Как наука отдала будущее манипуляторам

sur140

Во время любого кризиса и при любой смене власти СМИ заполоняют различного рода прогнозы и предсказания. Проводятся круглые столы и конференции, посвященные оценке<span> </span>рисков и перспектив. Не зависимо от сделанного выбора, людям хочется знать будущее, и сезонное оживление спроса на прогнозы вполне естественно. Но в последнее наблюдается явное смещение от научного прогнозирования к предсказаниям, основанным на мистике или в лучшем случае на экспертном мнении.

Научное прогнозирование, основанное на той или иной концепции или модели, с заранее известной, как у прогноза погоды погрешностью часто уступает место манипулятивным технологиям основанным на мистике. Почему я называю астрологов, гадателей, предсказателей и прочих контактёров с иными мирами и высшими силами манипуляторами?

Во-первых, потому, что никогда не видел даже попыток с стороны современных «танцоров с бубнами» проанализировать свои предыдущие предсказания и обнародовать их погрешность.

Во-вторых, потому, ряд раскрученных имён являются проектами спецслужб по манипулированию общественным мнением основанному на формировании массового ожидания будущего выгодного заказчику.

Что бы доказать это достаточно вспомнить, что прогноз является не только средством экспериментальной проверки теоретических концепций в области долгосрочных процессов общественного развития в самых разных областях, но и мощнейшим средством влияния на подсознание потребителя и избирателя.

Люди не могут долго ни кому не верить. Поэтому, в условиях, когда резко снижается доверие к традиционным авторитетам и институтам общества неизбежно резко повышается интерес и доверие к астрологам, предсказателям и прочим мистикам. Нужно быть очень наивным, что бы полагать, что этим сразу же не воспользуются спецслужбы и прочие манипуляторы. Как говорил классик жанра Геббельс: «Мы добиваемся не правды, а эффекта!». То, что в итоге прогноз сбывается с точностью до наоборот никого не волнует – планируемый манипулятивный эффект то был достигнут.

Но критиковать гадалок, астрологов и прочих чревовещателей язык не поворачивается, глядя на то, как наука, сама и добровольно сдала будущее манипуляторам.

В отличие от них, ученые не могут просто так изрекать истину. Даже самые известные и авторитетные из них не могут. Они живут в мире предположений, гипотез и теоретических концептов. Все прогнозы и тем более рекомендации строятся на концепциях и моделях, описывающих рассматриваемые процессы с известной погрешностью. На первый взгляд, может показаться странным, но учёных, изучающих междисциплинарные процессы долгосрочного развития общества практически не осталось. Поскольку не осталось концептов и теорий удовлетворительно описывающих современные события. Судите сами, какая концепция прогнозировала разразившийся экономическийкризис?

Понятно, что не концепция устойчивого развития, которую можно смело сдать в макулатуру вместе с кучей званий должностей полученных на её обосновании. Понятно, что не разрабатывавшиеся десятилетиями теории постмодерна и постиндустриального общества, которые на поверку оказалось абсолютно иными, чем от них ожидали. Понятно, что не предположения о грядущей экономике знаний, с возможными скачками через технологические уклады и приоритетном ускоренном развитии наукоёмких отраслей экономики.

Когда поняли, что в сухом остатке теоретических наработок ничего остаётся, то вспомнили о марксизме и о классическом кризисе капитализма, который мы якобы наблюдаем. В Украине в частности вспомнили те, кто в советские времена его восхвалял, а затем не менее вдохновлено клеймил, выполняя социальный заказ и попутно зарабатывая звания должности и научный авторитет. Но толкование наблюдаемого кризиса как классического циклического кризиса капитализма имеет столько не стыковок, что прогнозировать развития кризиса на его основе не берутся даже его сторонники.

Оставшись без концептуального обоснования межотраслевого, цивилизационного уровня, специалисты с рациональным мышлением поневоле переместились с научной парадигмы на позицию экспертную. Каждый комментирует происходящее в рамках своей отраслевой специализации в меру своей интуиции и квалификации. Но поскольку события явно выходят за рамки любого отраслевого анализа то результаты экспертного подхода не удовлетворительные. Отсюда и множество диаметрально противоположных прогнозов разных экспертов с крайне высокой и заранее неопределённой погрешностью. Доходит до смешных крайностей. С одной стороны лучшим прогнозистом считается не тот, кто делает наиболее точные прогнозы, а тот, кто наиболее аргументировано объясняет, почему его самые правильные и квалифицированные прогнозы регулярно не сбываются. Наиболее известный пример из этой серии это прогноз премьера о том, что финансовый кризис не коснётся Украины, сделанный за пару недель до его начала. С другой стороны, грустно смотреть на некоторых наших обремененных должностями и званиями экспертов, которые либо зациклились на старом, не видя происходящих кардинальных изменений, сметающих привычные стереотипы, либо в прогнозах слишком прозрачно лоббируют свои карьерные, политические или бизнес интересы. Понятно, что доверия к ним никакого.

Ещё одним перекосом преобладания экспертного подхода является непомерное раздувание экономической составляющей происходящих кризисных событий.

Это можно было как-то понять, пока кризис был сначала ипотечным, затем финансовым. Но сейчас, когда в научно-технологической, социальной, культурной, военной, геополитической и других сферах происходят не менее значимые процессы, чем в экономической, любой анализ только экономических процессов заранее обречён на провал. Кстати, наиболее профессиональные и не за ангажированные экономические эксперты прекрасно это понимают и свои прогнозы и рекомендации по нескольку раз сопровождают фразой: «при прочих равных условиях». Сейчас, когда речь идет о перспективе более, чем на квартал эта поправка становится ключевой! В условиях всё более выходящего за экономические рамки кризиса, возникающая из-за не учёта не экономических процессов погрешность, делает любой экономический анализ на среднесрочную перспективу даже самый профессиональный и непредвзятый, практически бесполезным.

В результате этих недостатков экспертного подхода, современные экономические эксперты всё больше напоминают, которые генералов готовятся к предыдущим войнам. Только вместо предыдущих войн они сосредотачиваются на прошедших и уже не актуальных рисках и угрозах, на отживших своё стереотипах. Например, в числе основных рисков на 2010 год рассматривались вероятность каскадного банкротства банков и проблемы с государственным дефицитом и обслуживанием внешнего государственного долга. Но переход от дефляционного сценария развития кризиса к инфляционному делает эти угрозы уже не актуальными. Относительно стабильности финансовой системы это во многом очевидно уже сейчас. Какая же реакция тех, кто прогнозировал рост обменного курса $ к гривне на уровне 20-25 гнр/$ к апрелю 2009 года и дефолт в мае прошлого года? Тех, кто в сентябре прогнозировал курс на конец декабря 2009 года на уровне 12 гривен за доллар.

Реакции почти никакой — они по-прежнему прогнозируют, причем зачастую те же тенденции. Стоит ли после этого удивляться потере доверия к оценкам и прогнозам, как ряда экономических экспертов, так и ведущих мировых рейтинговых агентств.

Между тем, на мой взгляд, потенциал научной парадигмы далеко не исчерпан.

По мере развития кризиса, по мере по мере его выхода за рамки экономики становится очевидно, что это не экономический, а цивилизационный кризис. Для его описания нужна концепция не отраслевого, а цивилизационного уровня. Нужен другой язык описания долгосрочных комплексных процессов. Образно говоря необходимо приблизить методологию прогнозирования цивилизационнных процессов долгосрочного развития к прогнозированию погоды, основанному на математических моделях, которые способные делать прогнозы с заранее известной погрешностью. Это позволит перевести анализ и прогноз из экспертной плоскости в научную, где прогнозисты не высказывают своё мнение, а лишь интерпретируют результаты математического моделирования. Тогда конкуренция будет происходить не между отдельными экспертами или аналитическими центрами, а между моделями.

Насколько научный подход может быть более эффективным, чем экспертным можно судить уже сейчас.

Завершилось прогнозное время комплексного пятилетнего прогноза «Пятилетка Ющенко».Как и большинство моих прогнозов, этот прогноз не был экспертным. Его концептуальным основанием является Модель развития технологической цивилизации. Желающие могут найти его в сети и самостоятельно сделать вывод о точности, как прогноза, так и разработанного мною метода анализа.

Что касается моей собственной оценки, то, не вдаваясь в цифры, можно сказать, что с одной стороны очевидны все ошибки, неточности и даже, неизбежное старение самого языка описания. Возможностей для совершенствования хватает. В тоже время это наиболее точный среднесрочный по Украине, среди сделанных тогда прогнозов, не только местных, но и в ведущих мировых аналитических центров. Также хочу акцентировать внимание на том, что 5 лет это предельно малый срок для цивилизационного прогнозирования. Модель развития технологической цивилизации позволяет прогнозировать на века вперёд. Поэтому пятилетний срок для него находится на границе погрешности. Представляется что, сделанный 30-35 летний прогноз под названием «Вторая Тридцатилетняя война» будет иметь существенно меньшую сравнительную погрешность. Конечной целью создания и корректировки моделей является приближение точности комплексного долгосрочного прогнозирования к точности прогнозирования погоды. Однако, как и в случае с прогнозированием погоды, важна не только низкая погрешность прогноза, но и стабильность этой погрешности. Понятно, что экспертный не концептуальный подход не может обеспечить стабильность погрешности прогнозирования. Он слишком зависим от состояния интуиции эксперта во время анализа и прогнозирования и от личной финансовой или политической заинтересованности эксперта.

Подводя итог можно сделать ряд выводов:

· Пока не доказано обратное, нет никаких оснований утверждать, что наблюдаемый кризис имеет экономическую природу и дальше будет развиваться преимущественно в экономической сфере.

· Оснований утверждать, что дно мирового кризиса уже достигнуто нет

· Начало преимущественно экономической фазы кризиса достаточно точно прогнозировали целый ряд ведущих экономических экспертов. Но в силу ограничений экспертного похода они не могут прогнозировать возможный резкий выход кризиса за преимущественно экономические рамки.

· Возможности естественнонаучного, а не экспертного метода в изучении комплексных длительных процессов цивилизационного развития далеко не исчерпаны.

Это полный авторский вариант статьи, в сжатом виде опубликованной в еженедельнике «Киевский телеграф» 30 апреля 2010 года




Комментирование закрыто.