Закон о запрете тоталитарных символов будет отменен в Европейском суде по правам человека

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества, для "Хвилі"

Ленин

Парламент принял Закон Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды из символики». Более контрреволюционного и реакционного закона со времени Революции Достоинства сложно себе представить. Он направлен не только против основополагающих демократии свобод, но и создает угрозу существованию самой украинской государственности. Поэтому президент Порошенко должен или наложить на него вето или закон отменят через решение Европейского суда по правам человека.

Опыт соседей

Декоммунизация – это не ноухау наших «младореформаторов». В некоторые странах Центральной и Восточной Европы были приняты законы, запрещающие использование коммунистической символики или коммунистическую пропаганду, и установлены санкции для политических партий, использующих эти символы. Так, в течение последних двух десятилетий несколько стран из этого региона приняли законы, которые осуждают бывшие режимы и признают их незаконными или преступными.

Чехословакия в 1991 году установила в Уголовном кодексе (§ 260) уголовное наказание для лиц, которые «поддерживают и способствуют движениям, демонстративно высказывающихся за упразднение прав и свобод граждан или распространение национальной, расовой, классовой или религиозной вражды». Впоследствии Конституционный суд страны признал эту норму неконституционной, мотивируя тем, что «полное запрещение поддержки или пропаганды фашизма или коммунизма является несовместимым с принципом конкретного регулирования уголовного закона», поскольку «в таком случае фашистское или коммунистическое движение не было бы определено должным образом». Конституционный суд признал, что коммунистическая идеология, кроме идей насильственного осуществления государственной власти, может распространять и демократические идеи.

Венгрия в 2000 году внесла в Уголовный кодекс уголовное наказание за использование фашисткой и коммунистической символики, таких как серп, молот или красная звезда. Впоследствии, в 2008 году, рассматривая дело Важнай против Венгрии (№ 33629/06), Европейский суд по правам человека осудил Венгрию за нарушение свободы выражения мнения в связи с применением уголовного наказания к одному члену партии за прикрепление к одежде коммунистического символа во время публичной демонстрации. На тот момент заявитель являлся заместителем председателя Рабочей партии (левая политическая партия, зарегистрированная в 2003 году), и был осужден за ношение красной звезды на одежде и пропаганду, таким образом, этого символа и незаконной организации. ЕСПЧ, хотя нарушение права заявителей на свободу выражения мнения может быть оправдано попыткой национальных органов защищать правовой порядок, учитывая напряженную политическую ситуацию в стране на момент совершения поступка, уголовное наказание примененное к ним, – четыре года тюремного заключения – по характеру и тяжести было несоразмерным правомерной цели, которая преследовалась их осуждением. Европейский суд установил, что по отношению к заявителям внутренние судебные инстанции вышли за рамки ограничения свободы выражения мнения.

    По этому же делу ЕСПЧ подчеркнул, что при любом запрещении использования коммунистических символов следует принимать во внимание множественность значений большинства символов. Он отметил, что в случае Важнай была поставлена под сомнение законность запрещения использования коммунистической символики и признал раздел 269Уголовного кодекса «недопустимо широким» (§ 56), но не сделал ни одной ссылки на серп и молот. Несмотря на это, ЕСПЧ отметил, что «знаки или образы, по которым можно различить идеи, личности или события с целью установления связи между знаком и идеями, лица или события, ставшие символами на основании их общих черт» (Венгрия, р.18), символы по своей природе вызывают различные толкования и ассоциации.

    В ноябре 2011 года ЕСПЧ установил другое нарушение ст.10 Конвенции этим законом по делу Фратаноло против Венгрии, суть которого состояла в публичном ношении красной звезды членом одной из левых партий Венгрии. 19 февраля 2013 года Конституционный суд признал неконституционным запрет использования символов тоталитарных фашистских и коммунистических режимов, установив, что были нарушены принцип правовой определенности и свобода выражения мнения.

    На основании этого постановления в апреле 2013 г. венгерский Парламент проголосовал за новую редакцию закона, после того, как внес изменения технического порядка, с тем, чтобы привести его в соответствие с принципом конкретного регулирования, на который указал ЕСПЧ, рассматривая дело.

В 2008 году Литва ввела административные санкции, а с 2010 года и уголовные санкции за публичную поддержку, отрицание или значительное умаление международных преступлений, преступлений, совершенных Советским Союзом или нацистской Германией против Литовской Республики или ее жителей. 11 апреля 2013 года Парламент Литвы принял в первом чтении проект закона, предусматривающий запрещение использования, включая на памятных манифестациях, советской и нацисткой символики, а именно флага, герба, серпа, молота, советской красной звезды и нацистской свастики. Сейчас законодательство запрещает использование этих символов, за исключением памятных манифестаций. В настоящее время в Литве, в связи с этим запретом в судах общей юрисдикции находятся на стадии рассмотрения два дела.

В 2009 году Польша ввела уголовное наказание за публичную пропаганду фашистской или тоталитарной системы. Эти положения уголовного закона были оспорены в Конституционном суде Польши, который в 2011 году признал их неконституционными. Обосновывая свое решение, суд отметил, что положения Уголовного кодекса не соответствуют критериям применимости в контексте уголовного законодательства, их формулировка носит некорректный, неточный и нечеткий характер. Конституционный суд Польши подчеркнул, что оспариваемая статья, не имея конкретного характера, нарушает свободу выражения мнения. Суд сослался и на решения других стран, в частности, Венгрии, в связи с решением ЕСПЧ по делу Важнай против Венгрии.

Позиция «Венецианской комиссии»

12 июля 2012г. парламент Молдавии осудил тоталитарный коммунистический режим, действовавший в Молдавской Советской Социалистической Республике, и ввел запрет на использование в политических целях его символов — «серп и молот» и др., а также на пропаганду «тоталитарных идеологий».

С 1 октября 2012г. вступил в силу закон, который запрещает использование в стране в политических целях коммунистической символики «серп и молот». Согласно принятым молдавским парламентом поправкам в закон о партиях и в Кодекс о правонарушениях, за использование символа «серп и молот» в политических целях физическим лицам грозит штраф до 3 тыс. леев (240 долл.), юридическим лицам и партиям — до 10 тыс. леев (810 долл.). В том случае, если политические партии не исполнят требование о запрете спустя две недели после штрафа, их деятельность может быть запрещена.

Конституционный суд Республики Молдова обратился к Комиссии Совета Европы за демократию через право (Венецианская комиссия) за правовой оценкой этих ограничений.

В итоге «Венецианская комиссия» признала введенный властями Молдавии запрет на использование коммунистической символики противоречащим Европейской конвенции по правам человека.

«Венецианская комиссия» сообщила, что запрет коммунистических символов на территории Молдавии противоречит сразу нескольким статьям Европейской конвенции по правам человека (10 и 11 ст.), касающихся свободы выражения мнения и свободы собраний и объединений. Комиссия Совета Европы за демократию через право поделилась, что серп и молот не могут рассматриваться в Молдове исключительно в качестве символа коммунистического тоталитарного режима. По ее мнению, не прослеживается связь между существовавшей в прошлом тоталитарной коммунистической идеологией и символами серп и молот, которые Партия коммунистов Молдовы использует с 1994 г.

Партия коммунистов Республики Молдова участвовала с этой символикой во всех парламентских, президентских и местных выборах, а сейчас представляет собой крупнейшей оппозиционной партией. Венецианская комиссия полагает, что лишение кандидатов от коммунистов права участвовать в выборах под своим символом представляет собой посягательством на свободу ассоциации с партией, а запрет символики может привести к тому, что партия прекратит свое существование.

«Серп и молот не могут рассматриваться в Молдавии исключительно в качестве символов коммунистического тоталитарного режима, так как нет связи между существовавшей в прошлом тоталитарной коммунистической идеологией и символами Партии коммунистов (ПКРМ), которая использует серп и молот с 1994 года».

«Серп и молот были зарегистрированы в качестве символов ПКРМ и используются ею на законных основаниях. С этой символикой ПКРМ участвовала в шести парламентских, одних президентских и пяти местных выборах, а сейчас является крупнейшей оппозиционной партией, представленной в парламенте и не собирающейся насильственно свергать демократический конституционный порядок», — считает Венецианская комиссия.

Она расценивает запрет использования коммунистами своих символов на выборах как «посягательство на свободу собраний, право выбирать и быть избранным».

Комиссия не видит реальной или возможной угрозы восстановления в Молдавии коммунистической диктатуры и поэтому считает, что «запрет символики в качестве превентивной меры по защите демократии не может рассматриваться как насущная социальная потребность».

В заключении комиссии говорится, что закон о запрете коммунистической символики «следует признать неконституционным и отменить, поскольку в противном случае Молдавии не избежать очередного проигранного дела в Европейском суде по правам человека».

Венецианская комиссия и ОБСЕ/ODIHR отмечают: «Ограничения свободы выражения мнения и свободы объединения должны отвечать настоятельной общественной необходимости и быть соразмерными. При установлении ограничений государства пользуются свободой усмотрения, которая позволяет учитывать демократические ценности и исторический опыт. Свобода усмотрения отражает возможность государства в силу своего положения оценить в большей степени ситуацию в стране и решать, какие меры следует предпринять. В то же время государства должны учитывать значение защищаемого права и важность свободы политического выступления и объединения в политические партии. Венецианская комиссия и ОБСЕ/ODIHR подчеркивают, что согласно международным стандартам свобода выражения распространяется и на информацию или идеи, которые могут расцениваться как оскорбляющие, шокирующие и вызывающие раздражение».

Комментируя эту ситуацию, глава «Венецианской комисси» Джани Букиккио

подчеркнул, что Совет Европы считает крайне неудачной идею запрета в Молдове коммунистической символики. «Во многих странах компартии используют серп и молот. И я думаю, что запрещать серп и молот — это уже перебор. И вообще нельзя навязать отказ от символов», — пояснил глава «Венецианской комиссии».

В итоге Конституционный суд Республики Молдова принял Постановление Nr. 12

от 04.06.2013 «О контроле конституционности некоторых положений, касающихся запрещения коммунистической символики и пропаганды тоталитарных идеологий (Обращение № 33а/2012)», которым фактически признал неконституционным запрет коммунистической символики в Молдове. Нашим нардепам следует хотя бы внимательно прочитать этот документ, дабы не смешить европейцев своей некомпетентностью.

Выводы Европейского суда по правам человека

ЕСПЧ в своей юриспруденции установил, что политические партии представляют собой форму проявления свободы объединения, жизненно необходимую для надлежащего функционирования демократии. Суд отметил, что ввиду важности демократии в системе Конвенции по защите прав человека, не может быть сомнения, что политические партии подпадают под действие ст.11, как формы проявления права на свободу объединения.

Также ЕСПЧ отметил, что благодаря своей роли в общественной и политической жизни, политические партии – единственные формирования, которые могут прийти к власти в государстве – способны оказать влияние на государственный политический режим. Политические партии, приходя к власти, отличаются от остальных организаций, которые действуют в публичной сфере, проектами глобальной модели общества, которые они предлагают избирателям, и способностью осуществлять эти проекты (дело Партия процветания и другие против Турции).

ЕСПЧ выделил прочную связь, которая существует между свободой выражения мнения, гарантированной ст.10, и свободой собраний и объединений, защищаемой ст.11 Европейской конвенции. Эти свободы представляют собой признание общего права на «социальное выражение» в адекватных способах и формах, одна из них в виде ассоциаций или политических партий.

Согласно юриспруденции ЕСПЧ, защита мнения и свободы его выражения, по смыслу ст.10, составляет одну из целей свободы собраний и объединения, закрепленной в ст.11. Это в еще большей степени относится к политическим партиям ввиду их существенной роли в обеспечении плюрализма и успешного функционирования демократии (Единая Коммунистическая Партия Турции и другие против Турции).

Относительно ст.11 ЕСПЧ подчеркнул, что не может быть никакой демократии без плюрализма. Именно по этой причине идеи, выраженные политическими партиями, которые подпадают под защиту положений ст.11 Европейской конвенции, представляют собой коллективную реализацию свободы выражения мнения, и значит подпадают и под защиту положений ст.10.

ЕСПЧ уточнил, что в избирательных кампаниях является крайне важным свободный поток мнений и информаций. По делу Bowman против Соединенного королевства ЕСПЧ установил: «[свободные выборы и свобода слова, в особенности, свобода политической дискуссии, образуют основу любой демократической системы (см. Постановление Mathieu-Mohin и Clerfayt против Бельгии от марта 1987г., серия A, № 113, § 47 и постановление Lingens против Австрии от 8 июля 1986г.серия A,  113, § 41-42). Оба права взаимосвязаны и укрепляют друг друга: например, как отмечал ЕСПЧ в предыдущих решениях, свобода слова служит одним из необходимых «условий» для обеспечения свободного выражения мнений народа при избрании законодательной власти. По этой причине особенно важно, чтобы всякого рода информации и мнения могли свободно распространяться в период, предшествующий выборам […]»

По мнению ЕСПЧ, ограничения права на свободу объединений требуют узкого толкования как в отношении их перечисления, так и в отношении определения сферы применения. Вместе с тем Конституционный суд отмечает, что в своей юриспруденции ЕСПЧ установил, что «государства располагают правом следить за соответствием цели и деятельности объединения правилам, установленным национальным законодательством, но они должны им пользоваться таким образом, чтобы это соответствовало их обязанностям в свете Конвенции. Исключения, изложенные в статье 11, в отношении политических партий должны подвергаться узкому толкованию, только убедительные и веские причины могут оправдывать ограничения на свободу ассоциаций» (делоSidiripoulos и другие против Греции, § 40).

Еще в декабре 2010 года Европейская комиссия установила отсутствие единого мнения у государств-членов относительно положений, предусматривающих уголовное наказание за одобрение, отрицание или умаление преступлений коммунизма. Поводом послужило обращение министров внешних дел Болгарии, Чешской Республики, Венгрии, Латвии, Литвы и Румынии.

Выводы

Игнорирование европейских стандартов и рекомендаций „Венецианской комиссии”, Совета Европы и Европейской комиссии в сфере правовой модернизации стало правилом „нехорошего” тона украинских парламентариев. Это было во время подготовки законопроекта о люстрации (который „Венецианская комиссия” подчистую раскритиковала), проектов судебной реформы, децентрализации и др. вопросов.

Есть в украинских политиков любимое развлечение – «бег по граблям». Придя к власти на лозунгах защиты демократических прав и свобод, они так и не поняли что такое верховенство права. В итоге мы имеем целый букет законодательных новаций, которые не смотря на красивое звучание и высокопарность формулировок, на практике оказывают антидемократическими, не соответствующими европейским демократическим стандартам, а тои попросту реакционным, контрреволюционным мракобессием. Это прямо относится к закону о запрете «коммунистической и нацистской (тоталитарной) символики.

Теперь у нас есть два выхода из ситуации: первый – президент Петр Порошенко, «ветирует» закон и отправляет его на доработку в парламент; второй – Европейский суд по правам человека заставит официальный Киев отменить этот бред.

Хотите отправить сторонников нацизма и совкового коммунизма на свалку истории? Делайте это с чистыми руками и в соответствии с демократическими стандартами ЕС. Делайте правильно.




Комментирование закрыто.