Джордж Сорос в начинающейся в США классовой войне

Джон Арлидж, перевод Александра Роджерса
Джордж Сорос в начинающейся в США классовой войне

 

Сорос не делает маленьких ставок ни в чём. За пределами рынков он потратил миллиарды собственных денег в продвижение политической свободы в Восточной Европе и других случаях. Он поставил против Белого Дома Буша, превратившись в мишень для ненависти правых, которая не ослабевает по сей день. Итак, когда Сорос и другие мировые игроки снова собрались в Давосе, Швейцария, для участия в Всемирном Экономическом Форуме на этой неделе, на что теперь ставит один из крупнейших мировых игроков?

[include id=»9″ title=»advert 5″]

Он не ставит. Впервые в своей 60-летней карьере, 81-летний Сорос признаёт, что он не уверен, что делать. «Очень тяжело знать, как ты можешь быть прав, учитывая разрушения, которые были сделаны на протяжении лет бума», говорит Сорос. Он не обсуждает своё портфолио, даже если большинство думает, что он пророчит беды, чтобы заработать доллар. Но люди, которые хорошо знают его, говорят, что он советует делать долгоиграющие вложения в акции солидных компаний, избегая доллара, «абсолютного пузыря», и, в основном, придерживая наличные.

Он даже не делает того, что вы могли бы ожидать от человека, узнающего слабую валюту, когда он видит её: «шортить» евро, а возможно и доллар, к чёрту. Наоборот. Он выкупает осаждённое евро, публично призывая европейских лидеров предпринять всё возможное для его выживания. «Евро должно выжить, потому что альтернатива (распад) вызовет такую катастрофу, которую ни Европа, ни мир не могут себе позволить». Он выкупил европейских бондов, преимущественно итальянских, на сумму около двух миллиардов долларов у «MF Global Holdings Ltd.», работавшей с ценными бумагами и управляемой бывшим главой «Goldman Sachs» Джоном Корзине, которая заявила о банкротстве в октябре прошлого года.

Неужели великий «short seller» размяк? Ну, да. Сидя в своём 33-хэтажном офисе над Седьмым авеню в Нью-Йорке, готовясь к свой поездке в Давос, он более обеспокоен выживанием, чем богатством. «Во времена, подобные сегодняшним, выживание является самой важной целью», говорит он, глядя сквозь свои совиные очки и убирая пряди седых волос со лба. Он не имеет в виду, что сейчас время защищать свои активы. Он имеет в виду, что время останавливать бедствие. Как он видит это, мир столкнулся с одним из самых опасных периодов в современной истории – с периодом «зла». Европа противостоит скатыванию в хаос и конфликты. В Америке он предсказывает бунты на улицах, которые приведут к жестокому подавлению, что резко ограничит гражданские свободы. Глобальная экономическая система может пережить крах.

«Я здесь не для того, чтобы взбодрить вас. Ситуация никогда не была настолько серьёзной и сложной за всю мою карьеру», сказал Сорос Newsweek. «Мы переживаем чрезвычайно трудное время, сравнимое с Великой Депрессией. Мы столкнулись с глобальным сокращением в развитом мире, которое угрожает опустить нас в десятилетие стагнации, или даже хуже. Лучший из возможных сценариев – это дефляционное окружение. Худший – коллапс финансовой системы».

Предупреждения Сороса основаны как на его личной экстраординарной истории, так и на его хорошем инстинкте в отношении рыночных бумов и спадов. «Я лично пережил гораздо более пугающую ситуацию, так что это в равной степени эмоционально, не только рационально», признаёт он. Соросу было всего 13 лет, когда нацистские солдаты вторглись и оккупировали его родную Венгрию в марте 1944 года. Через всего восемь недель почти полмиллиона венгерских евреев было депортировано, многие из них в Аушвиц. Он видел тела евреев и христиан, помогавших им, свисающие с фонарей, с разбитыми челюстями. Он выжил благодаря своему отцу, Тивадару, который смог добыть фальшивые удостоверения личности для их семьи. Потом он наблюдал, как русские войска вытеснили нацистов и новая тоталитарная идеология, коммунизм, заменила фашизм. По мере того, как жизнь стала более суровой на протяжении послевоенной советской оккупации, Сорос смог эмигрировать, сначала в Лондон, потом в Нью-Йорк.

Сорос опирается на своё прошлое, когда утверждает, что глобальный экономический кризис значителен и непредсказуем, как конец коммунизма. «Коллапс советской системы был весьма экстраординарным событием, и мы теперь испытываем нечто подобное в развитом мире, не осознавая полностью, что происходит». Для Сороса, блестяще развенчивающего миф об эффективных рынках (идею о том, что рынки рациональны и могут сами себя регулировать, чтобы спастись от катастрофы) «это сравнительно с коллапсом марксизма, как политической системы. Доминирующая интерпретация оказалась вводящей в заблуждение. Она подразумевает превосходное знание, что очень далеко от реальности. Нам нужно перейти из эры Разума в эру Ошибочности, чтобы иметь соответствующее понимание проблем».

Ключ, говорит он, в понимании. «Неограниченная конкуренция может побуждать людей к действиям, которые они иначе никогда бы не совершили. Трагедия нашей текущей ситуации в непреднамеренных последствиях несовершенного понимания. Множество зла в мире происходит не намеренно. Множество людей в финансовой системе причинили множество разрушений, не желая этого». Между тем, Сорос верит, что Запад изо всех сил пытается справиться с последствиями зла в финансовом мире так же, как страны бывшего Восточного блока боролись с ним политически. Действительно ли он говорит, что финансовые махинации за кулисами нашей экономической катастрофы были не просто ошибочны, но злы? «Совершенно верно». Заметьте, Ллойд Бланкфейн, босс Goldman Sachs, сказал лондонским The Sunday Times на пике финансового кризиса, что банкиры пытаются «делать Божью работу».

Для многих идея о Соросе, поучающем мир о «зле», забавна. Он, прежде всего, инвестор, доказавший (и получивший на этом огромную прибыль) идею рынка, или в его случае отдельного инвестора, гораздо более могущественного, чем суверенные государства. ОН обанкротил Банк Англии, разрушил репутацию Консервативной партии, как экономически компетентной, и снизивший стоимость фунта в карманах британских потребителей на одну пятую за один день. Сорос, валютный спекулянт, был заклеймён как «ненужный, контрпродуктивный, аморальный». Магатир Мохамад, бывший премьер-министр Малайзии, однажды назвал его «преступником» и «придурком».

В США, где правые ещё не простили ему агитацию против президента Джорджа Буша и «войны против террора» после 11 сентября, которую он описал как «гибельную», его предсказания бунтов на улицах (он говорит «это уже началось») скорее всего вызовут свежую критику, что Сорос «крайне левый, радикальный бомбист», как Билл О’Рэйли однажды назвал его. Критики уже обвиняют его в разжигании беспорядков с помощью финансирования движения «Occupy» через «Adbusters», канадских провокаторов, которые инициировали это движение. «Не так», говорит Сорос.

Яркая личная жизнь Сороса также провоцирует многих плеваться на его морализаторство. В прошлом году Адриана Феррейр, его 28-летняя компаньонка, подала на него в Верховный Суд Нью-Йорка на Манхеттене, утверждая, что он отказался от двух своих обещаний купить ей апартаменты, что вызвало у неё экстремальное эмоциональное расстройство. Феррейр, бывшая звезда мыльных опер в Бразилии, также сказала, что Сорос подарил обещанные ей апартаменты другой своей подружке. Она также заявила, что он оскорбил её. Сорос назвал заявления Феррейр «фривольными и полностью безмерными» и «исполненными ложных обвинений и очевидной попыткой вытащить деньги».

Несмотря на такой багаж, этот человек, видящий себя государственным деятелем и филантропом, считается неудержимым. Разбогатев на нерегулируемых рынках, теперь он хочет лишить нас их. Возьмите Европу. Здесь он убеждает, что «если вы допустите коллапс евро, то подвергнетесь опасности возрождения политических конфликтов, которые раздирали Европу столетиями – экстремальные формы национализма, манифестирующие себя в ксенофобии, исключение иностранцев и этнических групп. Во времена Гитлера это были евреи. Сегодня это происходит с цыганами (ромами), которых миноритарное меньшинство, и, конечно, с мусульманскими иммигрантами».

Своё «теперь скорее да, чем нет», что Греция формально объявит дефолт в 2012 году, Сорос скажет лидерам в Давосе на этой неделе. Он будет бичевать европейских лидеров, которые знают только как «сделать достаточно, чтобы успокоить ситуацию, но не решить проблему». Если немецкая Ангела Меркель или французский Николя Саркози вынашивают какие-то несбыточные надежды, что решение может быть найдено вне континента, они ошибаются. «Я недавно предпринял поездку в Китай, и Китай не придёт на спасение Европе», говорит Сорос. Не взирая на все свои мрачные предсказания, он всё равно думает, что евро (пусть и едва) выживет.

Хотя Сорос, чья новая книга «Финансовый кризис в Европе и США» будет опубликована в феврале, сейчас сосредоточен на Европе, но также успел заявить, что экономическая и социальная ситуация в США также стремительно ухудшается. Он симпатизирует движению «Occupy», которое озвучивает всеобщее разочарование в капитализме, которое Сорос разделяет. Люди «имеют причины быть разочарованными и злыми» относительно цены спасения банковской системы, ценой, которая в основном легла на налогоплательщиков, а не на акционеров или держателей облигаций.

Occupy Wall Street «зачаточная, безлидерская манифестация протеста», но она будет расти. Она «поставила целью вещи, которые институционные левые не смогли поставить целью в течении четверти века». Он тянется к анализу, произведённому политическим блогом ThinkProgress.org, который показывает, как движение «Occupy» выдвигает вопросы безработицы на повестку дня главных новостных огранизаций, включая MSNBC, CNN, и Fox News. Оно показывает, что только за одну неделю в июле прошлого года слово «долг» было упомянуто свыше 7.000 раз в эфире основных телевизионных сетей США. К октябрю упоминание слова «долг» упало до 398 за неделю, когда «occupy» было упомянуто 1278 раз, «Wall Street» 2378 раз и «рабочие места» 2738 раз. Вы не можете удержать финансиста от использования показателей.

По мере того, как гнев растёт, бунты на улицах американских городов становятся неизбежными. «Да, да, да», говорит он почти радостно. Ответ на восстание может быть более разрушительным, чем само насилие улиц. «Оно будет предлогом для расправ и использования тактики «сильной руки», чтобы сохранить закон и порядок, которые, будучи возведены в абсолют, приведут к созданию репрессивной политической системы, общества, где индивидуальные свободы будут всё более ущемляться, что нарушит традицию свободы США».

Не взирая на свои предупреждения о будущем политическом кризисе в США, Сорос не планирует вмешиваться в политику напрямую. «Я предпочитаю не быть вовлечённым в партийную политику. Только потому, что я чувствовал, что администрация Буша ведёт страну в тупик, мне пришлось вмешаться. Я был весьма полон надежд на новые начинания с приходом Обамы, и я чувствую себя разочарованным. Я остаюсь приверженцем Демократической партии, но я прекрасно вижу их слабости». Сорос верит, что у Обамы всё ещё есть шанс победить на будущих выборах. «Обама может удивить публику. Главный вопрос, с которым он должен обратиться к электорату, должны ли богатые платить больше налогов? Это не должно быть слишком трудным аргументом, чтобы Обама принял его на вооружение».

Если и есть луч надежды для мира в 2012 году, Сорос видит его в возникающих рынках. Движение демократических реформ, которое распространилось по Среднему Востоку, рост демократии и экономического развития в Африке, даже реформы в России могут вывести мир из болота. «Пока развитый мир в глубоком кризисе, будущее развивающегося мира очень позитивно. Стремление людей к открытому обществу очень вдохновляет. Люди в Африке готовы выстраиваться в очереди по несколько часов, чтобы иметь возможность проголосовать. Диктаторы были сброшены. Это очень обнадёживающе для свободы и роста».

Сорос настаивает, что ключом для избежания катаклизмов в 2012 году является извлечение уроков из кризиса в 2011 году. «В период кризисов невозможное становится возможным. Европейский Союз может восстановить свой блеск. Я надеюсь, что США, как политическая сущность, пройдёт через суровый тест и только усилит свои институции». Он также не теряет надежды, что центральные банкиры и премьер-министры, собравшиеся на этой неделе в Давосе, смогут выработать совместную линию действий и доказать, что он ошибается. В этот раз ошибаться для него – действительно повод для счастья.

Источник: The Daily Beast

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.