.

Очень интересен парадокс Кондорсе, а так же его обобщение теорема Эрроу или теорема о «невозможности выбора». Общий нестрогий смысл этой теоремы состоит в том, что не существует метода логически непротиворечивого выбора лучшего для трёх и более альтернатив. А еще проще – голосованием нельзя выбрать лучшее. Парадокс обходится привлечением «эксперта» или весом голосов избирателей. Иными словами: мнение большинства нуждается в корректировке.


Вывод.

Нет «гласа народа», есть разные мнения конкретных индивидуумов и таких индивидуумов с собственным мнением немного — они составляют подавляющее численное меньшинство. Чем более их мнения похожи одно на другое, тем более сомнений в своей искренности они должны вызывать. В управлении, в бизнесе, в науке, да и просто в ответственном деле – понятие мнения большинства не просто отсутствует – оно неприемлемо.

Глава 19. Влияние физиологии и культуры на индивидуума.

Все люди рождаются неравными физиологически: мы разнополы, у нас разные психологические наклонности, различны наши физические и умственные способности. Иерархия достижений в учебе, в спорте, искусстве, в бизнесе и просто в жизни естественна, всем очевидна и даже необходима. От чего же зависят возможности индивидуума?

Их формирует в первую очередь — его наследственность, или физиологический фактор. У нас не вызывает удивления следующие факты: у патологически глупых людей рождаются глупые дети, средний голландец выше среднего француза, у красивой женщины – красивые дети. Почему же мы не можем предположить следующее – более талантливые индивидуумы рождают потенциально более талантливых детей? Более того – это применимо и к семьям, и к группам людей, и с учетом закона больших чисел к этносам, и к нациям.

На больших выборках справедливы следующие утверждения.

Аксиома. Именно индивидуальная наследственность в первую очередь определяет потенциал всякого индивидуума. Сама же индивидуальная наследственность, так или иначе, зависит от этноса-национальности-расы.

Аксиома. Средние показатели способностей в определенных сферах у представителей одного этноса могут существенно отличаться в лучшую или худшую сторону при сравнении их с иными этносами.

Аксиома. В некоторых случаях указанные отличия проявляются не в способностях как таковых, а в умении использовать потенциал этих способностей.

Иными словами влияние генотипа не определяет будущее индивидуума, но делает некоторые сценарии развития событий более или менее вероятными.


Второй очень мощный фактор влияния –
культура и окружающая среда, в которой растет и воспитывается индивидуум. Речь идет об общем уровне окружающей культуры, в том числе и о языке, на котором он говорит. Культура адекватная физиологии индивидуума может увеличить потенциал его физиологических достоинств и, если не исправить, то хоть как-то нивелировать потенциал физиологических недостатков. И, конечно, очень помогает знание языков первого уровня. Соответственно «неправильная культура» может сработать на понижение, а незнание языков, сужает возможности заложенного потенциала.

Домашнее задание.

  1. Опишите для себя: немца по происхождению и русского по культуре, а так же русского по происхождению и немца по культуре. Очевидно, это будут два принципиально разных индивидуума.

  2. Что может ожидать потенциального величайшего портретиста в стране, где культурой запрещено изображение человека? Каковы были бы шансы Эйнштейна, воспитанного в семье монгольского скотовода?

Вывод.

Всякий индивидуум подвержен двум мощным силам, пренебрегать которыми нельзя. Но понимая их природу и возможности, индивидуум может выбрать для себя правильную, наиболее выигрышную модель поведения. Конечно, в реальной жизни большинство индивидуумов для себя ничего не выбирают, они следуют общему вектору культурного поля, его традициям, системе образования и т.д. Поэтому именно перед государством стоит задача нащупать ту самую адекватную модель культуры для своего этноса (этносов) и буквально насильно ее внедрять.


Итак, именно физиология и культура формируют индивидуум как единицу гражданского общества. И как физиология не может противостоять недостатку культуры, так и культура не может восполнить все недостатки физиологии.


Следствие. Не все индивидуумы могут принять цивилизацию и жить по ее законам. Это зависит как от его этноса, так и от его культуры.

Рассмотрим те качества, которые формируют мировоззрения сознательного индивидуума, а значит, дают ему шанс быть цивилизованным. Из основных стоит обратить внимание на следующие шесть:

  1. Способность к планированию.

  2. Понимание своего стратегического интереса.

  3. Инициативность и предприимчивость.

  4. Желание собственного роста и самообразования.

  5. Способность к обучению.

  6. Умение совмещать в жизни полезное с приятным.

Данные способности зависят, прежде всего, от физиологии, но частично могут быть скорректированы культурным воздействием, причем коррекция возможна как в плюс, так и в минус. Ослабление этих качеств приводит к господству варварства. Есть все основания полагать, что данные качества зависят от генома человека, а значит и от его этноса или национальности.

На примере Европы наблюдается следующая градация среднего уровня физиологического потенциала в разрезе данных качеств (от высшего к низшему — более слабому):


итальянцы/французы -> англичане/голландцы -> скандинавы/немцы ->  славяне.

Уделим внимание славянам. Отчего у них такое место?

Славянин хуже иных европейцев использует свои природные способности к планированию и самоорганизации, что дополняется слабым самоконтролем и ответственностью. Как результат — славянин склонен к радости от первых побед, приданию излишне большого значения тактическим результатам, зачастую не видя стратегической цели или же путей к ее достижению, как правило, в итоге ее пропуская. Данный недочет вполне исправим, но только дополнительным и достаточно сильным культурным воздействием.

Инициативность и предприимчивость славян ниже романского уровня, но в целом близка к среднеевропейскому, например, к скандинавскому.

Желание собственного роста и самообразования у славян на среднеевропейском уровне.

Способность к обучению – это единственный пункт, где славяне в целом ничуть не уступают лучшим представителям Европы. И это потенциально спасает ситуацию: значит, при дополнительных правильных усилиях славяне могут измениться и поспорить с лучшими.

Науку savoir vivre освоили только итальянцы и французы, отчасти испанцы. Нутром это понимают англичане, но ничего путного сделать не могут. Этого вообще не чувствуют немцы и скандинавы (некоторое исключение составляют австрийцы). Славяне здесь близки к австрийцам. То есть результат средний.

Так или иначе, но при всех своих особенностях и своеобразностях, и внешне и вообще физиологически славянин – европеец. Он никак не азиат, не африканец. Он принадлежит к расе создавшей цивилизацию. Физиологически, даже интуитивно цивилизация воспринимается им как своя. Европейскую культуру он воспринимает как свою. Это его музыка, его театр, его литература, его спорт. Именно таким он видит понятие красоты, разделяет и окунается в моложеные традиции, легко принимает базовые модели образования. И все другое – будь то стиль одежды, манера общения, восприятие семьи, понимание юмора – все это и прочее близко ему настолько, что он считает это изначально и естественно своим.

Славяне сами по себе неоднородны, но можно отметить, что при паритетном физиологическом потенциале основные отличия между ними находятся в культурных программах. Западные славяне: чехи, поляки, словенцы, отчасти хорваты и словаки живут в мощном проевропейском культурном поле отразившимся в традициях и обычаях. Восприятие самих себя именно европейцами и только европейцами, частью европейской цивилизации – есть основа их культурного кода.

Несколько иная ситуация у южных и восточных славян. Здесь самоидентификация (где больше, где меньше) несет идею обособленности и противостояния европейской цивилизации (самые простые примеры тому – православие, кириллический алфавит).

Так или иначе, но западные славяне вошли в ареал цивилизации, скорее всего, этот процесс необратим. В белорусско-русско-украинском случае мы наблюдаем некоторую агонию принятия прописных истин.

Вот анатомию этой агонии, ее внутренние причины, методику лечения нам и нужно разобрать.

Конечно, свою роковую роль играет тяжелейшее наследие коммунистического унижения личности государством, да и просто физическое уничтожение лучших, последовательное воспитание презрения к частной собственности, отрицание ее необходимости. Как результат физиологический недочет дополнился колоссальным культурным разрывом с цивилизацией. Но прежде этого важен вопрос наличия элит, коим и предстоит решить оную задачу. Сам факт, существования государства предполагает механизм воспитания и формирования элиты, и разумного меньшинства. Пока же в славянском мире такого полноценного механизма по факту нет. Есть некие наметки в Польше и что-то варварски своеобразное происходит в России. Чехия, Словения и прочие западные славяне – больше живут эхом более культурных соседей, что даже и простительно при их масштабе, все остальное пребывает на этапе зачаточного самоосознания.

А между тем работы у еще неявившихся элит много. И в первую очередь, по созданию самих условий появления сознательного индивидуума А это не только, и не столько система образования. Необходим целостный человеческий биоценоз выращивания таких индивидуумов.

При этом элите нужно еще учиться и самой. И учиться прилежно. Чему учиться и к чему тянуться есть. Для ликвидации имеющегося грандиозного культурного разрыва нужно потратить жизнь двух поколений. Культурная инициатива сейчас, то есть на пустом месте, в текущих реалиях, по меньшей мере, преступление. Текущая задача: не бояться подражать или переписывать или переспрашивать — цель впитать опыт, создать базу культуры, стать равным по уровню образования и вырастить первое поколение своих европейцев, а затем оно будет выдвигать свои оригинальные концепции.

Обязательно нужно осознать и признать наличие у себя слабых мест и соответственно разработать корректирующее культурное воздействие. Начнем с самого проблемного: понимания стратегического интереса и умения планировать. Справедливости ради, следует признать, что такие проблемы есть у всех европейцев, но в случае славян процент людей с высокой самоорганизацией и врожденным способностью планировать существенно ниже среднеевропейского. Корень проблемы лежит в слабом осознании ценности самой индивидуальности, как своей, так и сторонней. Отсюда и слабое понимание ответственности, и низкая требовательность как с себя, так и с других.

Что особо неприятно, не понимая свои стратегические интересы, славяне более падки на пропаганду, а это дает серьезные козыри государству. Что можно использовать как в плюс, так и в минус. Можно прививать жесткую и бескомпромиссную защиту от поспешных выводов и необоснованной уверенности в успехе, а можно просто превратить людей в государственных марионеток.

Как не парадоксально, но в случае славянина гуманитарные науки, особенно иностранные языки, приобретают особую ценность и даже необходимость.

Так же нужно уделить время на обучение планированию. Умение планировать должно стать неотъемлемым требованием для любого ведущего специалиста. И такое обучение может быть успешным, только при привлечении лучшего опыта цивилизации.

При управлении славянами всегда нужно трассировать поставленные задачи, отслеживать выполнение даже мелких шагов. Здесь требуется более частое, чем в Европе расположение контрольных точек. Необходимо принять во внимание, что управление славянином требует больше времени, нежели средним европейцем. А значит, требует больше терпения и усилий, что приводит к более низкой норме управляемости и к более высокой значимости руководства и особенно среднего. Средний уровень управленцев везде и всегда – самая большая проблема, но нигде в Европе она не больна так, как в случае славянина.

Осознание неповторимости индивидуальности невозможно без осознания нелогичности, глупости и вреда уравниловки. Культура должна являть положительные примеры проявления индивидуальности, вести к положительному восприятию индивидуальных амбиций, желаний роста и развития.

На этой базе развивается уважение к частной собственности и к частной жизни. Приходит осознание, что объективным измерением успеха вполне может быть его денежное выражение, так как сами по себе деньги – это не стыдно, деньги – это не зло, деньги – это необходимость.

Что касается инициативности и предприимчивости, то в любом обществе таких людей всегда мало. Более того, определенное количество индивидуумов не желает работать даже за деньги. У таких нет амбиций, у них есть лень и желание халявы. И вот процент таких граждан у славян традиционно выше среднегоевропейского. Так, что работа предстоит и немаленькая. Все описанное выше — это колоссальный и чудовищный труд, это некий тектонический сдвиг, в чем-то даже драматичный, но необходимый.

И сдвиг этот не получится без постоянного свежего ветра с запада. Это и доступ к научным, техническим, научно-популярным работам (а это требует своевременный и качественный их перевод), стажировка в лучших Университетах, курсах, компаниях цивилизованного мира, это и возможность туристических и деловых поездок. Это контакты, это обмен информацией и что очень важно без переводчика в личном, а не групповом общении. Что еще важнее – приглашение лучших европейских и американских специалистов (с очевидной переплатой за работу и невысоким в первые десятилетия КПД) для работы в образовательных учреждениях, министерствах и ведомствах. И, разумеется, необходимо категорическое повышение престижности профессии преподавателя и прежде всего высших учебных заведений.

Наверно нельзя по плану сверху научить человека совмещать полезное с приятным, но точно не помешают:

    1. Знание одного из романских языков.

    2. Знание классической музыки.

    3. Понимание высокой кухни и высокой моды.

    4. Регулярное посещение западной Европы, особенно Франции и Италии.

И помните: закроется дыхание цивилизации, и все будет печально, настолько печально, что лучше об этом не думать. Но другой стороны, восточнославянский выход из собственного физиологического лабиринта и дурного наследия коммунизма, минуя ловушку религиозных предрассудков, может дать миру славянина не просто как полноценного представителя цивилизации, но и одного из лучших среди них. И это задача как государства, так и самого индивида.

Наблюдение. Уделим еще некоторое внимание теме государства у славян. Ощущение себя государственной нацией с историческим опытом присуще в наибольшей степени русским и полякам. Но эти два примера являют собой два принципиально разных подхода построения государства.

Русский исторический опыт (до эпохи коммунизма) является ничем иным, как моделью государства, в котором цивилизованно ориентированная верхушка управляет откровенно колониальными методами, распространяя цивилизацию сверху вниз медленно и не всегда управляемо. В этом случае культурная диффузия иногда порождала парадоксальные примеры псевдоцивилизационной культуры, один из таких примеров — явление на свет русских наивно-образованных варваров (данный феномен мы рассмотрим позже). Русская империя дала славянству наибольший успех и славу, но сам русский эксперимент закончился, как мы знаем, плачевно, затронув своей катастрофой весь славянский мир.

Польский же опыт ХХ-ХХI века – это попытка «копировать немца», причем, что важно — всем народом, этакий «крестовый поход» в цивилизацию, апофеоз, которого вполне логично совпал с выбором поляка в Папы Римские. Данный подход крайне опасен в момент становления государства, так как предполагает очевидную его слабость в общественном договоре и в чем- то даже неадекватно большую свободу индивидуума. Однако Польше удалось проскочить эту ловушку. На данном этапе, уже имея вирус цивилизации в своей культуре, польский подход хоть и несоизмеримо менее масштабный, но много-много эффективнее русского, который явно неадекватен ни современному миру, ни реалиям посткоммунистической России, но может быть пригоден в случае крайних эскалаций, в частности в случае войны.

Наблюдение. Как восприняли ужасы двух мировых войн разные этносы? Итальянцы все поняли еще до августа 1914 и всеми силами пытались избежать войны, французам понадобилось на несколько месяцев больше. После окончания первой мировой ни первые, ни вторые в эти игры старались, насколько это возможно, всерьез не играть. Крайне прозорливо даже с фашистским вирусом в мозгах показала себя Испания. Для немцев и англичан дошло позже – понадобились ужасы второй мировой. Что же касается русских – до них не дошло до сих пор.

Заключение к первой части

На этом заканчивается первая часть. В ней, признаюсь, в несколько своеобразной манере подано достаточно много весьма нетривиальной информации, приведены довольно необычные выводы. Извиняюсь за столь фривольный и своеобразный подход. Предвижу некоторое непонимание и неприятие. Однако все же продолжим во второй части. В ней мы разберем, учитывая изложенное выше, мир варварства и цивилизации, а так же современные события в России и Украине.




Комментирование закрыто.