Украине срочно нужно выработать новую стратегию по Донбассу

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, для "Хвилі"

пункт пропуска_Донбасс

Трёхсторонняя группа в Минске договорилась о подписании «рамочного соглашения о разведении сил и средств».. ОБСЕ, и им за это спасибо, вывесили текст соглашения. Что это значит?

История Минска: передышка, потраченная впустую

Соглашения Минск-2, подписанные на фоне боёв за Дебальцево, имели сроки — конец 2015 года. Уже осенью того года стало очевидно, что соглашения выполнены не будут. Причём позиция украинской стороны была достаточно сильна — доказать, что соглашения сорваны по вине РФ было более чем легко. Это понимали и «партнёры» из Германии и Франции. Случилось то, что случилось: действия соглашений «были продлены на год». Было очевидно, что отведённые 12 месяцев условны. И разговоры об очередном продлении срока — дело техники.

При этом у каждого из подписантов были свои интересы.

  • У Украины получить передышку на усиление армии и проведение реформ. Точнее наоборот: на реформирование страны результатом которого станет усиление армии. При этом в Киеве ожидали, что нахождение России под санкциями сделает Кремль сговорчивей.

  • Партнёры из стран ЕС, в первую очередь Германия и Франция так же хотели «сделать паузу» в войне. Получить политические дивиденды как страны-миротворцы. А тоже надеялись на успех украинских реформ, которые могут поменять расклад сил и аргументацию при следующей встрече.

  • Для РФ тоже нужна была передышка. Как бы ни кричали про «большую победу», но штурм вначале 5 кв. километров ДАП, а потом «кармана» размером 20 х 10-15 км явно не тянул на «эпохальную победу». А вот потери впечатляли – украинская армия весьма эффективно уменьшила число ихтамнетов. Таким образом Кремль понимал, что вариант силового решения проблемы — полноценное вторжение. Но зима 2015 отличалась от весны 2014. Даже ослабленная украинская армия представляла из себя внушительную силу. Это, помноженное на изменение настроений населения (в первую очередь центральной и южной Украины) превращало мечты о победном марше в долгие думы о неприятном и болезненном. Но Россия тоже рассчитывала. На традиционный украинский политический бардак, который уменьшит уровень внешней поддержки Киева. Рассчитывала и рассчитывает (в идеальном варианте) внедрение ЛДНР в Украину. И их влияние на политику страны.

У всех перечисленных сторон общей была лишь одна цель — передышка. И, ещё раз повторю, год назад — в сентябре-октябре 2015 Украина могла бы одержать первую большую дипломатическую победу. Доказав, что срыв Минска-2 – вина России. Параллельно получить аргументацию на изменение формата «Нормандской четвёрки», поиск новых решений. И, даже говоря о продлении действий соглашений, настоять на включении туда новых пунктов.

Для этого необходимо было относительно немного: хоть какой-то знаковый успех реформ и выработанная новая позиция на внешней арене. Вместо этого страна увлечённо занималась попыткой сместить премьера, местными выборами и трагикомедией под названием «Отставка или отпуск Шокина».

Партнёры из ЕС этого не понимали. Не понимали и американцы. Если первые были более сдержанными, то вторые «резали правду-матку». Чуть позже вице-президент США признался в интервью «The Atlantic», что он даже просто, на пальцах объяснял Порошенко, что 1 млрд. долларов от США не будет пока один простой украинец не выйдет из отпуска в отставку. Оцените стиль «It’s OK, you can keep the [prosecutor] general. Just understand — we’re not paying if you do.»

Таким образом позиции Украины при разговорах о продлении Минска-2 были более чем слабыми. Понимание того, что РФ не выполняет своих обязательств было. Но при этом партнёры ожидали, что Украина в полной мере использует передышку. Киеву кроме новых патрульных показать, по большому счёту, было нечего. Точнее, если подумать, то значительную часть работы Минфина, проекты Мининфраструктуры можно было красиво подать в виде первых побед. Но, видимо, руки не дошли — были же местные выборы, борьба в парламенте, Шустер-шоу. Не до разговоров с европейцами!

Партнёры подошли к вопросу трезво. Послать Украину куда подальше не хотелось, но и вешать на себя новую проблему в виде эскалации на Донбассе и необходимости дальше раскручивать маховик санкций против РФ не хотелось тоже. А ради чего? Ради усиления Украины? Ради украинских реформ? Про это читай абзацем выше.

Было принято соломоново решение — оставить как есть. То есть дать той же Украине время одуматься. Займётся реформированием себя самой — ура. Нет — будет новый день, будут новые вводные. При таком настроении Киев даже теоретически не мог ни предлагать своё ни громко протестовать. Ведь в ответ шли неприятные вопросы о ходе реформ, коррупции. И ещё более неприятные предложения: а давайте мы вам денег не дадим.

Смена акцентов и начало больших проблем

Таким образом Россия получила не только передышку ещё на год. Она получила то, на что рассчитывала: в результате украинского политического бардака позиции Киева ослабли. А значит можно начинать игру сразу по нескольким направлениям:

  1. Лоббировать снятие санкций как бесперспективного и неразумного метода ведения диалога. Заметьте, именно в этом году интонации спикеров из РФ сменились с «ядерного пепла» на «давайте поговорим о действительно важном».

  2. Подготовить несколько проектов во внутриукраинской кухне. То есть внести хаос в переплетение политических интриг в Киеве. Через СМИ, знаковые события, отдельных людей.

  3. Начать продавливать идею о реализации плана «повесить ЛДНР на шею Киеву». Не просто как территорию, а именно в их сегодняшнем виде. С сегодняшним руководством, системой принятия решений и так далее.

Что было за 2016 год в Украине, думаю, напоминать особо не стоит. А вот вне страны происходили интересные вещи. В частности можно отметить:

  • Повышенную активность российских дипломатов и бизнес-партнёров российских кампаний. А так же попытка РФ ввязаться в другие кризисы. Обозначить новые, другие темы. На фоне которых украинская война будет событием второго плана.
  • Сирийский конфликт и проблема беженцев в Европе. Не утверждать, что данный кризис связан лишь с российской политикой — в наплыве беженцев в старушку Европу было много заинтересованных сторон, где каждый получал свои бонусы. Та же Турция. Тем не менее кризис пришёлся как нельзя кстати — есть проблема. Которая близка и понятна. Украина — это далеко и совсем не понятно, что они там делают.

  • Передел энергетического рынка и появление все более четких контуров «новой экономики». Которые требуют быстрых, продуманных и, зачастую, неприятных решений.

  • Референдум в Британии. Который спутал карты многим. Это ещё один вызов для европейских политиков. На фоне которого разговоры Киева о ценностях и желании идти в Европу выглядят как неудачная шутка.

Тем временем Украина продолжала говорить о столь желанном европейском пути. При этом когда её спрашивали, что «вы конкретно предлагаете», снова шли слова о российской агрессии, защите цивилизации и ценностях. На уточняющий вопрос «что конкретно вы предлагаете и что хотите» ответа или не было. Или предлагался выбор из двух вариантов:

  1. Дайте денег

  2. Скажите что делать, чтобы быть в Европе (ну или получить ещё денег)

Украина не предлагала своего функционала. То есть не отвечала на вопрос «зачем Европе Украина». Она не предлагала вместе заработать. Вместе развиваться. Она или просила, или говорила о ценностях. Зачастую устами персон весьма низкого ранга. Ведь страна не удосужилась даже назначить послов во многие ключевые страны-партнёры.

Наиболее полно и, так сказать, в широком кругу наблюдателей и прессы особенности риторики украинских политиков проявились на форуме в польской Крынице. От официальных лиц ждали конкретных предложений. Попыток, как говорят в бизнесе, «продать» сотрудничество. Не дождались. Проблему украинский премьер, возможно почувствовал. По крайней мере обыграл вопрос «зачем Европе Украина», но обыграл по-своему. Вот цитата: «Сегодня помощь Украине нужна настолько насколько Украина нужна Европейскому Союзу». Всё бы хорошо, да только нужна ли странам ЕС Украина и какая именно (в каком виде) они не знают. Сами украинцы ответа не дают.

А вот и проблемы

Перечисленное выше создаёт предпосылки для успеха российской дипломатии. Разговор об отмене санкций идёт полным ходом на достаточно высоком уровне. Об этом упомянутый господин Байден открытым текстом предупреждает Порошенко. Причём предупреждает и о том, что на Киев могут «повесить» провал Минска-2. Улавливаете изменение ситуации? Год назад речь шла о сказать открыто или завуалировать то, что РФ провалила выполнение соглашений. Сегодня уже совсем другой расклад.

На этом фоне проходит очередное заседание трёхсторонней контактной группы. Которое завершается документом про отвод сил и вооружений. То есть разведение конфликтующих сторон. То, о чём не шла речь в тексте «минских соглашений». Не верите? Вот вам фото документа. Речь шла об отводе тяжёлых вооружений. Что Украина и сделала.

Сейчас речь идёт о «разведении сил и средств». Всех. Возникает вопрос: а что вместо? То есть, кто будет следить за порядком на «пустой территории». Ответа в документе нет. Ведь «полицейской миссии» о которой так много говорили нет и в ближайшее время не будет. Получается, что армия отступает. А наблюдатели ОБСЕ следят, чтобы никто не занял оставленные позиции. Те самые наблюдатели ОБСЕ, которые не могли зафиксировать обстрелы Счастья потому что эвакуировали передовую миссию из Счастья «в связи с обстрелами». А перед этим под таким же предлогом — часть миссии из Авдеевки.

Но самое главное в другом. Посмотрите внимательно на документ, любезно предоставленный ОБСЕ. Странного ничего не находите? Название «трёхсторонняя контактная группа». А вот подписей внизу 5. В том числе и «лидеров ДНР и ЛНР». Это называется поэтапное введение в переговорный процесс новых игроков. То есть уже не «за них подписывают», а они сами. При этом меняется и роль российского представителя. Ведь если ЛНДР «сами», то что он гарантирует? Он превращается из «всего лишь гаранта выполнения террористами договорённостей» в «просто участника переговоров». Разница мала, но она существенна.

Таким образом сегодня складывается весьма неприятная для Украины ситуация:

  1. Санкции против России будут отменены. Да, без всяких «если» или «возможно». Вопрос во времени. Для проформы оставят пару пунктов «санкционного списка». Те, которые никак не влияют на практическую составляющую торговли, партнёрства и так далее. Дело времени. Или, скорее, ближайшей (максимум полтора года) перспективы.
  2. «Практическая реализация минских соглашений», или, точнее, их наполнение в виде документов «рабочих групп» всё дальше отходит от текста Минск-2. И, увы, в невыгодном для Украины направлении.

Это всё заставляет задуматься над вопросом «что делать». Именно так. Кричать «зрада»- искать виновных. Можно даже назначить таковых, найти, покарать, а затем наступить на те же грабли. Ведь дело не в позиции отдельных людей. Ключ в том зачем были минские соглашения. То есть в том, что идёт после слова «передышка». Это изменения страны. Реформы, если хотите.

Варианты действий когда кажется, что «всё пропало»

Теперь давайте порассуждаем что можно делать. Варианты есть. Каждый из них по-своему неприятен, но каждый из них возможен и ведёт к позитивному результату.

При одном общем для всех алгоритмов условии. Если Украина займётся преобразованиями самой себя и поймёт что она есть сегодня и чем хочет стать завтра.

Вариант 1 — Минские соглашения. Выполняем от корки до корки.

Выполнение Минских соглашений в том виде в котором они зафиксированы на бумаге может быть выгодно Украине. Для того, чтобы в этом убедиться достаточно прочитать текст закона «Про особливий порядок місцевого самоврядування в окремих районах Донецької та Луганської областей». А так же послушать что предлагают в качестве реформ Украине. То есть если политики хотя бы будут делать то, что обещали и при этом «до буквы» выполнять закон.

  • Например, законом предусмотрено финансирование «региона». Но лишь в рамках программ, утверждённых Кабмином. При нормальной децентрализации и нормальных правительственных конкурсах тех же инфраструктурных проектов любая другая область получит больше. И с меньшей головной болью в виде «поездок в Киев на согласование».

  • Трансграничное сотрудничество. «Отдельным районам» гарантированно свободное сотрудничество с РФ. Остальным — без ограничений.

  • Отдельные районы имеют «свои» суды и прокуратуры. Да, руководство которых «согласовывается» с Киевом. Остальные при нормальной реформе со временем получают право выбирать судей. Разницу чувствуете?

  • Программы социально-экономического развития. Тут вообще всё прелестно. «Отдельные районы» создают такие программы. Они утверждаются Кабинетом министров. И всё. Остальные могут разрабатывать свои сами (в рамках децентрализации — налоги же у них), участвуют сразу в нескольких государственных целевых программах, разрабатывать межрегиональные программы, получать кредитные средства под правительственные гарантии, пользоваться государственными линиями субсидирования. Всего этого в законе про ОРДЛО НЕТ. Единственное для них — ехать утверждать свои программы на заседание Кабмина. А потом гадать будут ли средства в бюджете.
  • Все регионы могут при необходимости вводить региональные языки (если есть нацменьшинства) и получать на это дело помощь от государства и европейских структур. ОРДЛО имеют право на «русский язык». Но согласно закону все траты… сами, ребята, сами.

Ещё раз повторю — это то, что записано в законе. И то, что может быть, если политики будут проводить в соответствии с озвученными планами. То есть просто выполнять то, что пообещали. В таком формате имеем «особый статус». Но «особый» не значит лучший. Тюрьма тоже может быть с «особым режимом».

Исходя из этого ясен и алгоритм решение проблемы Донбасса. Хотите больше полномочий? Как у всех? Для этого необходимо совсем чуть-чуть – отказаться от особого статуса. А Верховная Рада рассмотрит вопрос стоит ли отменять вашу «особость».

Кому интересно — подробно (с табличками) описывал данный подход летом 2015 года.

Минус такого подхода — упущенное время. Сейчас на Украину давят с целью «скорректировать» и порядок исполнения пунктов Минского соглашения и сами рамки договора. Позиции у Киева не простые. Однако просто говорить «о ценностях» — это путь к поражению. Красивые слова уже не проходят.

Реформы за один день не проведёшь. Тем не менее занять более агрессивную позицию можно. Использовать как позитивную, так и негативную риторику. То есть и показывать конфетку, и пугать. Вот, например, несколько положительных пунктов:

  1. Проанализировать успехи в реформировании (кроме полиции и коррупции) — экономику. И в разговорах делать акцент на том, что получилось. Представляя данные направления как приоритеты.

  2. Предлагать конкретные темы для возможного заработка. Даже с сельским хозяйством не пугать «мы завалим вас продуктами», а говорить о рынке земли, возможности выхода на новые рынки сбыта (Африка, Азия), окупаемость инвестиций и государственные гарантии инвесторам.

  3. Рекламировать квалифицированную рабочую силу. Которая дешевле, чем в соседних странах. Предлагать себя в качестве «сборочного цеха Восточной Европы». Как для ЕС, так и для тех же Сингапура, Индонезии, Индии, Тайваня.

Несколько отрицательных

  1. Возьмём даже «согласованный формат» разведения сил. В таком случае получаем никем не контролируемую площадь на Европейском континенте. Значит, Украина может спокойно заявить, что она при таком развитии ситуации не сможет гарантировать, что из региона в ЕС не хлынут новые синтетические наркотики.

  2. Разведение сторон и «одностороннее выполнение Минска-2» — это открытые границы с РФ. И отсутствие линии фронта. А значит на границах ЕС появятся новые беженцы. Или же лица с явно криминальными наклонностями. В качестве примера можно привести несколько сотен чеченских беженцев, которые уже год как пытаются через беларуский Брест прорваться в Польшу. Только тут будет хуже.

  3. Распространение оружия и криминал, боевики. Реализация «Минска-2» в одностороннем порядке — это вся полнота прав граждан Украины для всех, кто оказался на той территории. В том числе и «туристов» из РФ. Которые по схеме «гражданин *НР — Минск-2 – гражданство Украины» получат паспорта. И по «безвизу с ЕС» поедут в старушку-Европу. Готовы ли, например, немцы к туристической поезде малой группы «новых украинцев». Численностью так тысяч 10-15. Да ещё с боевым опытом? Вопрос можно ставить открыто. То же самое по контрабанде оружия. Не обязательно везти сразу в Польшу. Приднестровье, Молдова, страны Черноморского бассейна.
  4. Сбыт краденного. Тех же самых автомобилей законопослушных немцев и голландцев. Ведь на «особые территории» украинские правоохранители вроде как не будут заезжать?

  5. Контрабандный хаб. Причины те же — открытые границы с РФ. А линия соприкосновения оголена согласно требований ЕС, ОБСЕ «выполнить Минск».

  6. Угроза терроризма. Открытая граница с РФ, боевики, которые уже на Донбассе. Наличие политических противоречий. А в Украине есть АЭС. Много. Или Европа забыла про Чернобыль?

Это так, краткий список. Добавить можно экологические проблемы (кто будет следить за загрязнением рек), биологическую, эпидемиологическую угрозу и так далее. Открыто признаваться, что в теперешнем состоянии Украина не может гарантировать отсутствие проблем в этих областях. Не для себя — для Европы. Ведь граница с РФ открыта. Территории Киев не контролирует. А по «рамочным соглашениям» есть области где вообще никто ничего не контролирует.

А дальше простой калькулятор: день сдерживания всей этой гадости в виде нарыва на востоке страны стоит, например миллион долларов в день. 365 в год. Сдерживание на границах Украины с ЕС в разы больше — протяжённость границы колоссальна, а личного состава меньше. К тому же есть и территория самой Украины. А вот цену локализации каждой из проблем уже в Европе даже трудно представить — десятки миллиардов. Потом простой вопрос: «так что вам дешевле?» И не факт, что потенциальные прибыли от торговли с РФ для меркантильных европейцев перевесят издержки.

Смело, рискованно, но куда деваться. Главное выиграть время, чтобы таки провести реформирование Украины. Иначе будет всё равно в составе страны ЛДНР или нет — страны может не быть.

Вариант 2 — Внесение корректив в темы обсуждения

Этот вариант можно назвать так же «признанием очевидного». Он вполне сочетается с предыдущим. Могут реализовываться оба. Параллельно. Суть его в том, чтобы дать себе ответ «что сейчас Украина и в состоянии ли она сегодня получить назад оккупированные территории», а потом назвать оккупацию оккупацией.

Например Верховная Рада принимает простой закон. Называется «об оккупированных территориях». Достаточно пары абзацев. Например:

«Государство Украина признаёт, что все территории, которые находятся не под контролем ВСУ, структур Нацгвардии или Национальной Полиции являются оккупированными.

Государство признаёт, что по состоянию на сегодняшний день не может вернуть суверенитет над данными регионами.

Исходя из наличных средств и с целю обеспечения безопасности граждан Украина осуществляет меры по обустройству, охране и обороне границ (периметра, линии соприкосновения — с термином можно поиграть) оккупированных территорий.

Государство Украина признаёт, что не может выполнять своих обязательств перед людьми, проживающими в оккупированных зонах. Всю ответственность за их жизнь, здоровье, соблюдение их прав несут оккупанты и сформированные ими органы власти. Украина готова выполнит все свои обязательства в случае переезда гражданина на свободные территории.

При этом государство Украина ещё раз подчёркивает, что оставляет за собой право на деоккупацию территорий любыми доступными методами. А именно путём волеизъявления жителей, через переговорный процесс, методами силового воздействия. Вплоть до войсковой операции»

Это может быть закон, который можно принять и референдумом — в Европе ведь любят свободное волеизъявление граждан. Последнее, кстати, предпочтительней. «Партнёрам» из Берлина и Парижа будет сложнее давить против такого аргумента. А Киев оставляет за собой право действовать любым удобным на сегодня способом. Начиная от реализации Минска-2 и заканчивая войсковыми операциями. То есть закон формально «не противоречит минским договорённостям», но расставляет нужные акценты.

Что касается признания «кто оккупант» – этот пункт можно и опустить. Если, естественно, есть такая необходимость. Пример той же Сирии. Есть территории, оккупированные террористами из ИГИЛ. Есть другие территории. Под контролем других групп. В Украине есть две территории. Одна под контролем террористов из ЛДНР и «ихтамнетов из РФ». Вторая — только «ихтамнетов из РФ». Отсутствие конкретизации в данном случае даже выгодно.

Тем более, что этот закон можно будет применять и по отношению к другим территориям. Например, в борьбе с той же янтарной мафией. Просто вывести из пары сёл, например, Ривненщины, всех силовиков и поставить кордоны. Наглухо. Месяцев на 8-9. Сами, ребята, сами. А потом решать как и на каких условиях восстанавливать власть. Уже без церемоний — территория же была «под оккупацией».

Вариант 3 — А оно нам надо?

Алгоритм в самом заголовке. Это может быть акт признания «независимости» территорий. С оговоркой, что они могут вернуться в состав Украины «на общих основаниях». Демократично, по-европейски. Только в таком случае финансирование (в том числе и восстановления) «новых независимых государств» можно переложить на РФ. Как и поддержание инфраструктуры региона. Которую сама Россия, вывозя заводы или распиливая их на металл уничтожила.

При таком развитии событий «Минск-2» становится неактуальным. На переговоры Киев будут звать. Настойчиво, но это уже другие переговоры. С другими вопросами.

Вторая возможность — тот же референдум. В Украине. С вопросом «а нужен ли нам Донбасс». Даже сам факт референдума, даже с «консультативным» статусом даёт козыри Киеву. Которых сегодня так не хватает. Описывать данный вариант не буду — на эту тему высказывались многие.

И, наконец, вариант 4. Который предложил в своём тексте Виктор Жих. Выборы. Свободные, по всей Украине. Но по украинским правилам. Тоже интересно и ставит в тупик как Россию так и Германию с Францией.

Я не утверждаю, что предложенные алгоритмы действий идеальны. Каждый из них имеет свои минусы. Но каждый может привести к успеху. При условии, если страна сосредоточится на изменениях себя, общества. Бонусы от таких перемен явно превосходят минусы предложенных вариантов.

Возможно, у кого-то из читателей будет и своя идея. Это прекрасно. Значит нужно предлагать. Ведь продолжать говорить о ценностях, надеяться на «союзников» и при этом ничего не делать со страной — путь к краху. Вот тогда точно будет плохо и неприятно. Всем.

______________________________________________________

Понравился текст? Или считаете его заказным?

Можете считать себя его заказчиком, если поблагодарите автора. Словом, репостом либо умеренной суммой.

Полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины (информация о них в моей ленте ниже давалась не раз)

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.