Что потеряет и получит Украина от объединения церквей

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Михайловский собор

УПЦ КП и УАПЦ провели консультации по вопросам объединения церквей. И впервые за долгие годы подобных встреч и разговоров, переговоры завершились подписанием итогового документа. Из которого следует, что две Церкви намерены уже этой осенью провести объединительный Собор.

Событие незаурядное в истории развития религиозных организаций Украины. С одной стороны это возможности для страны. С другой — вызовы. Причём не только для православных иерархов, но и для светских властей. Естественно, напрямую вмешиваться в процессы из властных кабинетов — только навредить. Но самоустраниться от процессов — превратить потенциальные возможности в очередные воспоминания об «упущенных перспективах». Именно активная и одновременно чрезвычайно тактичная позиция МИЦ, президента может стать фактором, способствующим изменению баланса сил в «православном мире». И, как следствие, усилению самого государства Украина. Но обо всём по порядку.

История вопроса
Православных в мире насчитывается около 200 миллионов человек. При, в силу специфики социального учения и истории развития христианства восточного обряда, религия оказывает существенное влияние на политику целого ряда стран. Естественно, не напрямую: светский характер государств никто не отменял. Но общие постулаты веры и/или вопросы развития поместных церквей оказывают существенное влияние на международные отношения в достаточно большом регионе: от Кавказа до Балкан. И это в полной мере использует Российская Федерация. Даже коммунисты, начав свою историю правления с воинственного коммунизма, быстро поняли все плюсы «карманной церкви». Новые цари в Кремле, естественно, подхватили тренд. Что, в принципе, логично. РПЦ сегодня — самая крупная православная церковь по количеству приходов. И зачастую именно церковные каналы используются для продвижения выгодных кремлю идей на территориях других государств. Причём речь не только о православном мире. А о церквях восточного обряда. Или как их называют, «древневосточные церкви». Это Армянская, Ассирийская, Коптская, Эфиопская, Эритрейская, Сирийская церкви. И даже частично восточно католические церкви, которые формально признают главенство Ватикана.

Таким образом, сегодня РПЦ благодаря своему положению в православном мире в той или иной мере влияет на религиозные организации, имеющие до 350 млн. паствы. (200 млн — православие, 90 — древневосточные церкви, около 60 млн. — восточно-католические). И вполне естественно, что светские власти в Кремле активно используют «православные рычаги» для достижения вполне реальных, «земных» задач.

Но вся эта система рычагов влияния, выстраиваемая годами может быстро разрушиться. РПЦ нельзя назвать колоссом на глиняных ногах. Она просто уязвима в результате специфики своего развития и развития российского общества. В подчинении патриарха Кирилла находится более 30 тысяч приходов. Но вот проблема, из них на территории РФ менее половины. По самым оптимистическим подсчётам, таковых 15 000 (+/- 50).
А дальше самое интересное. Румынская православная церковь имеет на своей территории на тысячу приходов больше. А при условии завершения парада переходов в Молдове, абсолютная цифра вырастет до 18-19 тысяч. Этого мало для самостоятельной игры в современном православном мире. Но в случае «отхода» от РПЦ иностранных церквей, вполне достаточно для гарантий первого места в православном мире. Стоит заметить, что ключевым фактором в «измерении влияния» у православных считается именно количество приходов, а не количество паствы. Ведь последнее измерить проблематично. Особенно в странах, на территории которых сталкиваются различные конфессии и религии.

Поэтому вполне логично, что задача сохранения РПЦ в теперешнем виде является одним из приоритетов светских властей России. Ведь церковь — один из ключевых факторов влияния на политику достаточно большого региона. И, в конечном итоге поддерживает претензии за Кремля на роль регионального лидера.
Какое отношение к этому имеет Украина

Учитывая всё вышесказанное давайте рассмотрим внимательней развитие украинского православия. По данным Министерства Культуры Украины, в стране на 1.01.2015 насчитывалось такое количество религиозных общин:

УПЦ МП — 12 241 общин
УПЦ КП — 4 738
УАПЦ – 1225 общин
Старообрядцы (безпоповники и белоцерковцы) 68
РПЦ зарубежная — 28

Если суммировать количество приходов трёх первых церквей, получаем 18 204 прихода. А теперь сравним это с количеством приходов Румынской церкви и паствой РПЦ на территории РФ.

Говоря простым языком, появление единой православной церкви в Украине автоматически приведёт к переделу сфер влияния в православном мире. Именно поэтому Кремль делал и делает всё возможное для недопущения признания любой другой православной церкви в Украине кроме своего собственного структурного подразделения — УПЦ МП.

Если она «потеряет Украину», то следующими будут Беларусь и Молдова. Лукашенко ещё 3 года назад говорил о необходимости собственной поместной церкви. В ответ Кремль прислал руководить Беларуским экзархатом одного из самых реакционных иерархов, приверженца «русского мира», уроженца Караганды, бывшего слесаря, Пономарева Георгия Васильевича (митрополита Павла). Лукашенко взял паузу. Но это не значит, что он не воспользуется выгодной ситуацией при ослаблении РПЦ.

Что касается Молдовы, то там уже 3 года идёт парад переходов — приходы РПЦ массово отходят к Румынской церкви.

А теперь взглянем на количество религиозных общин, которые находятся под юрисдикцией Москвы в Беларуси, Молдове и Украине:

Приходы РПЦ (всего по состоянию на 1.01.2014) — 30 675:
Украина (1.01.2015) – 12 241
Беларусь (1.01.2014) — 1437
Молдова (1.01.2014) — 1813

Вопрос, «что останется от РПЦ» в случае потери приходов в этих трёх странах думаю излишен.

Вилка вариантов

Всё вышесказанное можно было бы считать «гаданием на кофейной гуще». В Украине уже более 20 лет пытаются создать мощную поместную церковь. И, естественно добиться её признания другими церквями.

Однако переговоры, которые прошли в Киеве отличаются от сотен предыдущих встреч. Посредниками на них выступили два епископа, направленных в Киев кафедрой Вселенского патриарха. Формально они были наблюдателями. Однако, если внимательно почитать, их роль была именно посреднической. Ведь в конце мая прошёл собор УАПЦ. Который принял ряд громких и достаточно жёстких заявлений. В первую очередь направленных против УПЦ КП. Именно Киевского патриархата. Про «московскую церковь» упоминания были, так сказать «вскользь». Вот лишь одна из цитат: «риторика Київського Патріархату швидше спрямована на поглинення УАПЦ, а не на об’єднання, бо замість реальних кроків зближення та унормування питань, що справедливо постають в цьому процесі, ми із сумом спостерігаємо за зовсім протилежним. Адже як можна оцінювати поширення неправдивої інформації про нашу Церкву, маніпулювання фактами, зневажливе ставлення до архієреїв та священства й вірян».

Поэтому роль священников УПЦ США и УПЦ Канады можно смело назвать посреднической. И, учитывая успех переговоров, на кон явно ставился вопрос признания объединённой церкви. Вопрос лишь в том в каком виде. Тут возможны два варианта:
1. Самостоятельная, поместная церковь.
2. Уход Украинской церкви под крыло Вселенского патриарха.

Естественно, что иерархи говорят исключительно о первом. Однако вопрос признания украинской церкви в значительной мере вопрос международной политики. И тут тот же Варфоломей может проявлять осторожность — не разглашать планы до поры до времени. Поэтому будем рассматривать оба варианта.

1. Поместная церковь

На начальном этапе можно смело утверждать, что новая церковь будет лидером по количеству верующих. Соцопросы уже сегодня свидетельствуют о росте паствы УПЦ КП до 25,9% населения. И уменьшении доли УПЦ МП до 20,8%.

С учётом паствы УАПЦ обновлённая церковь объединит под своим крылом не менее 29-20% Украинцев.
Данный путь многим видится идеальным. Возможно оно так и есть. Сильная поместная церковь в условиях религиозности населения и доминирования православия – хорошая основа для государственного строительства. В будущем это возможность и самостоятельной внешнеполитической игры.
Однако такой путь быстрым не назовёшь. Вот лишь несколько факторов:

Признание церкви и начало «молитвенного общения» с кафедрой в Царьграде не означает автоматического признания остальными.

В этом направлении (непризнания) будет активно работать Россия. Как по церковным так и по дипломатическим каналам. Среди её союзников можно смело называть Грецию, Сербию. Возможен и компромисс с Румынией — отдача части приходов в Молдове в обмен на «принципиальную позицию» румынской церкви.
Такой «неоднозначный» статус не ускорит парад переходов из УПЦ МП. Что в той или иной мере сохранит кремлю рычаги влияния на украинскую ситуацию (об этом писал тут). Да и само влияние России по «церковным каналам» никуда не исчезнет в обозримом будущем (10-15 лет).
И, наконец, украинская церковь останется разобщённой и «локальной». Приходы украинских церквей в Австралии, США и Канаде останутся под юрисдикцией Вселенского патриарха.

2. Однако есть и другой сценарий. Это переход новой церкви под крыло Константинополя. В таком случае автоматически снимается вопрос признания — новая церковь становится частью первой по чину православной церкви мира. Что касается вопросов самоуправления, широкая автономия давно стала практикой вселенского патриархата. Более того, это единственный вариант сохранения патриаршей кафедры в исламской Турции.

Этот путь имеет как плюсы так и минусы.

Среди плюсов:
Возможное объединение приходов как в Украине так и за рубежом в одну церковь.
Снятие вопросов «непризнания». Что автоматически ускорит переход значительной части общин из УПЦ МП.

Автоматический передел сфер влияния в православном мире — Константинопольский патриархат на протяжении 3-5 лет становится крупнейшим по количеству приходов.

Однако в этом есть и минусы:

Риск для самого патриарха Варфоломея. Его кафедра находится на территории Турции. И турецкие правые весьма болезненно реагируют на любое усиление православного влияния. Что уж говорить о появлении в стране такого масштабного центра силы.

Более чем резкая реакция Греции. Для греческой церкви усиления позиций Варфоломея несёт непосредственную опасность. Уже сегодня более 4 млн. греков подчиняются Константинопольской кафедре. Да и монастыри известной горы Афон так же под юрисдикцией Вселенского патриарха. Усиление последнего — возможный раскол в греческом православии.

Позиция Румынии. При таком варианте развития событий она автоматически теряет любые перспективы стать крупнейшей православной церковью мира. Территория ограничена. И в силу национальных особенностей, перспектив роста церкви за пределы Молдовы и Румынии нет.

Естественно, чрезвычайно резкая реакция Российской Федерации. Такой путь развития украинского православия самый худший для неё. Ведь в случае успеха украинского проекта, следующим будет беларуский. Администрация Лукашенко давно «тесно общается с патриархом Варфоломеем».

Есть риски и внутри Украины. Они связаны с личностью и политикой Вселенского патриарха. Его контакты с Ватиканом раздражают многих в православном мире. В том числе и клир украинских церквей. На определённые проблемы в межкультурном диалоге той же УПЦ КП и УАПЦ много лет указывают социологи. Частично обращал внимание на такую особенность и я в статье «Ватогенез».

Тем не менее, посредничество посланников Варфоломея, украинцев-епископов из США и Канады (и их подписи под итоговым документом!) позволяют предполагать, что при признании церкви в качестве базового рассматривается именно второй вариант. Как более быстрый и эффективный. А разговоры о «исключительно поместной церкви» — перестраховка на случай негативного сценария развития событий.

На этом мы подходим к будущей роли светской власти в Украине. От того, какие шаги предпримет официальный Киев зависит то, что как будет выглядеть новая украинская православная церковь.

Кесарю кесарево

Первое, о чём стоит сказать сразу — любой из описанных вариантов ведёт к созданию мощной поместной церкви в Украине. Причём примерно в одинаковые сроки. Если идти путём полной самостоятельности, такая оформиться за 10-15 лет. Если же следовать алгоритму вхождения структур под юрисдикцию Вселенского патриарха, срок появления поместной церкви примерно тот же. Вначале на переходном периоде широкая автономия. А потом, при желании, полная самостоятельность. Такая практика традиционна для Константинопольских патриархов. Варфоломей — не исключение.

Вопрос в другом: какой путь выгодней государству Украина. Ключевой ответ включает в себя несколько аспектов:
1. Быстрое признание поместной церкви в качестве канонической
2. По возможности уменьшение внешнеполитического влияния РФ через церковные каналы. Как в Украине так и в регионе.
3. Создание предпосылок (в идеале работающих механизмов) для самостоятельной политической игры с государствами, где сильны позиции церквей восточного обряда (не только православные — но те же Египет, Армения, Эфиопия, Ливан и другие)
Оставим вопросы «готова ли Украина» к такой роли в стороне. Если ждать «готовности», то не стоит даже ввязываться в драку. Есть возможность — её надо использовать а не стонать о «нехватке кадров».

Вот исходя из необходимости действовать посмотрим на возможные шаги светской власти Украины. Теоретически, оба варианта создания поместной церкви выгодны. Но второй (с переходом под юрисдикцию патриарха Варфоломея) несёт больше плюсов на переходном этапе с теми же результатами в конце.

Исходя из этого и должна строится государственная политика. Естественно, вмешиваться напрямую в дела церковные — только навредить. Но можно пойти по другому. Делать то, что государство делать может. А именно:
1. Регистрация приходов и общин. Как уже писал выше, в православном мире следят за количеством приходов а не верующих. Типичный пример: сегодня большая часть украинцев-православных посещает церкви УПЦ КП. Но самой крупной считается УПЦ МП. Алгоритм — максимальное ускорение процесса создания и государственной регистрации новых общин. Это не требует денег. Всего лишь расторопности чиновников.
2. Работа Украинского МИД.

В первую очередь в Турции. Тем более, что в результате последних выборов исламистская Партия справедливости и развития потеряла право самостоятельно формировать правительство. Украинские дипломаты просто обязаны воспользоваться ситуацией. Тем более, что кроме вопросов религии есть огромное количество тем для обсуждения. Начиная от безопасности в Чёрном море и заканчивая транзитом товаров (в том числе и энергоносителей). Ну и, естественно, координация вопросов по подготовке к заявке на членство в ЕС (партии, «стремящиеся в Европу» усилили свои позиции).

Румыния и Молдова. Эти две страны, или их работа по объединению церквей, важны для решения вопроса единой каноничной УПЦ. Ситуация более чем благоприятна. Молдова как и Украина подписала соглашение об Ассоциации с ЕС. И так же чувствует на себе «прощальные объятия» Кремля. Хорошая основа для выработки выгодного всем решения.

Получение поддержки от других стран «православного мира». В первую очередь Черногории и Македонии. Что при нормальной работе так же не представляет из себя неразрешимой проблемы.

И, наконец, попытки найти точки влияния в Греции. О самостоятельной игре в этой стране говорить рано. Но если ты хочешь в перспективе играть свою партию, искать партнёров необходимо уже сейчас.

3. Информационная поддержка процессам создания церкви. Речь не идёт о прямой джинсе. Но внесение темы православия в перечень проработки миниформполитики стоит.

4. Контакты с другими государствами, которые в перспективе могут пойти по украинскому пути в церковном строительстве. Это в первую очередь Беларусь и Казахстан. В последнем существует митрополичий орган. Но его зависимость от Москвы давно не по душе Н. Назарбаеву.

Простые шаги. Эта деятельность никоим образом не является вмешательством в церковные дела. Но эффективная работа позволит принести пользу в обычной, земной политике уже в ближайшее время. Что получится — увидим уже осенью.

Текст понравился? Не откажусь от «спасибо». Принимается лайком, словом либо копейкой.

Текст заказной? Ага! Заказчиками могут считать себя все, перечислившие умеренную сумму автору.
Полученные деньги идут мне на пиво а так же:
1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины (информация о них в моей ленте ниже давалась не раз)
2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:
Карточка привата: 5168 7423 0834 3288
Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.