Чему Франция может научить две главные партии в Украине

Николай Козырев, для "Хвилі"

ФранциЯ

Всё чаще приходится слышать разумные речи представителей Партии Здравого Смысла (ПЗС).

Например:

— Вы хотите воевать? Хотите освободить Донбасс и Крым? А силы хватит? Вы что, не понимаете, что армия России одна из сильнейших в мире, и вы сможете в этой войне только красиво умереть. Нет, я такой самоубиственной войны не хочу. У меня семья, и я хочу работать и ростить детей. Лучше плохой мир, чем хорошая война. Каждый день войны — смерти наших ребят и мирных жителей. И каждый день из бюджета в эту топку войны летят миллионы, десятки миллионов гривен. Вы против Минских соглашений и политики умиротворения президента? А какая альтернатива? Вы против торговли с Россией? А свои убытки посчитали? Надо договариваться – вот альтернатива! Да, меня тоже тошнит от сепартистского стада приматов, от плебейского рыжего рыла какого-нибудь чмо Моторолы и двойного подбородка кабаняры Плотницкого. Еще больше тошнит от российского сброда, устроившего Донбасс-сафари. Но надо же мыслить л-о-г-и-ч-н-о!!!

Но есть и другая партия — Партия Сопротивления (ПС). Речи её представителей неразумны и нелогичны:

— Я не принимаю вашу логику! Я рацениваю её как трусость и предательство. Предательство прежде всего тех тысяч уже погибших героев — погибших за Украину. Они что, умерли напрасно?! Ваша позиция — предательство Майдана и национальных интересов. Оккупант оттяпал нашу территорию, разрушил её хозяйственную и социальную жизнь, убил, замордовал пытками тысячи граждан Украины. И что теперь, мы должные это проглотить и утереться кровавыми соплями! А может, еще и сотрудничать с любителями стрелять по коленным суставам пленных?

Урок французского.

В 1940 году, с 10 мая, немецкие войска протаранили Бельгию и Нидерланды и в течение нескольких недель оккупировали северную часть Франции. Французская армия, насчитывавшая 86 дивизий, фактически не оказала сопротивления. Уже 17 июня правительство Франции запросило перемирия, а 22 июня капитулировало и затем переместилось на юг в город Виши. По названию этого города во Франции установился Вишистский коллаборантский режим во главе с маршалом Петеном. Его поддерживали миллионы французов, следуя логике здравого смысла. Давайте считаться с фактами, говорили они. Мы потерпели поражение от превосходящих, вооруженных до зубов сил противника. Немецкая армия сильнейшая в Европе. Сопротивление этой силе — опасная авантюра и напрасные смерти сынов Франции. Будьте логичны и рассудительны и подчинитесь горькой исторической судьбе. И многие представители этой французской Партии Здравого Смысла, партии Петена, рукоплескали фюреру, приехавшему попозировать у Эйфелевой башни, и прекрасные парижанки бросали ему цветы и обслуживали тупорылых оккупантов в парижских борделях…

Но с самого начала была во Франции и Партия Сопротивления — партия генерала де Голля. Представители этой партии — Движения Сопротивления — неразумно и алогично отвергли беспощадную логику здравого смысла коллаборантов. Принудительной истине факта они противопоставили безусловную достоверность нравственной позиции: «Лучше умереть в борьбе без надежды на успех,чем покориться этим варварам 20-го века!»

В новелле «Военный летчик» Антуан Сент-Экзюпери писал: «Но разве должна была Франция ради того чтобы избавить себя от поражения, не принимать бой? Не думаю. И Франция интуитивно пришла к тому же решению: никакие увещевания не заставили её уклониться от борьбы. Дух в нашей стране одержал верх над Разумом».

А великий Альбер Камю в это же время пишет «Миф о Сизифе», в котором он противопоставил абсурдно-безнадежной исторической ситуации, «безрассудному молчанию мира» нравственно санкционированный порыв «бунтующего человека». Только этот алогичный бунт и оправдывает человека тем, что вносит хоть какой-то смысл в бездушно-жестокий и бессмысленный мир.

И маленькая упрямая Антигона в пьесе Софокла безрассудно восстала против здравого смысла сторонников тирана и своего дяди царя Креонта. Спасая честь рода, она, рискуя жизнью, похоронила брата Полиника на поле боя. Её трагический вопль: «Я ничего не хочу понимать!» — был личным кредо тех, кто не смирился с оккупацией страны.

В этом трагическом столкновении двух партий рождалась философия французского экзистенциализма.
А честь капитулировавшей Франции спас не маршал Петен, а генерал де Голль.




Комментирование закрыто.