Реформа медицины: Возвращение в прошлое

Виталий Скороходов, для "Хвилі"

Земская реформа 1864 г. привела к рождению земской медицины, получившей весьма широкое распространение в лечении сельского населения.  На тот момент это было позитивным явлением. Помещики на местах решали, быть ей или нет, определяли форму медицинского обслуживания крестьян, осуществляли найм врачей и фельдшеров, устанавливали им должностные обязанности и должностные оклады. Каждая община содержала своего врача, который оказывал необходимый минимум медицинской помощи: вскрывал гнойники, сопоставлял переломы, принимал сложные роды, лечил терапевтические и инфекционные заболевания, проводили прививки.

Причем стоит отметить, что зарплата у земского врача была сопоставима с государственными чиновниками высшего ранга, что-то около титулярного советника, для населения это обходилось в небольшие ежегодные взносы. Следует подчеркнуть, что по утверждению А.В. Петрова, земская медицина была «паллиативом» в истории отечественного здравоохранения, убедительно показав свою несостоятельность в решении принципиальных вопросов здравоохранения нации. Интересно отметить, что на такой важнейший показатель в жизни нации, как смертность, за четверть века земская медицина не оказала никакого влияния: по статистическим данным первой половины XIX века, она составила 32,5—35,7 промилле, а по материалам Центрального статистического комитета за период с 1867 по 1891 г.—35,5 промилле.

Земские врачи не в состоянии были проводить широкую профилактическую работу, бороться с эпидемиями, проводить серьезные оперативные вмешательства.  Тогдашнее правительство в прививках, дезинфекции и других лабораторно-технических мероприятиях  увидело сравнительно дешевое средство, которое можно было, ссылаясь на научные авторитеты, противопоставить социально-гигиеническим требованиям, более дорогим и политически опасным для привилегированных слоев.

Аналогичная картина наблюдается в современном украинском здравоохранении. Имеется четкая тенденция, при нехватке бюджетных средств на медицину, переложить все ее финансирование на плечи простых людей, а заложниками ситуации сделать семейных врачей. Бесспорно, легче создать тысячи амбулаторий семейной медицины, в которых врач с одним стетофонендоскопом и аппаратом для измерения артериального давления, будет вынужден оказывать медицинскую помощь и детям и старикам, чем развивать и финансировать многопрофильные стационары. Современные украинские князья и помещики, особенно с началом продажи земли превращаются в феодалов, единолично решающих в своих вотчинах проблемы местной медицины, и то, кому жить, а кому умирать.

Сокращение ЦРБ и закрытие участковых больниц, неизбежно приведут к росту смертности, особенно среди наиболее незащищенных слоев населения.  И если для жителей городов проблема семейного врача не стоит так остро, всегда можно обратиться, хотя бы за деньги к другому специалисту, то в сельской местности население будет полностью зависеть от квалификации своего доктора. Общеизвестным является факт, что медик должен учиться всю жизнь, овладевая знаниями современной фармации, новыми методиками лечения.  Но не секрет, что для этого необходима литература, Интернет, общение с коллегами, и все это требует немалых финансовых ресурсов.

Обязательные курсы повышения квалификации перед аттестацией не могут заменить ежедневной работы над собой!!!

В условиях жизни в селе многие врачи очень быстро деградируют и опускаются до уровня фельдшера, так как не имеют мотивации для своего профессионального роста. В итоге, через несколько лет работы дипломированный врач превращается в нечто среднее между фермером и фельдшером. Создание территориально-медицинских объединений (ТМО), которое рекламируется, как альтернатива сегодняшним больницам,  приведет к тому, что люди, которым необходима специализированная медицинская помощь, просто будут от нее отказываться, по той простой причине, что при своих доходах ездить из отдаленного села в крупный районный или областной центр, для них будет непосильным. Да многие элементарно не доедут туда живыми по нашим дорогам и нашими «скорыми». Таким образом, будет достигнута главная цель, стоящая перед нашим государственным руководством – сокращение нетрудоспособного населения, чему в немалой мере будет способствовать и повышение пенсионного возраста.

Пока ты еще в состоянии приносить прибыль – работай, как только пришла пора выйти на заслуженный отдых можешь умирать без надлежащей медицинской помощи.

Полигон

Еще одна серьезная неприятность, которая ожидает простых украинцев, и о которой упорно молчат наши медицинские чиновники, это превращение Украины в полигон для испытаний медицинских препаратов и вакцин.

Дело в том, что любой новый лекарственный препарат должен сначала пройти испытание на животных, а потом на людях, лишь при подтверждении отсутствия серьезных негативных последствий он может быть допущен к широкому применению в клинической практике. Вероятно, люди старшего возраста помнят прогремевшую в прошлом веке талидомидовую трагедию. Лекарственное средство назначалось женщинам для устранения утренних приступов гестоза в первой трети беременности. Именно в этот период происходит формирование конечностей зародыша. В результате эти женщины рожали детей с деформированными или отсутствующими конечностями. Примерно половина этих несчастных детей умерла, но при этом в мире осталось около 10 тысяч уродов! Все закончилось выплатой компенсаций жертвам ужасного медицинского эксперимента.

Доказано, что побочные реакции от лекарств возникают у 10-20% стационарных пациентов. Например, в США серьезные побочные эффекты регистрируются ежегодно у 2,1 миллиона больных и являются четвертой по частоте причиной смерти! Количество жертв лекарственной терапии в три раза превышает число погибших в дорожно-транспортных авариях! И это при том, что в США почти все лекарства отпускаются по рецепту. По данным отечественной статистики, побочные действия лекарств испытывает на себе каждый двадцатый гражданин Украины. По словам специалистов, в неофициальной статистике этот процент гораздо выше.

Все помнят недавний случай смерти мальчика после вакцинации от кори и краснухи. Конечно, эксперты ВОЗ доказывали, что никакой связи между вакциной и смертью подростка нет, но даже самому тупому понятно, что не будь этой вакцинации, ребенок продолжал бы жить. Вообще такая вакцинация в подростковом возрасте вызывает очень много вопросов. Нужна ли она нам – очень сомнительно, но вот то, что она нужна производителям вакцин это, несомненно. Сама вакцина была произведена на азиатском генетическом материале и несертифицировано попала в Украину, где в принудительном порядке началась массовая иммунизация школьников. Заместитель главного санитарного врача, с разрешения которого вакцина попала в Украину, по этому поводу находится под следствием, только умершего мальчика уже не вернешь его родителям. А теперь представьте, сколько смертей еще могло произойти, не возмутись общественность проведением этих прививок.

Зарубежные фармацевтические фирмы нуждаются в испытании новых препаратов на людях. В цивилизованных странах это очень кропотливый процесс, а исследования на детях запрещены полностью. Именно поэтому на многих препаратах можно увидеть надпись – не применять у детей до 3-х, 12-и лет. Эта проблема решается путем проведения клинических испытаний лекарств в развивающихся странах Азии и Африки. Заплатив несколько сот долларов старосте деревни, фармфирмы получают возможность изучать побочные действия и эффективность препаратов на людях, зачастую и на детях. Но дело в том, что испытания, проведенные на чернокожих или азиатах, могут не совпадать с действием лекарств на европейцев, в силу генетических особенностей.

В США и Европе врач, получающий от 50 до 150 тыс. долларов в год, никогда не станет рисковать своим местом и репутацией, проводя испытание медикаментов на своих пациентах. Другое дело Украина, где годовая зарплата доктора колеблется от 1300 до 3000 долларов. Вполне вероятно, за несколько тысяч долларов найти врача, который будет проводить клинические испытания необходимых лекарств. Да и наши министерские чиновники, за более кругленькую сумму, пропустят эти препараты в страну и даже обеспечат им массовое тестирование.

К тому же обнищавшее население ухватится за любую возможность получить бесплатное лечение, а информировать людей, о том, что на них проводятся испытание, вряд ли кто станет. Да и любая мать, у которой нет денег на лечении своего тяжело больного ребенка, ухватится за соломинку в надежде сохранить ему жизнь.

Таким образом, всеобщее обнищание украинцев, сокращение доступности медицинской помощи превращают нашу страну в идеальное место для крупных фармацевтических центров испытывать на наших людях новые медицинские препараты, не особо опасаясь за нанесение ущерба здоровью населения и многомиллионные судебные иски.




Комментирование закрыто.