5%, которые могут спасти Украину

Валерий Столяров

{advert=1}

Перелистывая историю, находишь данные как европейские рабочие под руководством профсоюзов и социалистических партий десятилетиями с помощью демонстраций, забастовок отстаивали свои права и добивались постепенного улучшения своего уровня жизни. У нас в странах бывшей Российской империи все происходило по-другому. Народ накапливал злость, молча и без особых эмоций, потом что-то лопалось, и начинался «бунт жестокий и беспощадный». Самое обидное, что спонтанный бунт имел стихийно-разрушительный характер, без конкретных целее и задач. Народ стремился просто разрушить то, что было его раздражителем.

Очень интересно для понимания данного вопроса обратиться к народному фольклору. Вспомним некоторые поговорки, ну например: «Пока гром не грянет, мужик не перекреститься» «Будет сидеть, пока жареный петух в зад не клюнет», аналогичных примеров можно еще найти, но смысл понятен. Народ, до последнего момента, сидит и ждет, что само собой рассосется. Думать о плохом не хочет. У него от этих мыслей начинает болеть голова и портиться настроение. Часто в беседах с вполне адекватными, далеко не бедными людьми затрагивал темы происходящих в экономике событий. С анализом текущей ситуации соглашались все. С прогнозом на будущее, исходя из принятого анализа, соглашаться, не хотели, причем в качестве аргумента говорили, что ведь, раньше жили хорошо, и так должно быть и далее. Понимать, что жизнь меняется стремительно и опыт вчерашнего дня в завтрашней реальности скорее зло, чем благо, не хотели. Да, с ухудшением жизни в последние годы соглашались, не видели перспектив улучшения ее в будущем, но по непонятным причинам свято верили, что должно быть все хорошо. «Женщина» вера, наверное, самая живучая из всех и умирает последней вместе со своим носителем. Людям очень тяжело жить, не видя хорошего впереди, даже умирая, мы пытаемся разглядеть свет в конце тоннеля. Теряя веру и надежду, человек неминуемо входит в депрессию и уныние. Но как, в таком случае, заставить людей поднять глаза и посмотреть в, прямо скажем невеселое будущее и не напугать их, а заставить задуматься и действовать?

{advert=2}

Были два интересных исторически факта, которые хочется привести в качестве иллюстрации своих мыслей. Первый взят из воспоминаний фронтовика, который молодым пареньком 18 лет был призван и проходил военную подготовку в Ленинграде летом 1941 года. Он описывал город в июле- августе 41-го, как тихий и спокойный. Да где-то далеко шла война, но она была далеко и казалась, не могла повлиять на обычную городскую жизнь. По выходным люди гуляли в парках, детишки веселились, в квартирах делались ремонты, все было, как и многие годы до того. Опыт прошлых лет говорил людям – все будет хорошо, как и прежде. Через три года в живых остался только каждый четвертый. И как приговор людской беспечности и нежеланию задуматься о будущем, звучали строки из дневника маленькой девочки Тани Савичевой: «…Савичевы умерли все…».

Но человеческая психика не может долго держать в памяти такие вещи, она стремится вычеркнуть и забыть, иначе жизнь становится тяжелой. Поэтому имеем следующую мудрость, «история учит лишь тому, что она не чему не учит».

Второй факт я прочитал на сайте «Хвиля», где Ю. Романенко публиковал выдержки из дневника полковника СС. Этот полковник, если честно, не помню его фамилию, да это и не принципиально, писал о том, что при массовых расстрелах в гетто 95% шли на расстрел без сопротивления, как скот на убой, но 5% обязательно ускользали от расправы, и в дальнейшем убить этих людей было очень сложно.

Наверно так устроена человеческая психика. Люди не помнят плохого опыта, верят только в хорошее, смотрят на завтрашний день исключительно через положительный опыт вчерашнего дня. И оперировать можно только к тем 5% населения, которые могут, не боясь увидеть плохого, заглянуть в завтрашний день, понять проблемы и начать действовать уже сегодня. К тем, кто не делал ремонт в ленинградской квартире в августе 41-го, а вывез свои семьи и близких в глубокий тыл. Уверен, были и такие, только о них не любят говорить. Ведь «нет пророка в своем отечестве». И приди такой человек к любому жителю, среднего достатка, например начальнику отдела или какому-нибудь инженеру (по нашим меркам представителю среднего класса) Ленинграда в августе 41-го и спроси: «Вася, скоро фронт будет близко, ты свои семьи спасать, вывозя в тыл, будешь или нет?». То в лучшем случае, его бы послали, объяснив, что сегодня другие задачи, вроде того, что надо потолок побелить или в худшем случае сдали бы как провокатора в НКВД.

{advert=3}

Хватит ли силы воли и желания у 5% активного населения страны не просто спастись самим, в этом я не сомневаюсь, а помочь остальным 95% перейти в новое качество с минимальными потерями вопрос. Хочется верить в лучшее.




Комментирование закрыто.