Александр Петрачков: Почему народ не прав

Александр Петрачков, "Хвиля"

Нищие в Брюгге
Народ требует для себя прав. В нашем случае по большей части не гражданских, а социальных, и даже просто материальных. Но прав ли народ?

Одно из слабых мест демократии, даже формальной, это тирания большинства, которая не лучше тирании меньшинства. Пророки древности транслировали в общество послания от Бога, и не боялись обличать власть. «Покайся, прелюбодей!», говорит царю Давиду пророк Нафан, и царь смиренно каялся. Но намного больше смелости требуется для обличения гораздо более свирепого тирана, народа. «Ненавижу, отвергаю праздники ваши и не принимаю жертв во время торжественных собраний ваших. Покайтесь!», обличает народ пророк Амос. И даже народ не посмел восстать против него.

Мы долго осуждали власть, олигархов, чиновников, бандитов и силовиков, теперь пришел черед «народа». В нашей общественной традиции сложилось называть народ «творцом истории», «гласом божьим» и сетовать на ущемление его «естественных» прав власть имущими. С другой стороны, хватает обвинений и в адрес самого народа: ему не ведом дух свободы, он нелюбопытен и ленив. Но только ли в субъективном непонимании и неприятии «духа свободы» дело?  Для ответа на этот вопрос нужно сделать экскурс в историю европейской свободы.

Европейская западная цивилизация, это цивилизация прежде всего городская, выросшая преимущественно на идеях протестантской реформации. Вольные самоуправляющиеся города, как административные, торгово-промышленные, финансовые, интеллектуальные, культурные и религиозные центры, явили собой основу феномена современного Запада. Находясь на пересечениях торговых коммуникаций, города стали накопителем всех видов капитала и источником прогресса. В городах церкви соседствовали с университетами, ремесленные мануфактуры с торговыми биржами, и органы самоуправления с театрами. В самоуправляющихся городах стало возможно развитие права, они стали центрами инноваций, и благодаря накоплению избыточного продукта и разделению труда стало возможным появление «праздного класса», людей свободных профессий: ученых, изобретателей, инженеров, мыслителей, интеллектуалов, артистов, писателей, художников, архитекторов и священников, носителей духа инноваций, знаний и культуры.

В отличие от аграрной цивилизации, в которой земля, животные, полезные ископаемые и рабы это природные ресурсы «от Бога», городское мануфакткрно-промышленное производство изделий человеческого ума и труда, породило частную собственность и современное право, связанное с ней. Сельским жителям не ведомы понятия частной собственности, денег и права, а горожане не могут без них жить. Городские университеты стали центрами науки, культуры и инноваций. Сегодня многие города стали мегаполисами, центрами постиндустриального уклада, в котором стало развиваться право на интеллектуальную собственность, не имевшее такого значения даже в промышленную эпоху. Таким образом, можно резюмировать, что развитая городская агломерация, свободная от диктата централизованного государства, есть источник «духа» свободы, инноваций, знаний, культуры, богатства и права. «Пятым элементом» городской цивилизации является элита, воплощающая собой союз силы, ума и денег, создатель и носитель всех видов капитала. Преемственность элиты обеспечила на Западе развитие всего общества.

Что мы видим в Украине? Украина, кроме того, что исторически является частью ретроградной византийской православной культуры, была и до сих пор остается преимущественно сельской страной. В которой все индустриальные и городские новостройки были искусственными «зомби» без души, без духа свободного предпринимательства. Сельская цивилизация по определению традиционная, архаичная и застойная, склонная к централизации и загниванию, враждебная развитию и прогрессу. Классический исторический пример: древний Египет и Китай, в которых плодородные почвы, дающие богатый урожай, стали тормозом на пути инновационного развития. А. Арестович вообще считает, что в основе украинских ментальных кодов лежит пространство степи и фигура казака, которые являются «национальными архетипами» Украины, и в которых нам следует искать источник позитивных образов будущего. Но какое отношение имеет символ кочевого уклада к цивилизации, к которой он наоборот глубоко антагонистичен и враждебен? Чингисхан хотел сравнять с землей китайские города, чтобы освободить пространство для кочевых стойбищ, и его потомку Батыю во многом удалось сделать это на Руси. Уничтожение городского уклада привело к доминировании сельского на нашей территории, последствия чего мы пожинаем до сих пор.

Вместо продолжения бессмысленного «радения о народе», нам следовало бы в первую очередь сосредоточиться на всестороннем стимулировании своей национальной элиты: интеллектуальной, научной, технологической, финансовой, политической и культурной. А так же на современных кластерах развития, живущих в условиях самоуправления, способных аккумулировать капитал, создавать инновации, генерировать новые прогрессивные классы, и свободных от любого «унитарного» диктата центральной власти. Как бы нам не хотелось, но в данных условиях нельзя помочь народу выбраться из мрака невежества, бесправия, отсталости и бедности, без современной инфраструктуры, капитала и избыточного продукта. Народ может требовать для себя все, что угодно, но мы должны зрить в корень, и прежде, чем собирать урожай реформ, сперва заложить основы для их реализации. Инвестировать в первую очередь в национальную элиту и ключевые точки роста, обладающие ключевыми конкурентными компетенциями в 21 веке.

В основе прогресса лежит истина, которая постигается не решением большинства, а открытиями научных исследований и откровением напряженных усилий разума и душевных сил. Что всегда было, есть и будет уделом активного меньшинства, ведущего за собой пассивное большинство. Нет элиты, центров развития, инноваций, капитала и доходов, нет и свободы, прав и благ для народа. Давайте не требовать от народа невозможного, потому что в данных условиях ожидать от него способности осознать ценность «духа свободы» равносильно тому, чтобы пытаться ловить рыбу в Аризонской пустыне. Нельзя требовать от отсталого народа мудрости и ответственности. Так же как нужно понимать, что дать неподготовленному народу сразу всю полноту знаний и свободы есть вершина безответственности. Пускай народ эволюционно дозревает до цивилизации, подтягиваясь за элитой. Которую нужно выращивать и воспитывать, а народу следует не позволять считать себя «пупом земли», имеющим все права по факту самого своего существования. И прежде всего самим не обманываться на счет народа, его прав, способностей и возможностей. Требуя пока еще никем не созданных прав, народ не прав.




Комментирование закрыто.