Украина сплавляется по Рубикону

Андрей Длигач, для "Хвилі"

sur82

Привычный мир рушится. А память твердит: «как было хорошо!». Та самая — самая вкусная конфета… Шоколадный батончик Тростянецкой фабрики… Или, быть может, другая — вкупе со всеми теми радостями беззаботного детства, упрямо тянут в комфортные времена окружённости заботой.

Но того мира уже нет — через настоящее наступает будущее.

Будущее не есть повторение прошлого. Как бы ни закручивалась спираль времён, но каждый следующий виток — мудрее предыдущего. Dies Diem Docet.

Будущее не есть дление настоящего. Будущее — это по определению не настоящее (в смысле не то, что уже есть).

Будущее — это нечто новое, что мы способны осознать уже сейчас. И нечто принципиально иное, что мы сможем осознать уже только оттуда.

Сейчас мы (и мир вместе с нами) стоим у эскалатора, носками туфель заступив на движущуюся ленту. Чувствуем, как земля уходит из-под ног, но не решаемся вступить на полотно, которое вынесет нас в Новый мир.

Мелькают отрывочные картинки будущего: дарение, доверие, открытость, творение. Сигналят «оттуда» Uber-Airbnb-Bitcoin-Tesla-Покорение Марса.

Но каблуки наши твердо стоят на хрупком настоящем.

Поэтому заплатки на Конституции. Поэтому антиреформа налоговой системы (её доверили МинФину, чтобы ненароком не поломать существующую систему). Поэтому политические проекты только под выборы. Поэтому взятки для выживания. Пенсии — для выживания. Долгосрочная стратегия государства — выживание («хотя бы до конца года»). И так 25-ый год.

Пора в школу.

Нам всем.

Мы выросли из садиковского возраста. Теперь все иначе. Как было раньше: не выпил компот, значит плохой мальчик.

Теперь же каждому из нас заново, самим себе, предстоит ответить на вопросы:
— Кем быть?
— Что такое хорошо и что такое плохо?
— Почему мы должны быть вместе (компания, община, страна)?
Перепродумывание страны и есть модернизация.
С самых основ нашего сосуществования.
«Особый статус» «джерела» (народа) во взаимоотношениях с «исторгнутой» им властью (вернее, её органами) — закономерный итог Конституции как компромисса юристов и политиков.

«И победа Короля стала его поражением».
И. Бабель.

Революция 2004 года ознаменовала собой окончание краткого периода полярных фан-клубов в украинской политике.

Противостояние Ющенко-Янукович (как Динамо-Шахтер, iPhone — Galaxy) в нашем обществе не стало основным трендом. «Тимошенко-Янукович» уже не так сплачивало сторонников.
В то же время усилилось влияние мэмов. С их помощью и «свои», и вражеские технологи поляризуют общество. «АТО», а не «война»; «особый статус территорий», а не «особенности местного самоуправления»; язык, Мочанов, «а пенсионеры?» — десятки мэмов и смыслов дробят нас на всё более мелкие группы, где система «свой-чужой» начинает давать сбои.

Неоткрытость отрицают и тут же объясняют войной.

Недоверие объясняют «тайным знанием» (слухами) и тут же говорят о технологиях дискредитации.

Отсутствие стратегии объясняют необходимостью сначала «спасти страну».

Если не иметь в плане шага номер 2, то сложно увидеть за Вильнюсом осени 2013-го Ростов 2014-го. Ведь каждый шаг был победным. 30 ноября. 16 января. Февральское успешное давление на Верховную Раду. В каждом действии — «папа в силе».

При отсутствии стратегии, отличная тактика, организованная команда, харизматичный кормчий и весь ведомый им дредноут вязнут во льдах.

Причем, чем лучше тактика, тем скорее и прочнее мы вязнем во льдах, тонем в болоте, падаем в пропасть — варианты по вкусу.

Украине по-прежнему, и теперь особенно, нужно стратегическое видение и программа модернизации.

Единение должно произойти именно вокруг будущего. Именно это даст нам ответ на вопросы какая нужна Конституция, что делать с оккупированными территориями, почему мы (украинцы) должны быть вместе единой страной и так далее.

Из «выжить» или «модернизироваться» нет однозначного выбора.

Когда говорят: «сначала спасем страну, а потом решим, что делать дальше», тем самым обрекают её на длящееся выживание.

Мы выживаем 24 года. За это время ВВП упал на треть, когда у соседей вырос в разы.

Мы должны пройти через всё это. Через войну. Через отношение к нам как к Боснии, как к неспособным самостоятельно разобраться со своими проблемами. Через стыд и через гордость.

Только так мы очистимся от совковых ценностей и утвердим в себе новые.

И поэтому задача и тех, кто «во власти», и тех, кто «на стороне света» (даже если это одни и те же) — договориться о стратегическом видении («модернизация»).

И тогда тактические шаги должны быть упорядочены в контексте видения.

Если модернизируемся, то приоритетные реформы — судебная, налоговая/бюджетная, реформа государственной службы, децентрализация — должны быть кардинальными.

Кабинет министров — минимальным. Государство — сервисным. Конституция, основывающаяся на стратегическом видении и общественном договоре, должна быть инновационной для мира, а не латаной-перелатаной.

Сейчас мы не находимся в точке поворотных решений.

«Процесс пошёл» и модернизация Украины бесповоротна.

От нас зависит лишь то, когда это произойдет.

«Перепрыгивать» этапы нельзя. И до того, как мы построим Балто-Черноморский союз и встретим Новый мир без традиционных государств, нам еще предстоит построить современную независимую капиталистическую Украину без олигархата, с развитой экономикой.

Ускорение процесса зависит только от нашей способности договориться о видении и программе этой самой модернизации.

Тогда и в пространстве тактических действий будет меньше сил тратиться на доказательство своей правоты, а высвобожденная энергия — направлена на проекты типа новой полиции, ProZorro, успешных бизнес- и волонтерских проектов.

Позитивных примеров, практик, проектов должно быть больше. Именно на таких позитивных примерах и будут утверждаться новые ценности в Украине: ответственность, честный успех, патриотизм, доверие.

И перейти свой Рубикон.

#мыпобедим




Комментирование закрыто.