Украинцы в плену ложных координат: контридеология спасения

Александр Роджерс

Всем, кроме уж совсем оголтелых сторонников либерализма, очевидно, что приватизация была преступной, а результаты её разрушительны. Что это привело к тому, что львиная доля экономики страны работает не на интересы народа, а для удовлетворения безграничных аппетитов кучки олигархов, которые уже не знают, как им выпендриться в своём сверхпотреблении (или как говорит народная мудрость «с жиру бесятся»).

Например, сотни миллионов долларов, которые могли бы пойти на постройку новых заводов или модернизацию уже существующих, тратятся на постройку дворцов или покупку самых дорогих в мире квартир, на яхты и вертолёты.

Также очевидно, что «эффективный собственник» – это пустой звук, симулякр, поскольку форма собственности не влияет на эффективность, на неё влияет мастерство управления, а частные собственники сплошь и рядом оказываются бездарными, точно также, как и государственные чиновники. Но если чиновника хоть в теории можно уволить и заменить, то частная собственность «священна», и на бездарного собственника нет никакой управы.

Частная собственность хороша в мелком и среднем бизнесе, где она осуществляет микрорегуляторные функции, которыми государству заниматься неудобно и ненужно. Различные магазинчики и автомастерские – это лучшая сфера для приватного сектора, но и оттуда на практике в условиях капиталистической конкуренции их вытесняют супермаркеты и корпорации.

Возможность управлять (использовать) важнее, чем право собственности. Если вы подумаете, то согласитесь с неоспоримостью данного тезиса.

Основным аргументом для либерализации всегда служило обещание притока иностранных инвестиций, если мы пойдём этим путём. На практике же этих самых пресловутых иностранных инвестиций не было за все 20 лет независимости. Львиная доля того, что считается таковыми нашей статистикой, приходит к нам из оффшоров типа Кипра (то есть это наши же деньги, только отмытые от уплаты налогов), а остальное – просто скупка наших активов за 5-10% от реальной стоимости для последующего банкротства, распила и продажи на металлолом (так иностранцы избавляются от конкурентов).

Если принять тот факт, что в мире много гораздо более инвестиционно привлекательных регионов, чем наша страна, то становится понятно, что иностранный капитал НИКОГДА не будет вкладывать свои активы в развитие нашей экономики. А потому необходимо отбросить иллюзии на этот счёт и рассчитывать только на собственные силы. Что возможно лишь при сильной государственной экономике, направляющей бюджетные средства на развитие новых производств и внедрение инноваций.

Таким образом, мы видим, что национализация и переход к госкапитализму – это не «прихоти левых утопистов», а единственно возможный способ выживания нашей страны и её народа.

Вступление Украины в ВТО и «свободная торговля» на деле означают, что выйти на европейские рынки мы не можем (наша продукция или неконкурентоспособна, или нам просто не дают с помощью различных санкций), зато все наши рынки становятся открыты для импортёров.

Что фактически уничтожает внутреннего производителя, особенно ориентированного на удовлетворение нужд населения. В таких условиях развивать собственное производство попросту невозможно: это примерно то же самое, как строить дом под обстрелом реактивных миномётов залпового огня.

Для подъёма нашей экономики необходим длительный период жёсткого протекционизма.

Анализ геополитической ситуации, связанной с экономическим состоянием США и стран Евросоюза, показывает, что Соединённые Штаты, как и несколько стран ЕС, могут уже в ближайшие пару месяцев объявить дефолт. Ситуация такова, что серию дефолтов можно только отсрочить (вызвав при этом значительную инфляцию), но они, пусть и немного позже, неизбежно наступят (и чем дольше будет оттягиваться этот момент, тем тяжелее будут последствия).

Представить себе все последствия дефолта страны, чья валюта является мировой резервной – практически нереально. Это и обрушение рынков и фондовых бирж, и схлопывание мировой торговли, и паника, и рост безработицы, и возможные военные конфликты, и многое другое.

Дефолты стран ЕС также поставят под вопрос стабильность «евро», многие страны захотят выйти из еврозоны (а возможно, и из ЕС в целом). К тому же они могут послужить (как уже неоднократно отмечалось) триггером для дефолта США. В такой ситуации продолжать текущую монетарную политику, когда национальная валюта обеспечивается ЗВР (и в основном валютными, а не золотыми запасами) – смерти подобно.

Кроме того, деньги не должны быть товаром, что неизбежно вызывает спекуляции и злоупотребления, их функция – в «универсальном эквиваленте». Поэтому денежная масса должна быть привязана к товарной массе (в полном соответствии с марксистской экономической теорией), и обмен национальной валюты на иностранные должен производиться только НБУ, по жёстко фиксированному курсу.

В совокупности вышеизложенного мы приходим к выводу о необходимости изменения финансовой политики в пользу госрегулирования (реализованной примерно таким образом, как это описывал Святослав Швецов).

Причём, даже если оставить коммерческие банки, то они всё равно должны подвергнуться госрегулированию, как это было в Японии после окончания Второй мировой.

Более того, чтобы избежать злоупотреблений банков спекуляциями на рынке ценных бумаг, а также принудить их стимулировать реальный сектор экономики, необходимо внедрять элементы «исламского банкинга»: вместо ссудного процента использовать долю от прибыли при прямом инвестировании производств.

Банковская система должна исполнять роль кровеносной системы экономики, как это изначально предусмотрено, а не быть инструментом ограбления граждан. Все финансы в стране должны работать на нашу экономику, позволяя ей развиваться опережающими темпами.

Свободная продажа земель сельхозназначения приведёт к беспределу (частная собственность позволит реализовать принцип «что хочу, то и ворочу» и сделает землевладельцев неподконтрольными). Посмотрите, что происходит с заводами – они массово используются на истощение, а потом пилятся. То же самое будет с землёй: её будут засаживать коммерчески выгодным рапсом и другими истощающими культурами, чтобы получить максимальную прибыль за минимальный срок (общий принцип капиталистической экономики, возведённый в Украине и России в абсолют).

Если разрешить свободную продажу земли, то уже через несколько лет в Украине появятся пустыни и badland (пустоши).

Лучше обратиться к голландскому или китайскому опыту, где ВСЯ земля является государственной собственностью, а субъектами передачи являются только права на использование (если аренда с/х земель, то долгосрочная, вплоть до пожизненной). При этом специальная комиссия следит за качеством почв, и если их состояние ухудшается по сравнению с паспортными параметрами, то штрафы просто запредельные.

Res publica – общественная собственность. И никакая демократия, никакое народовластие невозможны, пока не реализован этот принцип.

Но самое опасное заблуждение заключается в мысли, что «всё может наладиться само». Поскольку для таких надежд нет никаких оснований.

Логика действий всех без исключения президентов и правительств независимой Украины была абсолютно одинаковой:

1. Госсобственность продавалась и проедалась. Причём продавалась она зачастую за 5-10% от реальной стоимости. Частично вырученные деньги затыкали дырки в бюджете (за все годы не было ни одного бездефицитного бюджета, спасибо «гениальному» Азарову!), частично разворовывались.

2. Набирались внешние заимствования, которые также проедались и разворовывались. Причём с каждым годом аппетит к кредитам только рос.

Ни копейки из этих денег не было инвестировано в развитие науки, промышленности и сельского хозяйства. Украина и её народ продолжают существовать не благодаря нашим правителям, а вопреки им.

У меня только один вопрос ко всем, кто претендует на звание мыслящего существа. Ну хорошо, ещё год они протянут, продавая остатки госсобственности (на очереди сегодня предприятия НКАУ, авиационной промышленности, ГАК «Хлеб Украины», Укрэксимбанк, то есть последние, стратегические активы). Этот же год они будут наращивать внешний долг («перезанять, чтобы переотдать»). А дальше что?!

Через год-полтора (при сохранении нынешней динамики, а ничто не свидетельствует, что она изменится) мы придём к ситуации, когда в государственной собственности останутся только президентский дворец и Кабмин. Наполнять бюджет будет неоткуда (олигархи ведь не платят налогов, а умирающий мелкий и средний бизнес на себе бюджет не вытянет, как бы не старался). И государственный внешний долг составит около 80 миллиардов долларов (а совокупный – порядка 150-160 миллиардов), которые попросту будет нечем отдавать.

И что тогда? Дальше прятать голову в песке не получится – придут кредиторы, и будут иметь претензии к заманчиво выставленному страусиному заду.

Всё это будет отягощено жесточайшим кадровым дефицитом (специалисты по откатам и взяткам обычно плохие управленцы), массовой миграцией (половина нынешних студентов мечтает уехать из Украины навсегда), всеобщим дефицитом платёжеспособности (а значит, и сворачиванием внутреннего рынка) и целым рядом других трудностей.

Сегодня преодолеть это с помощью мобилизации и антикризисного менеджмента ещё возможно. Через год-два сделать это будет гораздо сложнее.

Если не начать революцию (изменение характера общественных отношений) в ближайшие месяцы, то потом спасти эту страну может быть уже поздно.




Комментирование закрыто.