Украинские левые изобретают велосипед: не пора ли вспомнить наследие Ленина

Александр Роджерс

Во-первых, я не согласен с термином «маргинальные» применительно к данным субъектам. Оригинальный marginal означает «вне закона», «вне системы», что к ним неприменимо ввиду их полной вписанности в существующую систему. Ибо и профсоюзы, и студенческие кружки, и протесты против застройки, и митинги, и прочие их действия давно и успешно вписаны в систему.

Любое стандартное действие встречает такое же стандартное противодействие, и на этом поле они системно и последовательно проигрывают, играя по правилам системы. Ответ всегда должен быть асимметричным.

Поэтому термин «маргинальный» в данном случае неправомочен. Гораздо более справедливо называть таких персонажей «люмпенами», ввиду их плачевного и безвольного состояния.

Тем более, что ряд персонажей в данной тусовке давно является «профессиональными левыми», которые используют такой образ жизни для ситуативных заработков (и вовсе не ставят себе целью реальное преобразование общества).

Во-вторых, применительно ко многим из членов таких люмпенизированных организаций термин «ясли», употреблённый Панютой, явно не применим. Когда я только начинал свою политическую деятельность в 2004 году, эти персонажи уже были достаточно начитанными и опытными.

За восемь лет даже новорожденный младенец уже пройдёт через детский сад и пойдёт в школу, а тут взрослые люди застряли в «яслях»?

Причём у них есть то, чего не было у их предшественников – мощнейшая теоретическая база, практические наработки и анализ ошибок революционеров прошлого. И ничем из перечисленного они не пользуются, предпочитая сектантскую грызню и имитацию деятельности вместо самой деятельности.

Более того, я периодически наблюдаю идеологические и организационные потуги данных группировок. Так вот, многие персонажи пишут то же самое, что они писали восемь лет назад, не демонстрируя никакого развития мысли. И это притом, что обстоятельства меняются с огромной скоростью!

Кто мог восемь лет назад предсказать мировой кризис, тенденцию к смерти среднего класса и внятно оспорить тезис Фукуямы о «конце истории»? А сегодня это оперативная реальность, с тенденциями к радикализации, милитаризации и фашизации.

Безусловно, среди левых много молодёжи. Но имеется в данной среде и определённое число кадров другого качества, которые зачастую и задают тон. Данные господа остаются неизменными, памятниками сами себе. Меняются названия организаций, меняются конфигурации союзов, но мелькают те же лица и звучат те же мелочные склоки.

Задирака, Верник, Розенвайн и ряд других – это профессиональные люмпен-левые, которые сделали «левость» способом жизни (и заработка). Молодые идейные ребята, попавшие в их тусовки, через некоторое время разочаровываются в этом болоте и уходят. Но они не расстраиваются, поскольку им на смену приходят другие энтузиасты, которых можно окучить.

И сам господин Панюта полтора года назад на социальном форуме выдвигал тезисы, практически идентичные сегодняшним. Где рост? Где понимание изменившихся обстоятельств? Где развитие?

Более того, ряд его тезисов прямо противоречит объективной реальности, что я ему указывал уже тогда, и не упущу возможности повторить.

Например, базовым постулатом всей «теории» Панюты является утверждение, что революции происходят не тогда, когда в обществе всё плохо, а когда ситуация становится получше.

Я ещё полтора года назад спросил господина Панюту, с чего он взял, что будет лучше, и может ли он привести факты и обозначить тенденции, которые подтверждают это его утверждение. На что внятного ответа не получил тогда, и вряд ли получу сегодня.

Наоборот, все факты и тенденции свидетельствуют о том, что ситуация в мире вообще, и в Украине в частности, будет только ухудшаться. Международная обстановка накаляется, Евросоюз разваливается, число и интенсивность войн растёт, борьба за ресурсы ожесточается, мировая экономика стагнирует, рынки сокращаются etc.

Кроме того, продолжается воровская приватизация (когда предприятия покупаются за 1-2% от их реальной стоимости, другой термин неприменим), существующие предприятия глубоко отстали в технологическом плане, используются на износ и технологическое отставание лишь усиливается. Параллельно происходит деградация образования и неизбежное старение опытных кадров старшего поколения. Ждать, пока ситуация улучшится САМА – это утопизм. Кроме того, тогда возникает законный вопрос: зачем революция, если ситуация улучшится? Где логика?

Ещё один тезис господина Панюты, родственный предыдущему, заключается в том, что «дальнейшее развитие производительных сил… обогатит опытом различные слои трудящихся».

Какое дальнейшее развитие производственных сил? Где оно в мире победившего капитализма? Это пока шла борьба запад против СССР, то капитал был вынужден развивать высокие технологии и автоматизировать производство. А теперь у него есть все основания, чтобы осуществлять обратную тенденцию.

Вместо того чтобы вкладываться в рискованную модернизацию, дешевле и безопаснее использовать наёмный (практически рабский) труд в странах третьего мира. Зачем ставить сложную автоматику, требующую высококвалифицированного (а значит и высокооплачиваемого) обслуживания, если можно использовать большее число низко квалифицированных рабочих за сущие копейки?

К тому же неразрешимый парадокс общества потребления: хорошее образование порождает плохих потребителей (ценностный центр смещается в сторону нематериальных ценностей). Что неизбежно ведёт к замедлению развития производственных сил, если не к их постепенной деградации (почитать хотя бы Бжезинского и Кругмана про критическое падение качества образования).

Впрочем, даже если допустить некий рост производительных сил, то в условиях капиталистических отношений он будет приводить не к сокращению длительности рабочего дня (такого не наблюдается нигде), а к росту числа «лишних» людей, лишённых возможности участвовать в трудовой деятельности, а потому неизбежно люмпенизирующихся. И так, и иначе – желанного улучшения без волевого преобразования общественных отношений не наступит.

И что же предлагает господин Панюта? Ждать более благоприятных обстоятельств!

А если учесть, что мы стоим на пороге ситуации, мучительно напоминающей преддверье первой мировой (очередной кризис рынков и кризис гегемонии), то предлагаемое ожидание смерти подобно.

Вспомним историю Марии-Антуанетты, Иакова I или Николая II – власть свергают, когда она становится слишком оторвана от реалий и критически некомпетентна для реагирования в новых, изменившихся условиях.

Исторический анекдот гласит, что когда Марии-Антуанетте сказали, что народ бунтует, потому что у него нет хлеба, она сказала «Нет хлеба? Тогда пусть едят пирожные». Я думаю, что обитатели Межигорья и Конче-Заспы не намного адекватнее оценивают комплекс трудностей, с которыми предстоит столкнуться Украине в ближайшие несколько лет.

Вспомним, что в своё время Ленин в условиях агрессивной внешней среды и неадекватного Временного правительства отказался от марксисткого постулата о вызревании условий, и совместно с Троцким в кратчайшие сроки подготовили и осуществили переворот.

Троцкий, как и Бланки до него, вообще считал, что для смены власти в стране не нужно никаких особенных условий, и всё дело в технологии. Примерно такого же мнения позже придерживались и Мао, и Че Гевара (что условия создаются, а не ожидаются).

Если мы посмотрим на теорию Гумилёва, то увидим, что функционирование общества в фазе обскурации (а именно в этой фазе находится сейчас Украина) заканчивается двумя разными способами: или медленным увяданием в небытие (если ждать), или резким пассионарным скачком, сопровождающимся потрясениями – если действовать.

Все, кто ждали – не дождались. Те, кто делал – добились.

P.S. Всем же, кто предпочитает пассивно ждать, пока всё само собой произойдёт – могу посоветовать для ожидания хороший буддийский монастырь в Тибете. Но если вы в душе буддист, то место лидера даже люмпенизированной левой группировки явно не для вас.




Комментирование закрыто.