Последнее противостояние в Палестине: начало новой игры?

Иммануил Валлерстайн

Весь мир наблюдал за последним жестоким столкновением между Израилем и палестинцами. Затаив дыхание, все следили за тем, как президент Египта Мухаммед Мурси выступил посредником в до сих пор длящемся перемирии. И все, кроме израильтян, похвалили Мурси за то, что он добился этого нелегкого перемирия.

Что это значит? А то, что нам необходимо найти ответы на вопрос о том, чего именно каждый из четырех главных переговорщиков – премьер-министр Израиля Нетаньяху, президент США Обама, президент Египта Мурси и лидеры ХАМАСа – хотели добиться.

Давайте начнем с Нетаньяху. У него на носу выборы и он хочет великой победы. В данный момент он не может бомбить Иран, но он очень хотел повернуть внимание в сторону Ирана и отвести взгляды от Палестины. Таким образом, он разыграл обычную внутреннюю националистическую карту – ударил по террористам из ХAMAC. А Соединенным Штатам лучше поддерживают нас на все 100 %, а не то мы и по Ирану бомбанем. Прямо сейчас.

Но он столкнулся с неожиданной проблемой. ХAMAC, оказался несколько более сильным в военном отношении чем в прошлом: в этот раз они стреляли ракетами по Тель-Авиву и Иерусалиму. Да, эти ракеты были успешно перехвачены благодаря новой тактической системе ПРО «Железный купол», переданной израильтянам Соединенными Штатами. Но это было военным предупреждением на будущее. Кроме того, именно Израиль, а не ХAMAC обвиняют во всем мире (а что наиболее важно – в Западной Европе) в том, что именно он начал эту последнюю войну. Производилось давление, которое грозилось только усилиться. Таким образом, Нетаньяху в действительности отступил и согласился на перемирие, условия которого содержали положения (по крайней мере, на бумаге), на который Израиль прежде никогда не бы не согласился.

Как насчет Обамы? Эта война была последней вещью, в которой он нуждался. Он находится в эпицентре главного политического противостояния Соединенных Штатов и был очень чувствителен к темам военных обязательств США за границей. Но, конечно, он должен был поддержать Израиль в Совете Безопасности ООН. А что он еще попытался сделать? Очень просто: попробовал остаться вне конфликта. Он послал госсекретаря Клинтон в Израиль, где та при всем честном народе поручкалась с Нетаньяху. Потом она отправилась в Рамаллу, чтобы сказать президенту Палестинской Автономии Аббасу, что Соединенные Штаты все еще поддерживают идею двойной государственности. Проблема-то была в том, что Аббас и Палестинская Автономия не были игроками в этой перебранке… И конечно, она не смогла попасть в Сектор Газа, чтобы посредничать в перемирии, потому что Соединенные Штаты официально считают ХAMAC террористической организацией. Таким вот образом Обаме и Клинтон удалось показать всему миру, что мало того, что Соединенные Штаты не были незаменимыми в этом конфликте, но и более того, в них там даже и не нуждались.

Для Египта же это был настоящий «экшн». Мурси хотел сделать две вещи. Во-первых, он хотел показать, что Египет является незаменимым государством, по крайней мере на Ближнем Востоке. И во-вторых, он хотел перевести мировое внимание с Ирана и Сирии на Палестину. Он полностью достиг первой задачи и в значительной степени достиг успеха во второй. Между прочим, заметьте, как тихо вела себя Саудовская Аравия была во время всех этих событий. Она тоже начинает выглядеть менее значимой.

Западный мир теперь думает, что Mурси потерял эту победу благодаря внутренним указам, которые он издал несколько дней спустя после перемирия. И правда, теперь ему активно противостоит объединенная оппозиция и половина страны. Но кто та половина Египта, которая выступает против него? Это разношерстный союз, состоящий из молодых людей, которые являются подражателями молодежных восстаний 1968 года, традиционных, ориентированных на рынок либералов, националистов-нассеристов, леваков, и групп, представляющих остатки режима Мубарака.

Обратите внимание, что все эти оппозиционеры так или иначе декларируют приверженность ценностям Запада. Тогда как Мурси обращается к местным арабо-мусульманским ценностям, которые всегда исповедовали «Братья-мусульмане». Мурси пытается во внутренней политике повторить то, что он сделал на международном уровне.

Египет, а не Соединенные Штаты, должен быть посредником. А в Египте должен главенствовать шариат (даже если это будет light-версия шариата). И такой вектор развития имеет широкую поддержку.

Что касается ХAMACа, то он празднует. Израиль оказался вынужденным пойти на соглашение с ним. Он отбросил Аббаса на обочину. Соединенные Штаты будут теперь вынуждены вести переговоры и с ними также. Они очень оптимистично смотрят в будущее.

Источник: iwallerstein.com

Перевод: Сергей Одарыч, «Хвиля»

 


Загрузка...


Комментирование закрыто.