Гражданская и элитарная компетентность: цена отсутствия для Украины

Светлана Топалова, Аналитический центр «Обсерватория демократии» для «Хвилі»

Взрывы в Сватово

Образование — это ключевой социальный институт. Эффективное решение любых проблем, стоящих перед обществом, невозможно без привлечения института образования. Если перед страной стоит задача осуществления технологического прорыва, то система образования должна подготовить специалистов в соответствующих отраслях и необходимой квалификации. Стоит посмотреть, как изменили систему образования в США после полета в космос Юрия Гагарина. Впоследствии американские астронавты высадились на Луну. Если власть берет курс на демократизацию, то первыми привлекает учебные заведения для разъяснения сути государственной стратегии и воспитания граждан и будущих поколений в духе демократии, ее базовых принципов. Германия, Япония, Сингапур демонстрируют яркие примеры. Если в государстве недостаток компетентности и ответственности во всех отраслях и на всех уровнях, очевидно, их тоже нужно воспитывать. И опять без изменений в системе образования не обойтись.

За последнее десятилетие в развитых странах активизировались поиски такой модели образования, которая бы наиболее соответствовала главной потребности современности — давать знания, необходимые для жизни в быстро изменяющемся глобальном мире. Одним из путей совершенствования образовательных систем стал компетентностный подход. Образование, ориентированное на компетентностный подход, должно отвечать личностным, социальным, профессиональным и культурным потребностям современного общества. В качестве одной из ключевых потребностей признается повышение уровня гражданского образования и формирование культуры гражданственности, основанной на осознании базовых принципов и ценностей демократии. Даже страны стабильной демократии, учитывая усиление деструктивных процессов на глобальном, региональном и локальном уровнях, уделяют приоритетное внимание вопросам гражданского образования и воспитания.

Если общество находится на этапе демократической трансформации и перед ним стоит задача построения цивилизованного государства, в котором действуют принципы верховенства права и закона, то обучение на основе компетентностного подхода должно способствовать достижению приоритетной цели — формированию тех качеств, которые необходимы для обеспечения реализации этих принципов в каждой сфере жизни общества. Компетентность также выражается в способности применять знания, умения и опыт на практике в профессиональной и социальной сферах. Поэтому вторая необходимая составляющая – это среда, в которой практически реализуются теоретически усвоенные ценности, принципы и знания.

Гражданское образование — основа для достижения верховенства права

Проблемы устойчивого развития, ставшие ключевыми для современного глобализированного мира, обсуждались в начале октября 2017 г. на I Харьковском международном юридическом форуме. Одной из главных целей устойчивого развития современных государств выступает построение мирного, открытого и справедливого общества. Без системного и комплексного гражданского образования достижение этой цели невозможно. Поэтому одной из ведущих на форуме стала тема гражданского образования. В рамках круглого стола «Гражданское образование и образование на основе компетентностного подхода в вузах Украины как основа для достижения верховенства права и формирования справедливого общества» обсуждались «узловые» вопросы, касающиеся развития гражданского образования в украинских вузах. Учитывая актуальность обозначенных и некоторых других проблем, целесообразной выглядит более детальная оценка ситуации, чем та, которая была изложена во время круглого стола в условиях ограниченности временных рамок мероприятия.

Какая реальность нас окружает?

Компетентности выпускника вуза можно условно разделить на 3 группы: профессиональные, гражданские и элитарные. В контексте этой проблемы нас интересуют гражданские и элитарные. Гражданская компетентность — это необходимое качество для каждого человека, имеющего гражданский статус и права, которые он реализует хотя бы время от времени. Задача ее формирования в демократических государствах возлагается на школу. Путем преподавания специальных граждановедческих дисциплин, включения гражданских и правовых блоков в историю и другие курсы, внедрения спецкурсов обеспечивается теоретическая составляющая. Органы школьного самоуправления – реальный демократический институт, где учащиеся получают опыт практического применения гражданских знаний и в реальной жизни познают, как функционируют базовые принципы демократии. Таким образом, выпускник школы уже имеет определенный уровень гражданской компетентности. Задача университета заключается в его повышении.

В Украине ситуация кардинально отличная. Общеобразовательная школа очень далека от модели института гражданского общества. Гражданских знаний учащиеся не получают ни из специальных, ни из гуманитарных дисциплин. Курс правоведения, который излагается в старших классах, обеспечивает чисто номинальные результаты. Ежедневная школьная жизнь не имеет ничего общего с соблюдением прав детей и реализацией принципов верховенства права и закона. Органы школьного самоуправления функционируют как сугубо исполнительные.

Таким образом, формальный подход к правовым знаниям на теоретическом уровне и их абсолютное отрицание в жизненных реалиях имеет следствием даже не нулевой уровень гражданской компетентности, а полностью отрицательные результаты школьного этапа гражданской социализации. Поэтому перед украинскими вузами стоит проблема не дальнейшего воспитания, а полного перевоспитания этих «правосознательных граждан». Возникает вопрос об имеющихся для этого ресурсах, прежде всего, в виде преподаваемых гуманитарных и правовых дисциплин и отведенного для них времени.

Сейчас в Украине вводится практика системного уничтожения гуманитарной составляющей высшего образования, которая оправдывается автономностью университетов. Это противоречит не только современным тенденциям развития мирового и европейского образования, но и потребностям становления украинского общества как цивилизованного, потребностям воспитания национальной элиты. Для наглядной иллюстрации приведем пример. Для будущих специалистов банковской системы, которые получат диплом университета, в перечне программных компетентностей выпускника (в части общих дополнительных компетенций) указана «способность действовать на основе этических соображений (мотивов) социально-ответственно и граждански-сознательно».

Достаточно ли этого для представителя финансовой элиты? Очевидно, такая способность должна быть присуща каждому гражданину, независимо от профессии. А для специалиста, представляющего банковскую систему, которую справедливо называют фундаментом и стержнем экономики, очевидно, мало.

Какие дисциплины должны формировать эту способность? В образовательной программе в перечне обязательных дисциплин находим только «Правовое обеспечение деятельности субъектов хозяйствования». Социальных, граждановедческих, политических нет даже в вариативной части. Поэтому, даже для формирования указанной компетентности средства и ресурсы не предусмотрены. В других отраслях ситуация очень похожа. В таких условиях выпускник украинского университета останется на той же отрицательной отметке гражданской компетентности, с которой пришел из школы.

Еще одна сторона проблемы — закрытость учебных заведений для общества и общественных организаций, открытость только для власти. Школы традиционно встроены в вертикаль административного ресурса. Директора становятся членами партии власти. Во время выборов в школах работают избирательные участки, а учителя становятся членами избирательных комиссий от той же партии власти. На различные школьные мероприятия приходят депутаты различных уровней, но также от нее. Для общественных организаций, даже правозащитных, школьные двери закрыты. Не слишком отличается ситуация и во многих университетах. Только для псевдо-общественных организаций, клонированных властью, доступ быстро открывается по предварительному звонку из соответствующего властного учреждения.

Отдельно стоит обратить внимание и на проблему отсутствия элиты как социальной прослойки. В советское время институты и университеты воспитывали интеллигенцию (в западной терминологии — интеллектуалов). Это были высококвалифицированные специалисты в своей области, но они не были нужны в качестве активных и сознательных граждан. Для системы были ценными верноподданные носители коммунистической идеологии. За 26 лет независимости украинская система высшего образования не переориентировалась на выполнение миссии по воспитанию элиты. Яркие свидетельства этого можно видеть даже на примере украинских учебников по социологии для вузов. Если западные социологи в качестве ключевых функций высшего образования определяют подготовку специалистов высокой квалификации в необходимом для развития экономики количестве и функцию воспитания национальной элиты, то в украинских учебниках вторая вообще не упоминается. Зато в некоторых описывается «функция присмотра за взрослыми детьми». Реальная ситуация в этом отражается полностью, потому что именно эту функцию украинские университеты сегодня выполняют в наибольшей степени. Как результат мы имеем более 80 % молодежи с дипломами о высшем образовании и отсутствие элиты.

Воспитание национальной элиты как главная миссия университетов

Представитель элиты отличается от образованного человека (интеллектуала) именно ярко выраженными гражданскими и социальными качествами, активностью в своей сфере деятельности, способностью распространять соответствующие нормы и ценности в пределах этой сферы и осознанием собственной ответственности за ее функционирование. Это признаки элитарной компетентности. Если отсутствует отраслевая элита, отрасль обречена на деградацию. Весьма яркий пример этого продемонстрировала украинская банковская система. В Украине много специалистов-финансистов осознавали неизбежность разрушительных процессов в банковской системе, понимали их причины. Однако отсутствует элита, способная не только понимать суть процессов, но и влиять на них, направляя в конструктивное русло, противостоять угрозам и давить на власть, чтобы не допустить ее разрушительных действий. Последствия отсутствия этой элиты почувствовал на себе каждый гражданин и все государство. Такое положение вещей имеем в каждой отрасли. Оно будет сохраняться до тех пор, пока не появятся отраслевые элиты.

Наиболее наглядный пример эффективности того, что можно назвать «элитарной компетентностью», демонстрирует Япония. Председатель комитета Верховной рады Украины по иностранным делам Анна Гопко, побывав в 2015 г. в Японии, выражала в эфире канала «112 Украина» свои положительные впечатления от качества законов и профессионализма управления в этом государстве. Шла речь и о целесообразности адаптации определенного положительного опыта. Конечно, перенести японский опыт нам не удастся даже при наличии большого желания, потому что он формировался веками на синтоистско-конфуцианской почве. Но одна из его составляющих, прочно закрепившаяся на этапе демократизации политической системы, весьма полезна и крайне необходима в нынешней ситуации.

Дело в том, что японский парламент самостоятельно не разрабатывает ни одного законопроекта. Разработка и обоснование законопроектов — это дело отраслевых элит. Японцы считают, что кто, как не они лучше знают, что нужно для развития отрасли и как ее лучше реформировать. Элиты, благодаря своей профессиональной компетентности, высокому уровню ответственности перед обществом, нацелены на предложение эффективных решений. Институты власти, также чувствуя свою ответственность, не принимают никаких решений без участия отраслевых элит. Именно такая специфическая властно-элитная пирамида без верхушки в виде конкретных государственных институтов обеспечивает высокое качество законов и управленческих решений, их соответствие потребностям общества и государства.

Для иллюстрации сказанного можно вспомнить процесс принятия решения о будущем ядерной энергетики после аварии, произошедшей 11 марта 2011 г. на атомной станции «Фукусима» в результате цунами. Только после того, как специалисты отрасли обосновали выводы о невозможности отказаться от развития ядерной энергетики, разработали инженерные решения для повышения уровня безопасности электростанций, подтвердили готовность нести за них ответственность, было принято решение на политическом уровне. Подготовка таких элит — дело университетов. В Японии действует принцип, согласно которому высоте ступеньки в социальной иерархии должен соответствовать уровень гражданской и социальной компетентности, готовности к ответственности перед обществом. Потенциальные претенденты на государственные должности высшего уровня учатся в Токийском или Киотском университетах, где воспитанию этих качеств уделяется наибольшее внимание. Наглядные свидетельства элитных качеств, которые демонстрируют особенности менталитета и результатов воспитания, дают и другие примеры. После разрушительного цунами премьер-министр и министры приняли решение большую часть своей заработной платы направлять на преодоление последствий стихии, поскольку общество оказалось в трудном положении и власть не может в этой ситуации позволить себе получать привычные блага. Впоследствии премьер-министр и некоторые министры подали в отставку из-за недовольства общества неэффективностью их действий по преодолению последствий стихийного бедствия.

Сколько и какой валютой платят украинцы за отсутствие элит?

Четвертый год в Украине продолжается война. Можно ли считать разрушенные города и человеческие жизни платой за отсутствие элиты в разных сферах? Осуществлялось целенаправленное разрушение армии. Были ли офицеры (военная элита), которые видели разрушительные процессы и осознавали их последствия? Пытались ли они привлекать к этому процессу внимание политиков и общества, чтобы не допустить разрушения? Есть ли в государстве служба безопасности, внешняя разведка, прямая задача которых отслеживать признаки опасностей и активизировать систему противодействия угрозам. Выполнили эти носители элитных статусов свои прямые функции?

Сегодня все они говорят, что война для нас стала «неожиданной». Однако в информационном пространстве соседнего государства было более чем достаточно свидетельств подготовки массового сознания к войне. В политических ток-шоу и «аналитических» программах ключевой темой выступал «украинский фашизм»; исторические программы актуализировали проблему «исконно русских земель», которые необходимо вернуть; дискуссии политиков относительно насущных проблем концентрировались на выборе путей и средств «возвращения» Крыма — военного или экономической экспансии. Художественные фильмы, посвященные историческим событиям, откровенно навязывали образ врага в прошлом и настоящем, как, например, фильм «Матч» 2012 г. Первыми реагировать на это должны были политологи и социологи. Но в материалах научно-практических конференций, публикациях, посвященных анализу политических проблем современности, не поднимался вопрос о наличии и признаках внешней угрозы. Здесь видим явные признаки дисфункции научной гуманитарной элиты, прежде всего, политологической и социологической общественности. Сегодня эти признаки проявляются в другом — в том числе, и в пассивном отношении к уничтожению остатков политико-правового и гражданского образования. То есть необходимость платить распространяется и на будущие поколения.

Под руководством «представителя высшего эшелона финансовой элиты» Валерии Гонтаревой произошло «оздоровление банковской системы». Во сколько обошлось рядовому украинцу созерцание «финансовой элиты» процесса нарастания кризисных явлений в банковской системе и дальнейшего «оздоровления»? Только за «спасение» ПриватБанка и только по сообщению директора департамента финансовой стабильности НБУ Виталия Ваврищука, каждый украинец заплатил 3500 грн. Волна банкротств банков в 2014-2016 гг. обошлась в 78 миллиардов гривен, которые выплачены из Фонда гарантирования вкладов. 60 миллиардов Фонд «одолжил» из Госбюджета. О возвращении не сообщалось. По оценке главы Совета НБУ Богдана Данилишина, прямые фискальные расходы Украины на преодоление последствий кризиса банковского сектора достигли 14 % ВВП, а общие потери экономики от кризиса составляют 38 % ВВП. Счет идет на сотни миллиардов гривен. Кроме того, есть еще и моральный ущерб, который никто не оценивал.

Вторые за год взрывы на крупнейших складах боеприпасов, масштабы ущерба и игра в футбол по поводу поиска виновных — все это демонстрирует такую полярность гражданской и элитарной ответственности в Украине и в Японии, что наводит на мысль о жизни в другой галактике. Военные эксперты говорят, что взрыва ожидали и знали, что он будет, анализируют причины и последствия. Начальник Генштаба Виктор Муженко заявляет о замеченных над складами космических аппаратах. Министерство обороны констатирует убытки, а премьер-министр указывает на необходимость делать выводы (какая неожиданность!). Политики пытаются считать стоимость уничтоженных боеприпасов и заявляют о необходимости отставки начальника Генштаба и других должностных лиц. Каждый элемент дополняет общую мозаичную картину с иллюстрацией представления в театре абсурда. Однако до сих пор никто не ставит вопрос об элите, которая должна быть олицетворением высшей меры профессионализма, ответственности, служения обществу. Когда в Украине появится элита, не только политическая, но и финансовая, военная, образовательная, медицинская? Кто должен воспитать эту элиту и избавить общество от необходимости платить такую высокую цену за ее отсутствие?

Гражданская компетентность и социальная ответственность

В последнее время в разряд трендовых вошли вопросы социальной ответственности. У большинства украинцев социальная ответственность ассоциируется с благотворительностью или меценатством. Лишь очень незначительная часть сограждан осознают, что ее основой является неукоснительное соблюдение закона, а все остальное — надстройка. Поэтому и читаем в отчетах по социальной ответственности о помощи детским домам, озеленении территории и тому подобное. Все это хорошо и нужно, но реальной социальной ответственности не увидим до тех пор, пока каждый не научится уважать закон и понимать принцип его верховенства, выполнять свои прямые профессиональные обязанности и осознавать свою меру ответственности перед обществом. Школа станет социально ответственной тогда, когда каждый учитель сам будет соблюдать установленные для всех правила, учить тому же учеников, уважая при этом их права. Врач и медицинское учреждение могут констатировать факты ответственности только при условии соблюдения всех норм и процедур, обеспечивающих качество услуг. Взрывов на военных складах не будет тогда, когда каждый, от инженера до начальника Генштаба будет носителем качеств, присущих военной элите.

Процесс воспитания гражданской компетентности должен начинаться с начальной школы и продолжаться в течение всего обучения в школе. Наращивание гражданской и воспитание элитарной компетентности — дело университетов. По такому принципу функционируют системы образования в демократических странах. Нам также следует понять глубинную суть и философию этих систем, вместо того, чтобы копировать внешние формы. Тогда элита станет действительно ценным элементом общества, от деятельности которого оно будет получать пользу.

Выводы
Отличительная черта современных образовательных стратегий ведущих стран мира – ориентация на высокий профессионализм, основанный на высоких духовных измерениях и гражданских качествах. Система высшего образования нацелена на подготовку национальной элиты, способной выполнять не только профессиональные, но и важные социальные функции, нести ответственность перед обществом за свою сферу деятельности. Поэтому студенты университетов получают основательную гуманитарную и правовую подготовку.
Учитывая мировой опыт и современные тенденции развития образования, а также те задачи, решение которых необходимо для становления правового государства, в Украине необходима кардинальная переориентация высшего образования — переход от присмотра за взрослыми детьми к воспитанию национальной элиты.

Правовое и политическое образование, воспитание гражданина — это дело государства. Автономность университетов на эту сферу не может распространяться. Вопросы: воспитывать или не воспитывать гражданина и насколько воспитывать — не могут быть отданы на усмотрение университетов, администраций или отдельных лиц. Роль государства в этом процессе должна быть первоочередной и определяющей. Мировой опыт это подтверждает.

Сегодня Украину характеризует ситуация, в которой государство декларирует курс на демократизацию, но не воспитывает гражданина для демократического государства.
Украина и украинцы платят слишком высокую цену за отсутствие элит. Плата распространяется на все сферы жизни общества, исчисляется не только в денежных единицах, но и в человеческих жизнях. Политический класс лишен качеств элитарности. Отсутствует государственная политика, направленная на воспитание и воспроизводство национальной элиты во всех сферах. Университеты лишены классической и крайне актуальной в современных условиях миссии — формировать элитарную компетентность.
Рекомендации

В существующих условиях необходима разработка государственной программы политико-правового образования и гражданского воспитания. Данная программа должна быть направлена на реализацию рекомендаций Совета Европы по охвату всех возрастных групп и рекомендации Комитета министров Совета Европы «сделать воспитание граждан в духе демократии важнейшим компонентом всех политических программ и практических действий, касающихся сферы образования, профессиональной подготовки, культуры и молодежи».

Включить граждановедческие дисциплины в школьные учебные программы для младшей и средней школы.

Ввести практику преподавания правовых дисциплин в старшей школе специалистами в области правоведения. Учитывая необходимость внедрения граждановедческого блока и профессионального преподавания правоведения, возникает потребность в подготовке учителей. В педагогических университетах должны быть открыты соответствующие специальности и специализации.

Для учителей общеобразовательных школ разработать курс правового и политического образования с обязательным требованием его изучения как составляющей повышения квалификации.

Внести гражданские и социальные компетентности в перечень общих нормативных компетентностей выпускников вузов. Четко сформулировать их содержание с акцентированием внимания на элитарной миссии и высокой степени ответственности.

В вузах внедрить системное гражданское и политико-правовое образование, уровень которого должен соответствовать статусу элиты. Как нормативные дисциплины общей подготовки должны преподаваться «Граждановедение», «Философия. Философия права», «Социология», «Политология», «Теория государства и права». Содержание названных дисциплин следует переориентировать на задачи гражданского воспитания. Для студентов старших курсов — спецкурсы и факультативы: «Политическая и правовая культура», «Общество и власть в условиях демократии», «Социальная ответственность» и другие, в зависимости от отраслевой специфики.

Поскольку компетентность предполагает не только наличие теоретических знаний, но и умение применять их на практике, необходима сфера для их применения. Таковой выступают, прежде всего, органы ученического и студенческого самоуправления, деятельность которых обеспечивает функционирование учебного заведения в качестве института гражданского общества. Поэтому необходима система мер по преобразованию школьных и студенческих советов из фактически исполнительного органа в орган самоуправления: от усовершенствования нормативной базы до внедрения эффективных механизмов взаимодействия с администрацией заведения и органами власти разных уровней.

Материал подготовлен в рамках проекта, реализуемого при финансовой поддержке Европейского фонда демократии (EED) и Правительства Канады

european-endowment-for-democracy




Комментирование закрыто.