Контрреформация Януковича: «после нас — хоть потоп»!

 

Народ спросить забыли

Изменения в Конституцию потенциально падают на почву неизменных ожиданий «сильной руки». К тому же, к Конституции наши граждане не относятся, как к священной корове. Согласно исследованиям Украинского независимого центра политических исследований, более 60% украинцев поддерживают необходимость внесения изменений в Основной закон. При этом более 57% опрошенных считают, что такие изменения должны быть приняты путем внесения изменений в действующую Конституцию. Чуть более 20% украинцев высказываются за принятие новой редакции Конституции, и только 12% выступают за простую отмену конституционной реформы 2004 года. 10% с ответом на это сложный для рядового гражданина вопрос не определись.

Как видим, лишь те, кто однозначно высказался за отмену политреформы, знают, чего хотят. Ведь эти 12% четко выступают за возращение конституционных полномочий Кучмы именно Януковичу. Остальная часть опрошенных понимает под изменениями в Конституцию и под новой редакцией последней как усиление президентских полномочий, так и их ослабление. При опросе насчет формы правления в стране народ проявил сознательность и осведомленность. 40,4% респондентов поддержали президентскую форму правления, при которой глава государства избирается всенародно и сам возглавляет правительство (модификация «американского варианта», действующего в США). 42,8% высказались за президентско-парламентскую форму правления, когда Президент избирается всенародно, а правительство формирует парламентское большинство (то есть — за нынешний вариант разделения властей). Только 5,8% высказались за парламентскую форму правления, при которой Президент избирается в парламенте.

Как видим, сторонников президентско-ориентированной вертикали в стране не так уж и много. И украинцы отнюдь не считают модель Кучмы наилучшей. Они хотят видеть главу государства не просто сильным и отстраненным от повседневности царем-небожителем, эдаким «символом нации» (об этом, к слову, мечтал Ющенко) а и максимально вовлеченным в принятие конкретных решений. Можно трактовать эти ожидания как наивный монархизм, а можно – как призыв к полноте ответственности. Но именно поэтому отмена института премьер-министра и превращение президента в фактического главу правительства вряд ли будет когда-либо осуществлены в Украине. Такая задача чревата, особенно в наших условиях, максимально быстрой утратой популярности первого лица. Ведь в таком случае ошибки в управлении уже нельзя будет свалить на плохого премьера и министров.

Взрастить себе царя

Возвращение Конституции 1996 года означает на данном этапе и в ближайшей перспективе триумф группировки Фирташа — Левочкина, равно как и любой другой «группы товарищей», которая может оттеснить ее в будущем. Внешне автократическая форма правления, делающего из главы государства Верховного Арбитра, на самом деле оборачивается разгулом подковерных интриг. Президент, который все может, но не за что не отвечает, становится некой псевдо-сакральной фигурой, которая будет нерушимо выситься над всей вертикалью власти, вне зависимости от просчетов этой власти и даже вне зависимости от настроений электората. При наличии замкнутой и жесткой властной вертикали такой глава государства может править практически вечно (а в наших условиях – минимум два срока подряд).

Леонида Кучму в свое время подвело то, что у него этой самой вертикали не было. Зато были кассетный скандал и одновременные потуги жестко «закрутить гайки», что вызывало негативную реакцию Запада. А с реакцией этой Кучма вынужден был считаться. Януковичу же вряд ли следует особенно бояться западных инвектив. Украина больше там неинтересна. В крайнем случае, нас немножко пожурят, отдалив в очередной раз подписание соглашения об ассоциации с ЕС. США и Евросоюз, похоже, до сих пор не поняли, что станет с Украиной в ближайшие годы. В конце концов, Запад видит, что тот же Лукашенко сделал свою страну привлекательным экономическим партнером в части искоренения коррупции и соблюдения прав инвесторов, а улицы там такие же чистые, как в Германии, что не мешает Бацьке оставаться последним диктатором Европы. Так почему бы европейцам и американцам не вообразить, что Янукович в результате пойдет тем же путем? Ведь, считают они, его всегда можно держать на крючке перекрытия траншей МВФ и прочих аналогичных мер, надзирая лишь за тем, чтобы он не слишком переходил формальные границы демократии.

При возвращении к кучмовской модели управления (которую вполне можно называть и моделью путинской) перед главой государства открываются возможности сколько угодно долго быть во главе державы, играя на интересах правящих групп и оставаясь в стороне от подлинных проблем управления. Такая модель позволяет много дольше сохранять имидж «хорошего царя». При наличии партийно-административной вертикали, админресурса и отсутствие жесткой и единой оппозиции в такой модели можно править, не опасаясь за эрозию харизмы. Даже с минимальным рейтингом удержаться у власти будет легче, так как всегда есть возможность заменить собственную некомпетентность очередной перетасовкой фигур в Кабмине или местной власти.

Мало того – именно этот вариант распределения высших полномочий может быть максимально пригодным для установления на его основе диктатуры. В таком случае, это будет диктатура «священной особы», которой сознательно придадут черты высшей инстанции, «стоящей по ту сторону добра и зла», где-то над всеми тремя ветвями власти. Это будет диктатура Верховного Арбитра, максимально ограждаемого от критики, которая на практике обернется диктатурой множества мелких «фюреров» и «партайгеноссе» (или, если выражаться привычным советским терминами – «секретарей» всех уровней), каждый из которых будет считать себя «отражением божества» и бояться лишь одного – гнева вышестоящего лица и, в конце концов, Самого.

Возможно, такая ситуация была оправдана при наличии действительно харизматического лидера, который повел бы страну к некой единой цели. Но проблема Украины в том, что единой цели у нее нет – во всяком случае, в сфере идеологии и внешней политики. А харизматически-авторитарная власть невозможна без подобной составляющей. Президент одной части страны никогда не станет президентом другой. Попытка придумать «над-идею» типа коммунизма или либеральной демократии могла бы стать выходом, но таковой идеи пока нет и не предвидится. Зато очевидны пошлые по сути и прогнозируемые по методам попытки создать сугубо административно-чиновничью диктатуру корпроративистского образца. В которой основное место займут «государевы люди» — бюрократы, обладающие монопольным разрешительным и запретительным правом, а крупный бизнес будет распределен между ограниченной группой «разрешенных» лиц. В таких условиях малый и средний бизнес обрекается на естественное «усыхание», а гражданское общество загоняется в «кухонное подполье» с помощью прямого и непрямого насилия. Доминирующими настроениями в стране становятся социальная апатия и желание выжить любой ценой.

При этом — парадоксально — нынешний Президент все равно будет не самостоятельным политиком, а орудием в руках той группировки, которая монополизирует доступ к телу первого лица. Самостоятельность главы державы при этом — мнимая. Как раз после конституционной контрреформы и начнется максимально высокий накал кулуарной борьбы и интриг за возможность манипуляции лидером.

Подводные камни контрреформы

Первой из проблем, с которой столкнется как процедура отмены политреформы, так и вся дельнейшая управленческая деятельность Януковича, является недовольство олигархата. Добровольно наделять человека, которого еще недавно вели к власти, как куклу на веревочке, путинскими полномочиями, одновременно теряя возможность лоббировать свои интересы через парламент и Кабмин, наши «денежные мешки» не готовы. Если только они уже не связали Януковича какими-либо договоренностями и гарантиями: мол, украинских Ходорковских не появится не при каких условиях. Однако если такие договоренности и имеют место, нарушить их главе государства ничего не стоит. «Разорвать кондиции», как это сделала в 1730 году императрица Всероссийская Анна Иоанновна, возмущенная попытками Верховного Тайного Совета ограничить ее монархическую власть, можно всегда. К тому же, наделение Януковича полнотой власти означает окончательное устранение преград в допуске российского капитала к украинским стратегическим активам. Отечественный олигархат пока смог отстоять свои базовые позиции, приостановив «медовый месяц» Януковича и Медведева. Теперь же над ним нависнут серьезные угрозы: ведь из «свободной олигархической республики» Украина превратится в бюрократическое царство, всецело зависящее от того, с какой ноги встал Главный Смотрящий и те, кто делает ему утренний доклад.

В таких условиях, рано или поздно, стремление показательно «раскулачить» кого-то из «топовых» олигархов, пополнив в очередной раз бюджет за счет чьей-то «лишней» собственности, или же рассчитаться этой собственностью за московскую «крышу» у новоявленного самодержца возникнет обязательно. Готов ли большой бизнес к такому варианту развития событий?

Второй подводный камень лежит на пути имплементации самой контрреформы и политической взятки в виде продления полномочий парламента, которой Янукович может рассчитаться за одобрение нужного ему результата. При этом депутаты, так же как и олигархи, рискуют быть очень сильно обманутыми. Зная непостоянство Президента и амбиции лиц из его ближнего круга, им вряд ли стоит рассчитывать на какие-либо долговременные гарантии. Положения о продлении полномочий парламента придется очень грамотно обосновать и прописывать в неком особом положении, а вот тут уже может как раз вмешаться Запад: для него такие игры с основами конституционного права неприемлемы. А если наши западные друзья вдруг «скушают» подобный «обмен подарками» (или, что более вероятно, Янукович просто проигнорирует их укоры), то сама Верховная Рада может превратиться в очаг противостояния, если Янукович все-таки захочет распустить ее.

По идее, как раз роспуск парламента вместо его «заморозки» до 2015 года должен стать очевидным следствием «контрреформационного» решения КС. Потому что в этом случае возникает коллизия с Верховной Радой, которая будет переизбираться в 2012-м: какие полномочия будут у нее три последующих года?

И тут мы подходим к самой пикантной части контрреформы – к ее противоречию базовым основам законодательства. Решение Конституционного суда о возвращении к Основному закону 1996 года не может дать Януковичу, в его нынешней каденции, дополнительных полномочий. Как справедливо отмечают эксперты, закон обратной силы не имеет, и на нынешнем сроке Президент обязан довольствоваться тем уровнем полномочий, которые были прописаны в Конституции на момент избрания. Аналогично и с парламентом.

К тому же, нет гарантии, что новый парламент, избранный в 2015-м, будет лоялен Януковичу. За пять лет может объективно вызреть, или, что более вероятно, быть искусственно выпестована некая оппозиция, дабы Виктору Федоровичу неповадно было, как Зевсу на Олимпе, почивать на лаврах второго срока. Понимая последствия авторитарного волюнтаризма, который дарует Президенту отмена политреформы, весомые группы внутри партии власти могут начать кампанию по превращению Виктора Федоровича в Леонида Даниловича, все время второй каденции отбивавшегося от обвинений. Сконструировать для этого скандалы, как показывает наша история, дело техники (иногда находящейся под диваном). Воспитать нового Мессию и кинуть его в бой с непопулярным, анекдотичным, стареющим, но всеми силами цепляющимся за власть автократом – лишь дело времени и финансов.

Мнимая ответственность

24 августа, в выступлении на День Независимости, Виктор Янукович решительно заявил, что берет ответственность за реформы в стране на себя. С одной стороны, это тот жест, который ждут от него миллионы сторонников и, в принципе, ожидает вся Украина. С другой стороны, иезуитство ситуации состоит в том, что, получив для этого почти безграничные полномочия, он как раз не станет заниматься никакими реформами и вообще практическим управлением. Как, собственно, поступает и сейчас, уже обладая, де-факто, полнотой власти и контролем над всеми ее ветвями. Он лишь будет периодически, возвращаясь с охоты в Сухолучье, корректировать те или иные действия премьера, министров и губернаторов, карать и миловать, выступать с речами и олицетворять «неизменность, стабильность и порядок». В новой системе будут все негативные черты эпохи кучмизма без минимальных преимуществ лукашенковской или путинской систем. Не будет ни снижения коррупции и построения удобоваримой модели социального государства, как в Беларуси, ни всеобщего почитания первого лица, сдабриваемого нефтедолларами и тысячекратно усиливаемого имперской риторикой, как в России. Все будет, к сожалению, банально, цинично, и с неизменным применением насилия — экономического, морального и даже физического – к той части Украины (а ее большинство), которая имеет несчастье не млеть от одного вида «Верховного Арбитра», и проявляет недовольство повышением цен, выжиманием налогов и вообще – «закручиванием гаек». Мера и степень этого насилия может быть и не такой большой, но то, что таковое будет – бесспорно. Если даже оно будет не нужно самому Януковичу, то уж точно – его амбициозному окружению, собственно, и провернувшему вариант с возвратом былых полномочий.

Безответственность, волюнтаризм, власть фаворитов и опора на карательные органы – вот характеристики той системы, которая появится в результате конституционной контрреформы. Режимов с такими характеристиками в истории мира были десятки, если не сотни. Наоборот, гораздо меньше было иных – тех, которые хоть как-то приводили к росту благосостояния народа, и тех, где автократия была хоть каким-то образом оправдана, а сам автократ был истинно харизматическим лидером.

И еще история говорит о том, что при таких режимах, которые внешне кажутся вечными, апатия населения может быть долгой, но не бесконечной. В свое время Людовик XV цинично заявил, что «после нас – хоть потоп». А уже его преемник, пытавшийся жить по тем же принципам, отправился на гильотину…

Павел Ковалев для «Хвилі»




Комментирование закрыто.