Дары небесные и реалии земные: карго-культ как причина украинской неуспешности

Эжен Парэссэ, для «Хвилі»

sur66

Уже пару лет возле моего дома стоят контейнеры для мусора двух типов: для непищевых и пищевых отходов. Конечно, такого разделения недостаточно – в развитых странах люди сортируют мусор по значительно большему числу критериев и, кстати, не платят за вывоз отсортированной его части. Однако радовало уже то, что у нас хотя бы задумались о целесообразности подобного подхода и сделали первый небольшой шаг в верном направлении. Понимая важность для экологии и экономики вторичной переработки отходов, я старался сам разделять мусор по сортам и класть в разные контейнеры и приучал к этому своих домочадцев. Но как-то довелось нам всем идти домой ночью и наблюдать вывоз мусора: подъехала машина и рабочие без разбора загрузили в неё содержимое всех контейнеров. Дети сразу задались вопросом: «Зачем же мы сортируем мусор, если его потом всё равно смешивают?»

Достойный, на мой взгляд, ответ на этот вопрос пришёл не сразу, а только тогда, когда дети стали настойчиво задавать другой вопрос: «Зачем много и упорно учиться в школе, если потом эти знания вообще никому не нужны?» Как оказалось, слова о важности в конкурентной среде наличия навыков логического мышления и широкого кругозора на нашего современного молодого человека редко производят впечатление. Зачем, спрашивается, напрягаться, если и так прокатит: оценки поставят, из класса в класс переведут, а к ЗНО можно и за последние полгода подготовиться, вызубрив (и моментально забыв) необходимый минимум информации всего по нескольким дисциплинам. Тут рациональное понятие об оптимуме усилий у молодого поколения входит в противоречие с аналогичным понятием у старшего поколения. На большей части постсоветского пространства современный среднестатистический молодой человек оптимумом склонен считать минимум усилий, а образованный представитель старшего поколения – максимум.

Очевидно, что причина этого кроется в различных моделях успешности, на которых выросли и растут эти два поколения. Старшему поколению внушали, что благополучие человека напрямую зависит от приложенных им в верном направлении усилий, а для этого необходимо упорно работать, много знать и верно мыслить. Молодёжь же видит, что в странах, подобных Украине и России, максималистский подход к знанию старшего поколения, как правило, не обеспечивает его сторонникам приемлемого уровня материальных благ. Зато выгоды того, кто живёт по принципу «укради, что сможешь, и свали, если успеешь» вполне оправдывают неизбежные риски. Украсть же много и с минимальным риском в наших условиях возможно только имея связи во власти, умение заводить и поддерживать которые и является едва ли не единственным навыком, необходимым для преуспевания. Напряжённо учиться для этого, действительно, необязательно. При этом в развитых обществах затраченные на качественное образование усилия и раньше, и сейчас, как правило, окупаются сторицей.

Вот тут-то и начинает прослеживаться связь между контейнерами для мусора и минималистическим подходом к образованию у постсоветской молодёжи. Помните, после Второй мировой войны на островах Меланезии широко распространился новый религиозный культ – культ Даров небесных или карго-культ. Первобытные люди, имеющие весьма отдалённые и отрывочные сведения о современной цивилизации, попытались на доступном им уровне осознать и воспроизвести механизмы взаимодействия с материальным и духовным мирами белого человека, с целью получения всех доступных последнему благ, естественно, неправомерно им присвоенных. Для этого островитяне строили из дерева и соломы полномасштабные модели самолётов и радиовышек на взлётно-посадочных полосах, зданий аэропортов, шлемофонов, оружия и пр., а также совершали с их участием ритуалы, имитирующие действия белого человека. Чем же, по сути, отличаются муляжные мусорные бачки и имитируемое обществом образование от подражания аборигенов непонятным, но, как им кажется, обеспечивающим все блага, действиям представителей более развитой цивилизации? Схожи даже обиды, питаемые многими (особенно в России) совковой отливки индивидами на узурпировавший все блага цивилизации подлый Запад.

Культ карго, сформировавшийся на постсоветском пространстве и имитирующий капиталистические отношения в экономике и демократические атрибуты в политическом устройстве, проник сегодня во все сферы нашей жизнедеятельности. Сформированный им «магический» стиль мышления не только рядовых граждан, но и правящей верхушки уже просто не позволяет большинству увидеть реальное положение дел и понять куда и как дальше двигаться. Современная имитация правосудия, многопартийной демократии, налогообложения, эффективности военной сферы, образования, госуправления и пр. существенно превзошла себя же в первобытных обществах, выйдя на новый уровень – уровень имитации реформ самих способов имитации.

Вершиной мысли, возможной в рамках «магического» мировосприятия, стали выводы главы Сбербанка России Г. Грефа, озвученные в его недавнем выступлении после посещения им Стэнфорда и Силиконовой долины. Воспринять поток сознания Грефа сложно, но он того стоит. В нём показательно даже то, что передающий его текст пестрит многоточиями, ведь говорящий просто не находит в своём лексиконе нужных слов для увиденного в Силиконовой долине. Греф ощущает проблему, но его картина мира не позволяет ему в полной мере осознать происходящее и единственное решение, которое ему приходит в голову и которое заключено в последних двух фразах нижеприведённого фрагмента его речи, в полной мере отражает отличие между картинами мира элит в постиндустриальной Америке и в архаичной, клептократической России и, к сожалению, в Украине.

«И, конечно, это не оставляет камня на камне на том, что где-то есть какая-то ниша, какая-то норка, в которую можно «занырнуть» со страха и не встретиться со всеми этими чудесами цивилизации. Похоже, таких норок, ребята, нет. Это плохая новость для всех нас, потому что у нас с вами не остаётся шансов превратиться в дауншифтеров… Везде конкуренция, ребята, везде колоссальная конкуренция. Она нарастает, она приближается и к нашему дому. И мы не избежим её, нам нужно это понимать. И если это процесс неизбежный, нам нужно его возглавить! Нам нужно его возглавить в нашей стране.»

Если кому-то будет интересно, что по тому же поводу может сказать человек с большим запасом слов и с несколько более глубоким пониманием вопроса, чем у Грефа, то можно почитать тут.

Итак, если спрятаться не выйдет, то стоит хотя бы возглавить процесс имитации «чудес цивилизации» внутри страны. Именно этим и занимается подавляющее большинство представителей постсоветской элиты. Политики имитируют демократию, прикрывая махровую олигархию, замешанную на феодализме (в Украине) или на тирании (в России). Бизнесмены имитируют экономическую деятельность по Адаму Смиту, когда каждый, свободно действуя в собственных интересах, вынужденно способствует появлению общего блага (что соответствует преобладанию ренты капитала), а на самом деле, как и судьи, лишь прикрывают смесь архаичных рент силы и статуса (о рентах см., например, тут). Педагоги и учёные, невостребованные в таких сообществах, имитируют образование и науку, а общество всё быстрее утрачивает не только возможность создавать новое и воспроизводить людей, способных на это, но даже возможность понимания научных открытий и процессов, порождаемых этими открытиями в цивилизованном мире. Генералы, госчиновники, мусорщики и пр., все дружно имитируют западные образцы всего, чего только можно, однако, совершенно не понимая, как и зачем это появилось у «белых людей». Имитируя заботу об окружающей среде, они устанавливают импортные контейнеры для разных видов мусора и сваливают затем их содержимое в одну кучу. Имитируя поддержку развития гражданского общества, они на плетёных пультах госуправления прикручивают на нет резными ручками из пальмового дерева свободу слова, любые инициативы добровольцев и волонтёров, самоорганизацию граждан на местах. Имитируя реформы армии, милиции, прокуратуры и госаппарата, они восстанавливают после Майдана дееспособность репрессивной машины и эффективность системы формирования и распределения потоков по карманам олигархических кланов и обслуживающего их персонала. Многочисленные эксперты и аналитики, веско критикуя действия всех игроков на постсоветском пространстве, имитируют понимание происходящего и выдают, в лучшем случае, рекомендации по постройке новых или ремонту старых муляжей, а в худшем – по изменению скорости или направления кручения ручек на уже имеющихся соломенных моделях или по хореографии ритуальных плясок на ТВ.

Земные же реалии таковы, что Дары небесные – это вовсе не кредиты МВФ, справедливо дарованные богами на радость пилящим их аборигенам, это не дармовые газ и нефть, которые можно многократно перепродавать самим себе и обменивать «белому человеку» на такие желанные блага цивилизации, это не армии из крепостных, решающие попутно задачу утилизации пассионариев с обеих воюющих сторон, это не бесконечный забег политических лошадок из одних и тех же олигархических конюшен, когда на смену павшим жеребцам и кобылам тут же выставляют новых, которые отличаются мастью, но не целью забега. Настоящий Дар небес – это желание, готовность и способность понять, как устроен современный мир и что его ждёт в будущем, это ориентация на созидание нового, а не имитацию уже имеющегося, это проверка действенности изменений не по объёмам сброшенных с «небес» кредитов, а по отдаче от запущенных механизмов самоорганизации и саморегуляции в политике, экономике, науке и военном деле, по скорости прорастания, разветвления и укрепления новых инфраструктурных связей как между уже названными сферами, так и между ними и многими другими областями жизнедеятельности общества.

А пока украинские экспертная среда, политикум, бизнес и общество в целом дозревают до осознания того, что они практикуют примитивный карго-культ, до понимания его бесперспективности для подавляющего большинства граждан и причин выгодности для касты принимающих, обменивающих и распределяющих дары «священнослужителей» от политики и сросшегося с ней бизнеса, до принципов формирования нового общественного договора (см. тут, тут и тут), способствующего преодолению данного культа и последствий его длительного существования, я продолжаю убеждать детей прикладывать максимум усилий в учёбе с целью более полного выявления и развития их талантов, а также исполняю пока бессмысленный ритуал по сортировке мусора по разным контейнерам, чтобы, когда в нашей стране налогоплательщики получат возможность самостоятельно определять на что тратить свои же деньги и смогут по достоинству оценить вклад умных и талантливых людей в общее благо, а также сделают переработку отходов экономически выгодной, мне не пришлось бы излишне волноваться за будущее детей и заново привыкать воспринимать мусор не как единое, а как множественное понятие.




Комментирование закрыто.