Вернет ли Клюеву «горбулинскую славу» СНБОУ: нацбезопасность в новых руках

Алексей Полтораков,

 

«Безопасность — это категория неизмеримо более высокая, чем величие»

герцог де Ришелье, кардинал и генералиссимус Франции

Образованный в 1996 г., Совет национальной безопасности и обороны Украины в продолжение последних двенадцати лет (со времени снятия с должности его Секретаря В.Горбулина в ноябре 1999 г.) плавно и не торопясь становился жертвой известного «закона Паркинсона». Например, после того, как в ноябре 1999 г. Е.Марчук, позиционировавшийся как «спокойная сила», получил должность Секретаря Совета, его полушутя стали называть «успокоившейся силой»: действительно, его координационная активность «силовиками» небезуспешно бойкотировалась.

И уже в самом начале срока президентских полномочий В. Ющенко (а фактически – гораздо раньше) СНБО Украины превратился в достаточно неоднозначную и даже странную структуру. С одной стороны – он все более вырождался в своеобразный «совет ветеранов», куда назначали «политических пенсионеров» – таких «перегоревших» политиков как С. Гавриш или Н. Шуфрич.

Примечательно, что уже первый «помаранчевый» Секретарь СНБО Украины П. Порошенко вспоминал, что от должности секретаря СНБО отбивался три недели, но вынужден был согласиться: «Я до сих пор убежден, что это была моя серьезная ошибка: не настоял на своей позиции и пошел в Совбез». К тому же после назначения он фактически уделял вопросам деятельности Совета и его Аппарата не более получаса в день!

С другой же стороны, в условиях затяжного президентско-премьерского клинча конца 2000-х гг., из СНБО Украины невольно делали «Совет национальной небезопасности» — некий кризисный «анти-Кабмин». Т.е. то ли альтернативный КабМин-2 (введя в состав СНБО Украины губернаторов и непрофильных министров, верных тогдашнему Гаранту), то ли структуру по борьбе с «настоящим» Кабмином, а прежде всего – его главой Ю. Тимошенко. (Есть версия, что в августе 2005 г. Ю. Тимошенко готовила переворот с целью отправить в отставку В. Ющенко, и именно Секретарь Совета П. Порошенко предотвратил эту попытку).

Впрочем, борьба – в силу уже окончательно закрепившейся слабости «борцов» – преимущественно ограничивалась вызывавшими больше недоумения, чем резонанса вербальными демаршами – вроде заявлений С. Гавриша.

Назначение в декабре 2007 г. Секретарем СНБО Украины Р. Богатыревой, став очередной кадровой неожиданностью, отнюдь не принесло «свежей струи» в работу ведомства, а тем более не стало ренессансом былого величия – скорее, наоборот.

Так, со второй попытки были окончательно ликвидированы две ключевые научно-аналитические структуры – Национальный институт проблем международной безопасности и Институт проблем национальной безопасности. (Первая попытка была предпринята еще при «позднем Ющенко» в 2009 г. – однако, в силу «миросозерцательных» особенностей кадровой политики последнего, даже мягкой общественно-экспертной «фронды» хватило для успешного противодействия этой инициативе). Жестким сокращениям – с 230 до 90, т.е. более чем в 2,5 раза! – подверглась численность самого Аппарата СНБО Украины. (По данным «Зеркала недели», ныне А. Клюев «запросил у президента увеличение штата до 350 человек»).

С уходом большинства высококлассных специалистов (многих из которых, впрочем, абсорбировал Национальный институт стратегических исследований) был утрачен практически весь спектр ресурсов «мягкой безопасности» – начиная от кадровых и заканчивая административно-функциональных («институциональная память», аналитико-методологические наработки и иже с ними). Сам же Совет приобрел ироничное прозвище «музей мадам Тюссо». (Доходило до того, что, например, на посвященном военно-техническому сотрудничеству заседании мог отсутствовать… сам министр обороны, а в публичных выступлениях Секретаря встречались явные заимствования из чужих речей!)

В результате конституционный орган (ст.107 Основного Закона) кризис-менеджмента, координации и контроля сам постепенно оказался в кризисе, вырождаясь в инстанцию внутренне раскоординированную и внешне малоконтролируемую.

Однако, как известно «не место красит человека, а человек место». В преломлении системы государственного управления современной Украины это означает прежде всего то, что роль и место структуры определяется прежде всего тем, как сумеет «поставить» ее и себя лицо, структуру возглавляющее.

В этом смысле недавно назначенному А. Клюеву досталось очень непростое наследство – за годы латентной деградации нивелировались как внешний имидж, так и (что еще хуже!) внутренний потенциал структуры. Однако – даже в условиях структурной и функциональной слабостей – у СНБО Украины остается сильный нормативный потенциал. Именно он может стать сначала точкой опоры, а потом – и прочным фундаментом потенциального «ренессанса» Совета. Лейтмотивом этого масштабного процесса может стать формула – «экономизация (обеспечения) национальной безопасности». Основной же проблемой на пути ее реализации остается угроза излишней политизации деятельности структуры (а особенно – в контексте приближения парламентских выборов).

Ведь ст. 107 Конституции, подкрепленная профильными Законами Украины (прежде всего – Законом о самом Совете (1998 г.), а также законами «Про основы национальной безопасности» (2003 г.) и т.п.), предоставляет большие возможности руководству Совета по деятельности практически в любой плоскости. От контролирования целых сегментов экономики (ВПК) до координации разведывательной и контрразведывательной деятельности, а также борьбы с коррупцией в любых масштабах. «Первыми ласточками» можно считать передачу под крышу СНБО Украины Национального антикоррупционного комитета и создание Комитета по реформированию и развитию Вооруженных Сил Украины и оборонно-промышленного комплекса.

Вспомним, например, «непокаяние» В. Горбулина: «Больно за Павла Лазаренко. Кстати, процесс его развенчания начался с закрытого заседания Совета безопасности и обороны. Оно шло два с половиной часа. С отчетом выступал Лазаренко, а содокладчиком был я. Лазаренко тогда впервые понял, что в Украине он «хозяином» не станет».

Аналогично, по результатам заседания СНБО во главе с Е. Марчуком в апреле 2000 г. Указом Президента был объявлен выговор министру транспорта Л. Костюченко, а в 2003 г. приняты рекомендации освободить А. Кужель с должности главы Госкомпредпринимательства. Также нелишне вспомнить и то, что переведение вопроса членства Украины в НАТО в практическую плоскость тоже началось с заседания СНБО Украины, который 23 мая 2002 г. принял соответствующее решение. (Соответствующий указ был подписан президентом Л. Кучмой 8 июля того же года).

Как видно уже из этих небольших примеров, недавно назначенный Секретарь СНБО Украины А. Клюев на новом посту вполне может, «очистив свою (политическую) ауру», восстановить свое реноме как в национальном, так и в международном измерениях. Тем более, что мастерство игры определяется отнюдь не умением выигрывать с хорошими картами на руках – но умением не проигрывать с плохими! В случае А.Клюева – это означает прежде всего серьезный конфликт интересов: с С.Левочкиным – с одной стороны (за «доступ к телу»), и с А. Лавриновичем, А. Кинахом и иже с ними (за сферы влияния и контроля над антикоррупционными и военно-промышленными сегментами) – с другой.

В частности – помимо уже отмеченных больших практических возможностей в сферах контроля над деятельностью военно-промышленного комплекса и координации борьбы с коррупцией, в прикладной сфере потенциальными шагами, направленные на возрождение и усиление роли Совета могут стать сразу несколько взаимосвязанных инициатив.

Прежде всего, видится более чем обоснованной активизация информационно-аналитической и прогностической деятельности Совета. Максимально полная реализация этой цели видится возможной прежде всего путем возобновления («возрождения») деятельности подведомственной научно-аналитической структуры – соответствующего Национального научно-исследовательского института проблем безопасности. («Точкой отсчета» может стать Научный совет Аппарата СНБО Украины, а «рупором» — журнал «Стратегическая панорама»).

В профильных экспертно-административных кругах уже давно муссируется идея создания Комитета по разведке, координирующего деятельность национальных разведывательных и, по крайней мере частично, контрразведывательных служб – СВР (т.н. «Леса»), ГУР МО (т.н. «Острова») и разведки ГосПогранСлужбы (ГПС). В контексте т.н. «бритвы Оккама» («не стоит плодить сущности без особой надобности») функции координации деятельности разведывательных органов – в рамках СНБО Украины – мог бы осуществлять один из заместителей Секретаря Совета.

Более того, именно Совет НБО Украины может – и должен! – стать ключевой структурой реализации давно назревшей необходимости реформы всего сектора безопасности. (О серьезных намерениях провести данную более чем востребованную реформу было заявлено уже давно, однако практические шаги на данный момент ограничиваются не более чем отдельными структурными и кадровыми перетасовками). В частности, серьезной оптимизации требуют вопросы разграничения взаимопересекающихся интересов, полномочий и функций МВД и СБУ – с одной стороны, а МВД и ГПС – с другой. (Напомним, что в европейской практике Погранслужба является относительно автономным структурным подразделением МВД, подобно Внутренним войскам).

Не менее серьезен также потенциал СНБО Украины в сфере межгосударственных отношений, и прежде всего на одном из наиболее «острых» направлений – украинско-российском. Именно в контексте сотрудничества по линии Советов безопасности Украины и России можно постепенно нормализировать уровень политизации вопросов, связанных с пребыванием ЧФ РФ в Крыму, и перевести проблемы их решения из политической в экспертную плоскость.

Кроме того, не стоит забывать что: во-первых, главой Совета является Президент (а Секретарь Совета автоматически получает на него самый прямой выход!); и, во-вторых, решения Совета вводятся в действие Указами Президента (которые в нынешних условиях имеют ничуть не меньшую силу, чем Законы – да еще и при несоизмеримо большем уровне надежности их исполнения!).

Остается лишь надеяться, что до недавних пор полузабытый и полузаброшенный орган возродит былую славу времен В. Горбулина, а его новоназначенный Секретарь – фактический руководитель – будет руководствоваться прежде всего принципами, аккумулированными афоризмом выдающегося француза, вынесенными в эпиграф.




Комментирование закрыто.