Украинские олигархи: казнить нельзя помиловать

Владимир Панченко, директор Института имени Александра Поля, для "Хвилі"

украинские олигархи

В последнее время политологи и эксперты всех мастей полемизируют о роли олигархов в Украине. Разброс мнений довольно широк. Первые перефразируют избитый анекдот — хороший олигарх – это мертвый олигарх, для вторых — крупные собственники активов способны стать цементирующей основой государственности в условиях слабых государственных институтов. Одни считают, что национализация имущества олигархов и их полное исключение из процесса принятия решений – наилучшее решение. Другие говорят, что способствуя сохранению активов больших собственников приватизированных предприятий перед лицом внешних угроз, автоматически обеспечивается более эффективное управление секторами экономики. В условиях нарастающих экономических и социальных вызовов, непрофессионализма политического руководства, значимость решения, которое примет народ и внешние управляющие Украины относительно представителей крупного бизнеса, будет только возрастать. Казнить нельзя помиловать. Где ставим запятую?

Диспозиция

1 февраля 2016 года небольшой частью представителей крупных украинских компаний было подписано соглашение об объединении усилий в вопросах преодоления экономического кризиса В свете этих процессов жизненно необходимо, чтобы государственные институты и политики также принимали активное участие в диалоге. Последний жесткий сигнал Украине в виде статьи в газете Нью Йорк Таймс с обозначением негативной коррупционной роли олигархов подталкивает к решению. В идеале нынешние тайные манипуляторы политики должны самостоятельно отказаться от скрытого коррупционного управления государственными институтами. А потом начать заниматься бизнесом и в открытом лоббизме отстаивать свои интересы. В обществе в это время пока превалирует большевистская модель работы с олигархами – казнить. Достаточен ли «олигархический потенциал» для предотвращения самого радикального сценария, мы увидим уже в этом году. Вывод неоднозначен, учитывая мрачные военно-политические прогнозы и готовность части населения физически уничтожать богатых.

Но вернемся к экономике. Глобальный мир уже перестал быть соревнованием государств и представляет собой битву МНК (мультинациональных корпораций, название, которое пришло на смену традиционному ТНК). Тем самым для украинской экономики крупный бизнес мог бы стать чем-то сравнимым с авианосной ударной группой, позволяющей осуществлять боевые операции в любой точке планеты.

Чтобы обеспечить качественный рывок в экономике, необходимо вынести за скобки вопросы моральности олигархов. Проблема в том, что моральные авторитеты нации не обеспечивают приток валюты в страну, занятость граждан в рамках различных индустрий, развитие инфраструктуры государства. Это не их задача, они создают рамку взаимоотношений в которую в сущности и пытаются вписаться участники инициативы 1 февраля.

Предприниматель по англо-саксонскому определению – не торгаш, как мы часто себе думаем. Антрепренер (entrepreneur, с французского) – человек, который основывает бизнес и хочет, рискуя получить убытки, сделать деньги, если говорить языком словарей. Предприниматель в эпоху дикого капитализма характеризовался тремя основными чертами: 1) способностью захватывать чужие территории (вначале колонии, а потом — в рамках конкурентной борьбы – дополнительные сферы и возможности),2) склонностью к риску, 3) наличием коммерческих способностей. Все эти характеристики мало изменились, они по сути являются врожденными, а не приобретенными. Приобретенное же стратегическое мышление, которым иногда обладают крупные предприниматели, при определенных обстоятельствах может стать ценным активом для государства.

Но для того, чтобы использовать их потенциал, необходимо деполитизировать отношения бизнеса и государства. Речь идет об объединении прагматических усилий бизнесмен, отвоевывающего куски глобального мира, и народа — в обеспечении выживания национальной экономики, отстаивании интересов всего национального бизнеса на внешних рынках, и сохранении социальной стабильности в стране происхождения капиталиста. Подчеркну, что заключение своеобразного пакта о ненападении возможно лишь с той группой представителей бизнеса, которая преследует цели сопоставимые с экономической стратегией государства. Политическое руководство занимается выработкой стратегии экономического развития, а бизнес идет в фарватере совместных решений власть-народ-бизнес.

Среди ключевых причин, которые способны изменить приоритеты в ценностях бизнесменов — страх за свою собственность, жизнь либо внутренняя позитивная мотивация.

Олигархи в Украине сейчас используют все возможности для сохранения / приумножения активов, в том числе путем лоббирования собственных интересов посредством политического представительства. Сегодняшний политический кризис, выражающийся в войне всех против всех, объясняется, прежде всего, неспособностью и нежеланием государства выполнять арбитражную функцию. На это накладывается фактор взаимного недоверия в среде самих представителей крупного бизнеса. При условии обеспечения государственными институтами fair play (правил честной игры) для игроков рынка, наличии дееспособной судебной системы, крупные предприниматели могли бы тратить ресурсы не на получения политических гарантий (в том числе на права собственности, физическую свободу и саму жизнь), а на развитие собственного бизнеса, модернизацию, внедрение технологий.

Внутренняя мотивация олигархов может быть продиктована не моральными установками, в отсутствии которых я вас убеждал в начале статьи, а экономическим патриотизмом. Мировой опыт говорит, что природа даже самого большого (мультинационального и интернационального) бизнеса предполагает наличие штаб-квартиры, «сердца» компании, расположенного в отдельно взятой стране. Если для государства МНК – пассионарная сущность, которая толкает национальные интересы в глобальном мире, то для олигарха единственным способом реального сохранения себя длительно в качестве богатого и влиятельного – является развитие институции, которая, по Гоббсу, обладает правами суверена. Это некая структура-владелец права иметь силовые структуры, договариваться о правилах международной торговли. Она существует, несмотря на деградацию традиционных государственных образований, в виде государства.

Эффективный собственник, после периода завоеваний, должен быть уверенным в защищенности своих прав, он заинтересован в создании максимально комфортных условий для ведения бизнеса за пределами своей страны и приумножения прибыли в долгосрочной перспективе. Другое дело, что пассионарии, не отправленные на войну в другие страны, взрывают свою изнутри. Гумилев утверждал, что это относится к этносам. Но мы должны понимать, что энергия наших олигархов имеет ту же самую суть. Отправлять олигархов погибать или побеждать на фронтах международных торговых войн — альтернатива желанию растущего числа людей уничтожать их физически.

Исторические параллели

Страны, которые в разные времена достигали успеха в развитии собственной экономики, использовали потенциал собственных крупных предпринимателей. Японские сверхкрупные корпорации – «сюданы» и похожие на наши финансово-промышленные группы «кейрецу» — это способ иметь жесткую и агрессивную внешнеторговую политику при минимальной части государственной собственности в экономике, но при этом возможность иметь максимальное влияние государства на принятие решений через систему внутренних взаимосвязей. И хотя у многих кейрецу изначально были отцы — основатели, сегодня структура собственности крайне сложная. Она способствует слаженности действий промышленников, банков и государства в достижении мирового господства в выбранных секторах. Семьи, которые владеют такими корпорациями, скрыты от глаз, но они обеспечивают четкое выполнение стратегии.

Глобальный мир – очень жесткая штука и поэтому соседняя с Японией Южная Корея после кровопролитной гражданской войны через 10 лет после своей соседки применила тот же способ. Она использовала местных бизнесменов пассионариев, обеспечив единый административный и финансовый контроль над корпорациями. Власти при этом одновременно удовлетворили требование американских оккупационных властей, имея формально независимые компании на рынке.

О последовавших за этим успехах в завоевании глобальных рынков корейцами мы знаем, надо помнить, что более 40% промышленной отрасли приходится на несколько десятков чеболей. Можно с натяжкой сравнить немецкие банковско-промышленные группы с юго-восточными ФПГ. Но и первые, и вторые концентрируют принятие решений в единых центрах и стратегическое участие государства в процессах.

Насколько привлекательны транснациональные корпорации для конкурентной борьбы в глобальной экономике, демонстрирует польский опыт. Экономика страны представлена множеством мелких и средних компаний, но сегодня, достигнув впечатляющих успехов, особенно по сравнению с позорным падением украинского ВВП,Польша испытывает нехватку транснациональных корпораций, крупного бизнеса. Средний бизнес обеспечивают основной приток налогов в казну, но не способен отстоять экономические интересы государства на международных рынках, сформировать квази-монопольные образования, развить и защитить свои технологические новации. Чтобы побеждать в конкуренции за международные рынки, полякам нужны корпорации. Они планомерно двигаются в этом направлении, поскольку крупные компании обладают структурными и организационными ресурсами для осуществления экспортных блицкригов при скоординированной поддержке государственных институций.

Иногда крупный бизнес выступает также в роли своеобразного демпфера для общества, удерживающего политиков-популистов от авантюрных, волюнтаристских решений. Так, в условиях политического кризиса в Канаде, вызванного сепаратистским движением в франкоговорящем Квебеке, политики шли на поводу у общественного мнения и были готовы запустить процесс дефрагментации государственности. И лишь сигналы крупного бизнеса, который начал уводить финансовые активы, отрезвили популистов. Умный крупный бизнес разговаривает на языке прагматики и здравого смысла, потому способен при прочих равных оценивать риски в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Олигархический консенсус 2.0 . Перезагрузка возможна?

В текущих условиях международные финансовые институты и частные инвесторы способны обеспечить приток 100 – 300 млрд в Украину в течение следующих 15 лет. Наша история уже переживала большой приток иностранного капитала в период с 2001 по 2008 годы. Более 100 млрд дол «порезвились» на нашем рынке, создав иллюзию европейского достатка у 10% населения и общего оптимистического представления о развитии у 50% граждан. Но тогда политические и экономические элиты упустили шанс на модернизацию экономики. Произошла консервация сырьевой направленности экспорта в условиях выгодной конъюнктуры внешних рынков. Новые драйверы роста так и не были определены.

Сейчас окно возможностей для Украины снова открыто. Вопрос, надолго ли? Олигархи имеют шанс осознать, что нельзя вечно находится в статусе подающих надежду, как стране, так и ее прагматичным пассионариям. Читайте академика Згуровского — мы уже более полугода в дефолте согласно его форсайту.

Неизвестно насколько олигархический консенсус будет осуществляться в его исконном значении, как это обозначил Юрий Романенко (олигархи продолжают за спиной у народа договариваться, что бы еще такого в Украине распилить). Научное предвидение – упрямая вещь, что должно произойти — произойдет, если факторы сложились. Единственным инструментом против дефолта и последующего коллапса экономической и социальной системы, а далее — дезинтеграции страны в результате гражданской войны, остается консолидация народа и элит. Иначе – кровь и страдания, причем всех нас, богатые тоже заплачут. Еще остаются небольшие шансы увернуться от самого худшего, резко улучшив экономическую ситуацию. Вероятность кстати мизерная, она составляет от 2 до 10%. Мы можем получить вожделенные 100-200-300 миллиардов поскольку экономика может это переварить, а западные партнеры могут дать. Краеугольным условием для получения кредита доверия от инвесторов является дееспособная, прогрессивная элита. Эти люди должны обладать достаточным не финансовым, а символическим капиталом, что конвертируется в способность брать ответственность за взятые страной обязательства, и достаточными компетенциями – успешными кейсами построения эффективных компаний / институтов.

Задачи этих элит заключаются в создании прозрачных инструментов маршрутизации инвестиций как внутрь страны, так и возврат средств, разработке масштабных бизнес-проектов, созвучных с собственным пониманием роли Украины в мировой экономике. Могут ли олигархи стать такими? Могут. Покаявшийся в последний момент грешник воспринимается Богом так же, как и всю жизнь молящийся правоверный. Но грешник должен на самом деле покаяться и стать на путь истинный. Тогда все получится.

Честно говоря, меньше всего мне хотелось бы выглядеть нравоучительным. Просто информация иногда становится доступной тогда, когда ее ищут. Может быть эта статья станет той одной из капель, которая склонит чашу весов на сторону по — настоящему прагматического и спасительного для олигархов и для страны решения.

Если же не принимать решения, то ничего на самом деле не происходит особенного. Мир продолжает жить. Только без нас.

И все же заончим на конструктиве.Обновленная формула олигархического консенсуса 2.0 возможна. Суть ее не в конфронтации с целью сохранения влияния и контроля над активами, а в создании процветающей и конкурентной экономики – реального, а не эфемерного общественного блага. Агенты Изменений (креативный класс, эффективные собственники — предприниматели) + Ресурсы (Инвестиции) + Сильные Государственные Институты (Функция арбитража) + Гражданское Интеллектуальное Сообщество (Функция формирования повестки изменений, определения приоритетов и контроля эффективности государства) = Общественное Благо. Каждый из элементов данной формулы имеет критическое значение для построения экономически развитой страны с высоким уровнем благосостояния граждан.




Комментирование закрыто.