Возможна ли другая Россия: о феномене Не Путина

Святослав Швецов

Закончились выборы в Госдуму России. На данный момент официально подсчитано 99,9% бюллетеней. Официальные данные российского ЦИК: при явке = 60,2%:

— Единая Россия = 49,41 %

— КПРФ = 19,15 %

— Справедливая Россия = 13,23 %

— ЛДПР = 11,65 %.

Эти партии преодолевают законодательно установленный 7%-тный барьер и проходят в Госдуму следующего созыва. Другие три партии, участвовавших в выборах:

— Яблоко = 3,42 %

— Патриоты России = 0,97%

— Правое дело = 0,60 %

О фальсификациях на выборах в пользу партии власти не говорит уже только ленивый. Судя по обилию подтверждающих документов, видеодоказательств и косвенных данных, сомнения вызывает не факт тотальной подтасовки выборов в пользу Единой России, а только их масштаб. После общения за эти дни с моими многочисленными российскими знакомыми и коллегами склоняюсь к мнению, что ЕдРу «натянули» в целом по стране от 7 до 10 процентов. И реальная поддержка Единой России составляетгде-то39-42% от числа проголосовавших. Массовые фальсификации и, главное, освещение их в интернет-СМИ, привели к выступлениям людей в Москве и Петербурге против несправедливых выборов. Я не буду анализировать ход событий, это сделают и без меня. Намного важнее разобраться – против чего голосовали и протестуют россияне и за что они готовы голосовать.

Сейчас некоторые СМИ, особенно зарубежные, пытаются представить происходящие в России события как революцию. Самое смешное, что российская власть этому поверила. Во всяком случае, по внешним проявлениям – масса войск в Москве и Питере, нелепые задержания всех подряд, тотальная цензура СМИ и т.д. На самом деле никакой революции не происходит. И не произойдёт. Революция – это качественное изменение социально-экономических отношений. Никакого качественного изменения не прогнозируется. Давайте посмотрим – под какимилозунгами и с какими требованиями выходят люди?

Основной лозунг – это непризнание выборов из-за массовых фальсификаций. Есть ли тут революционные требования? – абсолютно нет. У людей есть обманутые ожидания.

Второй лейтмотив протеста – это неприятие Единой России как «партии жуликов и воров» и лично Путина с Медведевым, как людей её олицетворяющих. И здесь нет никаких революционных мотивов. А что есть и что происходит? А происходит практически стихийная попытка бунта против конкретных личностей – против Путина, в первую очередь, и Медведева. Прицепом идёт партия власти. Почему стихийная? Да потому что это не организованный заранее протест. И в этом коренное отличие, например, от событий в Украине в конце 2004-го года. А также от «арабской весны», с которой кое-кто пытается сравнить происходящее сейчас в России.

Обратите внимание, что партии прошедшие в Госдуму о нарушениях заявляют сугубо формально. И это понятно. Они настолько рады «свалившемуся» на них счастью в виде такого количества мандатов, что до сих пор этому счастью не могут поверить. Исключение составляет партия «Яблоко», но и они не проявляют особой активности, которую можно было бы от них ожидать. В уличном формате протестов «засветились» представители несистемной оппозиции и, отчасти, те политики, которые призывали не идти на выборы вообще или портить бюллетени. Как мы помним, в предыдущие годы все эти активисты вместе взятые не выводили на улицу более нескольких сотен человек. Сейчас выходят по нескольку тысяч. Основная часть пришедших на акции 5-го и 6-го декабря – это люди самоорганизовавшиеся по социальным сетям и другим каналам коммуникации. У этих людей нет ни экономических, ни внятных политических требований кроме отрицания официальных результатов голосования.

Я не оспариваю право людей на возмущение и протест. Тем более что у них есть для этого все основания. Я не приветствую жёсткую реакцию властей. По всем признакам видно, что Путин и Ко попросту перепуганы и «перегибают палку», что на президентских выборах отнимет у Путина ещё несколько процентов электорального поля. Но с другой стороны нельзя говорить и о революционных событиях в России. Есть протест против фальсификаций и оспаривание результатов выборов. Происходящих на фоне недоверия части общества лично Путиным («Россия без Путина») и государственным чиновничеством, которое полностью срослось с провластной партией.

{advert=4}

Почему я делаю такое «смелое» допущение? И почему, на мой взгляд, прошедшее голосование и начавшиеся протесты являются недоверием личности, а не политике ею проводимой? Давайте посмотрим на результаты голосования. Сделаем скидку на фальсификат. Получим явку не более 50% и, примерно, следующие результаты:

— Единая Россия = где-то 38 %,

— КПРФ = около 24 %,

— Справедливая Россия = примерно 15 %,

— ЛДПР = что-то около 14 %,

— Яблоко = возможно, до 7 %.

Какие выводы из этого следуют.

Во-первых. Путин до сих пор имеет максимальный рейтинг поддержки в России. Конечно же, он гораздо меньше, чем тот, что был ещё 5 лет назад, но реально мог бы обеспечить ему «третий» президентский срок. Что будет теперь – неизвестно. Это зависит как от настроения людей, так и от действий власти. Пока что для Путина просматривается тенденция понижения реального электорального рейтинга. Силовые действия по «запаковывания» десятков людей с каждого митинга могут вызвать отторжение у части сторонников и колеблющихся. А президентские выборы уже в марте. Так что данные события не успеют в полной мере «стереться» из памяти российского общества.

Во-вторых. Голосование показало практически полное неприятие российским обществом либеральных и демократических «ценностей». За все «либеральные» партии проголосовало, в лучшем случае, 10 %. При явке в половину избирателей поддержка либеральных идей общества составляет не более 5 %. Давайте посмотрим на прошедшие в Госдуму партии. Говорить о КПРФ, как о носителе «либеральных людей» — такое даже в голову никому не придёт. Справедливая Россия, как бывший проект Суркова «второй кремлёвской партии» и отодвинутой от дележа «государственного пирога» по составу, программе и инициативам занимает левую нишу между КПРФ и ЕдРом. ЛДПР никогда не предлагала никакой либерализации. После Ельцинского правления слова «демократия» и «либерализм» в российском обществе в целом воспринимаются крайне негативно.

В третьих. Среди граждан России, кроме Чечни и, отчасти, Дагестана, на самом деле очень сильны идеи целостности страны. Распад СССР в 1991 году воспринимается как трагедия именно России. Лично был свидетелем, как представители различных российских этнических меньшинств, выезжая за пределы страны однозначно себя отождествляет с Россией. Такие же настроения сильны среди силовиков. Они далеко не все и не во всём поддерживают Путина, но опасаются, что без него начнётся развал страны. Кроме этого, вооруженным силам после «эпохи Ельцина» проводится какое-никакое финансирование. Явно большее, чем в 90-х гг. Путин, после замирения Чечни воспринимался как авторитарный лидер способный в случае угрозы сепаратизма применить любые меры по его пресечению. А это импонировало многим. Так же российское общество исторически тяготеет к авторитарному режиму «сильной руки». Если посмотреть на результаты голосования, то все четыре прошедшие партии являются сторонниками модели более или менее жёсткой централизации власти.

Казалось бы, по всем критериям Путин и Единая Россия подходит под ожидания российских граждан. Однако, есть ещё один фактор, который и сыграл против правящей власти, существенно понизил рейтинг власти и поставил под вопрос легитимность выборов. Попросту говоря, Путин, Медведев, депутаты и чиновники зажрались и зарвались. Практически бесконтрольная власть в течении почти 12 лет привела к потере провластной элиты связи с реальностью, к безудержному воровству на всех уровнях и беспределу чиновников на местах. Занятый борьбой с опальными олигархами упустил момент, когда номенклатура обрела «свой дыхание». И, хотя можно поменять любого чиновника и опустить любого несогласного, коррупцию это практически не останавливает. Декларируемый «порядок и стабильность» вылился в построении общества по стойке смирно и в стабильности коррупционных финансовых потоков. К тому же, антиморальность людей, находящихся у власти, стала не просто очевидной, а нагло-показушной.

В результате, за прошедшие годы правления Путина в качестве президента и премьера накопились так называемые системные ошибки. Начиная с определённого периода российская власть стала намного больше заботиться о визуальной форме внутренней легитимности среди общества, чем о реальной поддержке власти народом. Также повлиял и кризис, который с 2008-го года снижает жизненный уровень граждан России. При этом они не видят ухудшения «условий жизни» российских олигархов, чиновников и депутатов. Т.е. Путин попросту надоел российскому обществу, т.к. не выполнил одно из ключевых условий некоего общественного договора власти с народом – не обеспечил социальную ответственность власти перед народом.

Т.е. российское общество вполне готово принять властителя, который будет отвечать следующим критериям:

— Он не будет проводить политику либерализации экономики и демократизации, кроме определённых гражданских свобод.

—  Он должен быть патриотом России в том понимании, чтобы пресечь сепаратизм и сохранить целостность государства.

— Он должен быть «сильной рукой» и вести политику достаточно жёсткой централизации власти для того, чтобы побороть коррупцию хотя бы в высших эшелонах власти.

— Он должен привести в соответствие поведение и доходы чиновников и депутатов с ожиданиями людей.

Всё остальное, в т.ч. и внешняя политика, сырьевая ориентация экономики и т.д. может оставаться попрежнему. Это чётко видно из сегодняшних российских протестов и заявлений «лидеров несистемной оппозиции». Практически не звучат ни экономические, ни социальные (в настоящем смысле слова), ни политические требования. Всё сводится к требованию – НЕ Путин. При этом люди готовы принять такого же «Путина», но с ДРУГОЙ фамилией, именем и отчеством, который будет отвечать «заданным» ожиданиями российского общества критериям. Так что тем, кто говорит о «революции» стоит понимать, что ДРУГОЙ России в ближайшей исторической перспективе попросту не будет. Общество не примет качественно другой общественно-политический проект.




Комментирование закрыто.