Выборы 2012. Перспективы КПУ на парламентской кампании

Юрий Романенко

Тем удивительнее, что сегодня украинские левые представлены в Верховной раде только КПУ.

Накануне парламентских выборов украинские коммунисты оказались в интересной ситуации, стоящей того, чтобы ее рассмотреть детально.

На протяжении 90-х годов КПУ набирала наибольшее количество голосов. Тревожные тенденции для коммунистов обозначились на выборах 2002 года, когда «Наша Украина» набрала более 20% голосов и обогнала КПУ. Президентские выборы 2004 года обозначили перелом на электоральном поле. Во время президентской гонки Партия регионов начала играть в лево-популистском ключе, что привело к тому, что значительная, если не большая часть коммунистического электората проголосовала за Виктора Януковича. Гегемония регионалов была закреплена на парламентских выборах 2006 года, когда коммунисты потеряли более половины голосов в сравнении с  выборами 2002 года. С того момента коммунисты начали болтаться в опасной зоне, рискуя вылететь из парламента. Досрочные выборы в парламент 2007 года были пиком падения коммунистов, но им удалось избежать печальной судьбы социалистов, вылетевших из парламентской обоймы, что привело к потере ресурсной базы для активной игры в большой политике.

Стабилизация позиций КПУ вкупе с опытностью верхушки позволили коммунистам занять позиции джокера, который разменивал голоса небольшой фракции на укрепление позиций в структурах власти. Наибольшим успехом для коммунистов после череды поражений 2006-2007 годов стало участие в формировании парламентского большинства после президентских выборов 2010 года. Поставив на таможню Игоря Калетника и продвинув своих функционеров по ряду других направлений, коммунисты смогли создать ресурсную базу, наполнившую партийные закрома  деньгами. При этом коммунисты попытались сохранить позицию «конструктивного критика» внутри власти.

Не критиковать коммунисты не могли, поскольку курс на неолиберальные реформы, который начали проводить регионалы был прямо перпендикулярен идеологическим позициям КПУ. Поэтому возникла шизофреническая ситуация, когда на многочисленных политических ток-шоу коммунисты нещадно разоблачали гадов-олигархов, а де-факто находились в противоестественном союзе с ними. Впрочем, вряд ли такую позицию  можно считать противоречащей коммунистической традиции. Ведь еще в далеком 1920 году в  «Детской болезни левизны» Ильич аргументировано и доходчиво объяснил, почему европейским коммунистам нужно использовать инструменты буржуазного государства при достижении собственных целей. Украинские коммунисты, как видим, свято чтут заветы Ильича.

Это, впрочем, не отменяет проблем, с которыми неизбежно столкнется КПУ на этих выборах. Недавние выборы в Госдуму, а также президентская кампания в России показали, что российские коммунисты сумели в два раза увеличить свой рейтинг. При этом им удалось заручиться не только поддержкой маргинализированных пенсионеров, но голосами творческой интеллигенции, ученых и других социальных групп. Избирательная кампания КПРФ была достаточно современной и технологичной, а появление на левом фланге таких политиков как Удальцов, является симптомом выхода на политическую арену нового поколения левых политиков.

На этом фоне украинские коммунисты выглядят более анахронично.

Во-первых, сегодня Компартия превратилась в классическую медийно-гламурную политическую силу. Все парламентские партии в Украине сегодня являются партиями такого типа. Его основная характеристика — оторванность от масс, использование в качестве основного инструмента коммуникации с ними медиа, технологично формирующие те или  иные образы в зависимости от коньюктуры политического момента.

Во-вторых, сегодня на лицо в КПУ серьезная проблема в виде разрыва между партийной верхушкой и рядовыми членами.  Верхушка партии вполне адекватно осознает тенденции в украинской политике и способна на креативные ходы, но на уровне среднего и низшего звена их просто некому выполнять. Как следствие возникает провал между декларациями и действиями. Это связано с тем, что низовые ячейки в основном заполнены пенсионерами и людьми пожилого возраста, которые превратились в партийную бюрократию. Она устоялась и как то свыклась с условиями в которых приходится работать. Как следствие, партии не хватает активной молодежи, поскольку КПУ выглядит достаточно консервативной по ряду вопросов, либо вообще не работает с тематикой, интересующей молодежь и людей среднего возраста.

Такая ситуация напрямую связана с тем, что партия, говоря языком того же Ленина, перестала быть авангардом общества. Им она может быть только в том случае, если будет делать ставку передовые социальные классы, а с этим большие проблемы. За 20 лет существенно изменилась социальная структура общества. Пролетариат  в Украине из-за деиндустриализации  экономики существенно уменьшился и не играет уже ключевой роли, причем, это не только проблема украинских  левых. Общество стало более буржуазным по-своему характеру и многие просто не понимают риторику левых. Собственно говоря, коммунисты и сами обуржуазились, как ярко показал недавно один из парламентских нардепов, заявивший, что «Порше Кайен» на котором он ездит, отнюдь не олигархическая машина.

Поэтому  позиционирование коммунистов испытывает большие проблемы. Их электорат вымирает физически, а на постоянной эксплуатации темы о хорошем СССР далеко не зайдешь. Люди в целом прекрасно понимают, что возврату к старой модели уже не будет. А по мере развития глобального экономического кризиса и его проекции на Украину пространство для подобных иллюзий будет постоянно уменьшаться.

Тем не менее, на парламентских выборах 28 октября коммунисты имеют шансы увеличить свое представительство в парламенте. Это напрямую связано с тем, что электорат Партии регионов на востоке Украины начала сокращаться и разжижаться. Возникает вакуум, который могут заполнить коммунисты, поскольку никакой другой партии с разветвленной сетью на юго-востоке еще не возникло. Теоретически коммунисты могут претендовать на 7-9% голосов, если проведут грамотную кампанию. Под такой кампанией подразумеваю погружение в реальную проблематику, которая действительно затрагивает интересы простых людей, а не уход в войну с Тягнибоком, приобретающую все более фарсовый характер. Обращение к реальным проблемам может подтянуть молодежь и расширить электоральную поддержку.

В новой Раде, как ни парадоксально, коммунисты могут вновь разыграть золотую акцию. Это связано с несколькими вещами.

Во-первых, из-за возврата к пропорционально-мажоритарной системе новый парламент будет менее структурированным. Я не верю в то, что мажоритарщиками будет дирижировать Банковая по первому мановению руки. Опыт Кучмы показывает, что делать это очень и очень непросто.

Во-вторых, оппозиция на этих выборах может взять достаточно много голосов. Опять-таки, я сомневаюсь, что оппозиционеры возьмут большинство, но 35-40% они могут набрать. Это означает, что в парламенте не будет устойчивой коалиции и каждая маленькая фракция может участвовать в политическом торге.

В этой ситуации коммунисты будут чувствовать себя вполне комфортно, но для начала им нужно будет стать менее костными и успешно отыграть парламентскую кампанию.




Комментирование закрыто.