Что Украина получила спустя два года после Майдана

Юрий Романенко, "Хвиля"

Евромайдан

1 декабря 2013 года на Майдане собралось 1 млн человек. Это было два года назад. Сегодня многие задаются вопросом, мол, правильно ли что все пошло так, как пошло.

Представим, что общество никак не отреагировало бы на избиение студентов. Потом оно бы не отреагировало на аресты активистов весной 2014 года.

Потом бы мы попрощались с остатками свободы слова.

А параллельно вычистили бы олигархов, чтобы Семья получила монополию на власть. Это должно было произойти летом 2014 года и кампания Януковича на президентских строилась бы на антиолигархической риторике. И он вполне мог выиграть выборы. А Украина вполне могла стать членом Таможеного союза.

Но всего этого не произошло, потому что люди возмутились провокацией. Да, это возмущение провоцировали заинтересованные игроки, но оно превзошло все их ожидания и дальше все время «что-то шло не так».

И, в результате, сегодня мы по -прежнему имеем выбор. Выбор между ху*вым и плохим, но выбор.

Сегодня в Украине никто не может сказать , кто будет президентом через год. Или кто будет депутатом ВРУ через год. Что вообще будет через год. Сегодня многое неопределённо, но именно в этой неопределенности есть шансы на изменения в ту или иную сторону. Эти изменения могут быть кровавыми и полными жертв. Они могут быть незначительными и дурно пованивать. Они, в конце концов, могут привести Украину туда, где она еще никогда не была.

Чем это отличается того что могло быть?

Смотрите на Крым. Неделю там нет света и что вы видите? Безропотный социальный балласт, которому развозят…большие телевизоры, чтобы ПОКАЗЫВАТЬ Киселева, который кормит этих чад бездействия отборной лапшой. Никаких волонтеров, никакой взаимопомощи, просто ожидание манны небесной в исполнении Сирийского Спасителя.

Конечно, не стоит обольщаться, что в Украине нет такого балласта. Его полно. И он огромная часть комплексных проблем на пути превращения Украины в нормальную страну.

Потому лучшее будущее для Украины — не есть неизбежное, но оно по-прежнему есть возможное.

Сегодня право на неопределенность и выбор, который с ней связан, и есть главное завоевание Майдана. Неопределенность в наших условиях есть скорее благо, чем зло. Через неопределенность, т. е. через возможность выбора, мы, в конце концов, имеем шанс прийти к определенности.

А что такое определенность?

Это достижение пределов возможного и необходимого для развития (индивидуального и коллективного). Из аморфного состояния вседозволенности, безответственности мы должны прийти к очерченным нормам, зафиксированных в законах, подкрепленными действенными институтами, которые легитимны в глазах народа и внешних игроков.

Именно за это были заплачены все жертвы на Майдане, после него и еще те, что нам еще, наверняка, предстоит заплатить.

Facebook автора, Youtube канал автора

Изображение: Никита Панисов, «Хвиля»




Комментирование закрыто.