Взрывы на складах в Калиновке: «кто виноват?» и «что делать?»

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, "Хвиля"

vzryivyi-v-kalinovke2

Очередные взрывы на очередных армейских арсеналах за сутки успели стать причиной активного обсуждения в медиа, громких политических заявлений. Массы требуют виновных и, естественно, «публичной порки». Справедливое возмущение и справедливые требования, но, смею утверждать, это ни на йоту не приблизит нас к решению проблемы, ставшей системной.

Тенденция, однако

Есть старый анекдот, фраза из которого популярна среди программистов: «один раз – случайность, два раза – совпадение, три – тенденция, однако». Я не зря напомнил крылатое выражение – сейчас перечислю только ставшие широко известными, попавшие в прессу, случаи ЧП на складах боеприпасов за последнее время по убывающей:

Это я назвал только те случаи, которые озвучивали официальные лица МО или украинские политики. Сватово я не упоминал сознательно – он произошёл ранее. Так же не упоминал эпизоды, про которые сообщали российские медиа или боевики – без подтверждения нашей стороны верить такой информации не стоит. Однако, даже в таком случае 5 ЧП на складах боеприпасов за последние 20 месяцев, в среднем 1 на 4 месяца – это даже не тенденция, это какая-то идиотская традиция.

Каждый раз, после масштабных ЧП официальные лица заявляют, что потери «не критичны». Так и есть, если рассматривать каждый отдельный случай без привязки к остальным. Но Сватово, Балаклея, Калиновка – одни из крупнейших складов боеприпасов в Украине. И даже если считать, что в «отдельном случае» страна теряла не более 3-5% от общего объёма арсенала, в сумме набегает цифра 9-15% — а это уже внушительно, господа. Особенно, если учесть, что Украина не производит многие боеприпасы самостоятельно.

Поиск виновных

Министр обороны Степан Полторак сегодня сообщил журналистам как наказали виновных в предыдущих крупных пожарах:

  • По «Сватово» уволен 1 генерал, ещё 6 генералов и 46 офицеров «были привлечены к ответственности».

  • По Балаклее количественные показатели ещё более внушительны – 80 человек привлечено к дисциплинарной ответственности.

Цифры впечатляют, но с момента взрывов в Балаклее случилось ещё как минимум 3 ЧП на складах (см. список выше). То есть, количественные показатели наказания и, даже, «публичная порка», лиц с большими погонами проблемы не решают.

Часть политиков требует сегодня новых отставок. Советник Петра Порошенко Юрий Бирюков на своей странице, напротив, пишет про злых депутатов, которые не финансируют «поддержание живучести» объектов на примере бюджета для Калиновки.

Параллельно с этим идёт расследование и, без сомнения, будут названы виновные. Но сути это не меняет. 10 дней назад по результатам пожара в детском лагере под Одессой написал текст «Страна «Виктория»: где выход из замкнутого круга безответственности» и, если честно, не думал, что придётся вернуться к теме так быстро. Там я обращал внимание не на сам факт пожара, а на отсутствие системы отношения к безопасности как таковой, отсутствие самоуважения у людей, способных сказать «нет» на разных этапах контроля. А так же о поиске виновных. «В случае ЧП ответственность спихивают «сверху вниз», но до этого никто, уже по направлению «снизу вверх» так же не хочет брать ответственность. И это проблема, потому что какие бы прекрасные не были нормы, законы, есть простой человек, который боится или считает, что «якось буде»».

Вот, например, история из другого ведомства – МВД, или, точнее Нацгвардии. Известный волонтёр, человек которого я уважаю поехала по грибы. Даю цитату без купюр:

«И вот приезжаем мы на КПП — все как положено, блоки, шлагбаум, солдатики, украинские флаги. Ха-ха, думаю я, слов то у нас нет, как же нас пропустят?
Легко! Оказывается, 50 гривен в карман начальника в будочке решают вопрос проезда на режимный объект. Ну, а что, мы же просто за грибами…
Где-то на полпути мы наткнулись на еще один шлагбаум. Молодой красноухий боец отказался его поднимать — начальства не было. Но честно объяснил нам какой тропкой объехать его пункт пропуска.
Часов пять мы бродили по тамтешним лесам. Видели палаточный городок, наткнулись на нациков играющих в футбол на опушке, пару раз выходили на автобазу, где стройными рядами стояла вся четырех- и более колесная гордость пидроздила. Прошли через поле для снайперской стрельбы, испуганно втягивая голову в плечи при каждом подозрительном свисте.
База надо сказать в отличном состоянии — видно, что все отстраивается, восстанавливается, оживает. Раньше это был заброшенный полигон сталкер-стайл. Теперь полноценная площадка.
Но! Таких нарушителей конвенции вроде нас было много — десятки машин, явно не военных, ныкались по обочинам. И с каждой — по 50 гривен, не забываем. Нормально так к концу смены на пиво набегает.
А если бы у нас кроме корзин и ножиков был еще кусочек тротила? Канистра бензина? Ну или просто фотоаппарат для качественной съемки? А если это все помножить на злой умысел? Как вы понимаете, машину никто не досматривал.
— Когда был Янукович, мы всегда сюда ездили. Грибные места за Дымером и Сухолучьем тогда охраняли автоматчики, стремно туда было сунуться. А на военную базу — легко!
— Да и сейчас несложно… И не скажешь, что война в стране.
Я не горжусь и не кичусь нашим нарушением. Я просто поражена с какой легкостью можно попасть куда угодно имея на руках всего 50 гривен. Вспоминаю своего побратимчика, который вообще совершенно бесплатно прогулялся по военному аэродрому, поснимал взлеты и посадки. Так, просто, из интереса.
А вы говорите, склад горит. Боеприпасы взрываются. Странно, что мы вообще еще все не взлетели в воздух, всей страной.
»

И кто теперь прав?

Правы обе стороны конфликта: те кто требует отставок и те, кто говорит об отсутствии денег.

  • Показательное наказание виновных, возможно, будет уроком для других. Особенно, если наказывают тех, то стоит на верху пирамиды, а не тех, кому не на кого дальше спихнуть ответственность в бесконечном цикле «это не я — это стрелочник».

  • Финансирование безопасности стратегических объектов так же должно иметь место. Сколько не наказывай «виновных в трагедии», но если тебе дали пучок хвороста и сказали построить самолёт, наилучшее что получится — это фигурка для культа карго аборигенов некоторых островов Тихого океана. Выглядит красиво, зрители в смотрят в упоении, но сей чудо-девайс не полетит.

НО и лукавят обе стороны:

  • Одни, требуя «публичной порки», концентрируют внимание на самом факте наказания — мол после этого станет лучше. Не станет, если нет денег и нет системы, позволяющей минимизировать риски. Максимум, что можно получить в результате громких отставок, так это повод для новой политической или медийной кампании после новых взрывов. Такой себе цикл громких требований и шоу для благодарных зрителей.

  • Другие, концентрируют внимание на финансовом вопросе. Дайте, мол, кучу денег, мы освоим и станет прекрасно. Увы, даже «засыпание золотыми слитками» проблему не решает. Сейчас осень и украинцы любят ехать на село капать картошку. Логика просто денег схожа на подход типичного гражданина — больше лопат и больше родственников на уборку. Но, увы, максимум, чего можно добиться количеством лопат, так это увеличить количество замудохавшихся до седьмого пота людей. Всё равно себестоимость и качество картофеля, выращенного с применением более современной техники и убранная трактором будет намного ниже. То есть заветные клубни проще купить в магазине. А если перевести в масштабы страны — проще импортировать из стран, где не копают лопатами — там и лучше и дешевле.

И вот тут мы подходим к самому главному: тратить все силы на поиски (назначение) виновных, или думать о создании эффективной и зачастую недорогой системы, которая минимизирует риски.

Что делать?

Ещё раз посмотрите на то, что написано выше — большинство пожаров на складах, даже если это диверсия, организованы с относительно небольшого расстояния. Даже для запуска дрона нужен оператор где-то в радиусе 2-3 километров. Исключение — большие аппараты с большим радиусом действия, но для их транспортировки и запуска «рюкзака за спиной» будет мало — нужна совсем другая техника, совсем другие условия (в том числе пусковая установка либо аналог взлётной полосы). Или история с грибниками на базе Нацгвардии – там вообще пример из разряда «заходи кто хочешь — бери (оставляй) что надо».

В обоих случаях имеем проблему с охраной периметра и установкой зоны безопасности вокруг объекта. Грубо говоря, не на границе базы, а за 2-3 километра от неё всех, повторяю всех, или разворачивают, или, как минимум, досматривают. Если пытаются пройти «в обход шлагбаума» — ложат мордой в землю, а потом уже разбираются. Что касается самого ограждения, то там уже стреляют. Надписи на проволоке на заборах военных частей, как и пункты Устава караульной службы, в свой время не просто так писали.

Второй аспект — с момента Сватово говорят об атаках беспилотных аппаратов. Предприятия концерна «Укроборонпром» рапортуют о новых и новых образцах техники РЭБ. Где эти чудеса техники? Ведь для того, чтобы заглушить сигнал управления большинства БПЛА достаточно старого советского постановщика помех. Не идеально, не решают проблем с лазерным либо ИК наведением, но тут «работает» описанный выше периметр безопасности.

В конце концов любой малый летательный аппарат над таким объектом должен сбиваться. В нашем же случае на фоне тушения пожара в Калиновке имеем кадры, снятые с дрона. То есть один БПЛА (предположительно) поджёг, аналогичный по сути работы аппарат снимает. А мог бы не снимать — скинуть ещё один заряд на уцелевшие склады, как раз в момент работы уже успокоившихся бригад пожарников.

Наконец, работа с местным населением. «Стучать» на подозрительных возле подобных объектов не зазорно, а нужно. Государственные структуры, ответственные за безопасность обязаны всячески стимулировать активность населения в выявлении чужаков рядом.

Описанное выше — не более, чем беглый взгляд дилетанта, но, вероятнее всего, нет даже этого.

Описанное выше, естественно вызовет бую возмущения у просвещённой общественности ибо:

  • нельзя ограничивать свободу передвижений граждан Украины — есть чёткая граница объекта и до этой ленточки «ходим как хотим», «бурячки сажаем»;

  • постановка помех может создать проблемы для работы, например, мобильной связи — будут «ямы», зоны неуверенного приёма. А это нарушение прав граждан и препятствие бизнесу;

  • Свобода слова — это же вообще за границей добра и зла когда журналисты не могут запустить дрон для съёмок базы, перелезть через оградку в рамках «журналистского расследования»;

  • и многое, многое другое.

Согласен, такая система накладывает ограничения. Но, мы любим говорить о «гибридной войне», при этом устраивая у себя в стране «гибридную систему безопасности». Стратегические объекты – территории повышенной опасности и жизненно важная часть инфраструктуры государства. Разница между журналистом-расследователем в кустах и лицом с гранатомётом на территории лишь в предмете в руках и умысле. Система безопасности реагирует не на корочку журналиста, либо «мысли прекрасные» — она реагирует на угрозу в кустах.

Ограничения в передвижении, постановщики помех создают неудобства. Но если на одну чашу весов поставить неудобство и недовольство, пусть даже, пары тысяч граждан, а на другую необходимость восстанавливать пару тысяч зданий, обезвреживать разлетевшиеся боеприпасы на паре тысяч гектаров, хоронить несколько сотен пострадавших, то сами «ущемлённые» могут сделать выбор в пользу неудобств.

Пора наконец понять, что, если говорим о войне, то говорим и о жёстких мерах безопасности. А если говорим о личной свободе, то она заканчивается там, где начинается свобода и безопасность другого, не менее свободного и свободолюбивого гражданина. Границы как раз устанавливают законы, режим обеспечение охраны и обороны стратегических объектов, объектов повышенной опасности.

Именно поэтому мне лично неприятен доминирующий тон обсуждения взрывов в Винницкой области. Думать надо в первую очередь о том «что делать». И когда будет создана система безопасности, будет и наказание как тех, кто противился данной системе, так и тех, кто не даёт ей нормально работать. Но это уже тоже системная работа: «пропустил «грибника»» — получил по заслугам. Единственное «но» — в рамках системной работы не будет места холивару и требованиям с одной стороны денег, с другой «публичной порки». Работа хорошей системы незаметна. Она просто работает.




Комментирование закрыто.