Украина после 19 декабря: многовекторная блокада

Максим Михайленко

[include id=»9″ title=»advert 5″]

 

Первого января к обязанностям председательствования в Европейском Союзе приступила Дания. Это маленькое гармоничное государство с одним из самых высоких жизненных стандартов в мире, жители которого не имеют оснований сомневаться в своей «европейскости» — в отличие, кстати, от поляков, многим из которых, признаем, пришлось преизрядно изгваздаться в украинских делах в попытке перетащить Украину в ЕС через черный ход). Датчане с известной скрупулезностью относятся к состоянию защиты прав человека в постсоветских государствах и других группах стран третьего-четвертого мира. Следует также не упускать из виду, что датчанин возглавляет сегодня НАТО, для которой прошлый год был, пожалуй, одним из самых удачных в истории и с этой точки зрения повыше «пиком», нежели 1999-ый (Operation Allied Force против режима Слободана Милошевича).

Тот факт, что единственной преградой на пути к подписанию ЗСТ (вряд ли ЕС когда-либо шел на подобные уступки, если сравнивать условия этого соглашения с теми, которые подписывались в ходе расширения на Восток – оно впрямь «всеобъемлющее»), а также соглашения о политической ассоциации, — ­­ является страх нынешней политической элиты перед политической конкуренцией и феодальный садизм – не просто разочаровывает, а и лишает широкие слои украинского общества всякой перспективы оптимистического планирования своего будущего на ближайший год, как минимум. Давайте прислушаемся к мелодии, которую теперь создают вибрирующие вектора нашей внешней политики.

ЕС

Радует, что, несмотря на «сопротивление материала», вся экспертная и бюрократическая работа в отношении пакета документов по ЗСТ и СПА завершена.  Существует небольшой шанс, что Соглашение все же будет парафировано на уровне глав (или других руководителей, рангом пониже) внешнеполитических ведомств. Огорчает, что новое председательство, а также изменения, которые грядут не в таком уж нескором времени в составе Европейского парламента с учетом «несгибаемости» отечественного внутриполитического курса – отодвигают перспективу подписания соглашения (о ратификации всеми национальными парламентами, конечно, пока и речь не идет). Но хитроумные «еврокроты» в ведомствах исполнительной власти, разумеется, продолжат свою роботу, пока сигналы из главных кротовых нор – МИДа и МинЭка продолжают поступать.

Глубокий абсурд ситуации состоит в том, что в соответствие с нормами Соглашения в значительной мере приведена и продолжает приводиться нормативная база во всех затрагиваемых им сферах. Более того, влиятельные деловые круги Европы также с недоумением обнаружили перед собой шлагбаум в виде волюнтаризма запутавшихся в своей политике «хозяев Украины» и не исключено, что им придется менять свои планы, например, в аграрном секторе. Косвенным свидетельством этому является пролонгация нашими парламентариями состояния непрозрачности и неопределенности в сфере земельных отношений, как минимум еще на год (это своеобразный ответ на «щепетильность» ЕС).

Совершенно очевидно, что подвешивание к Банковой балласта в виде узницы Тимошенко – дело рук ловких российских агентов влияния в украинском истеблишменте, расчищающих путь для слияния экономических организмов РФ и ЕС через голову Украины. Очевидно потому, что недавний быстрый прогресс России в вопросе интеграции в ВТО и начало переговоров по либерализации безвизового режима с ЕС демонстрирует истинные интересы Москвы. Весьма иронично, что Россия по итогам 2011 года предстает более демократической страной, нежели Украина –ведь на самом деле, дестабилизация после сомнительных парламентских выборов играет на руку Москве, динамично реализующей свою европейскую стратегию. Для политиков Европы отрадно, что СМИ и оппозициям после массовых протестов в Москве можно предъявить не только сомнительные сделки с демоническим Владимиром Путиным, пока стыдливо маскируемые под германскую ре-колонизацию России, но и взрывообразное разрастание гражданского общества в этой стране (что само по себе неизбежно, ведь Россия – страна светско-христианской культуры, ВВП на душу населения в которой (ппп) достиг 15,612, средняя зарплата в районе 750 долларов США ).  

Контрастом к пробуждающейся России выступает Украина, в отношении которой внешнеполитические структуры ЕС (в частности, Европейский совет по международным отношениям – консультирующая структура при институте Высокого представителя ЕС по иностранным делам и безопасности, одним из учредителей которого является Джордж Сорос, а экспертом – известный западный украиновед Эндрю Вильсон[i]), а также США, устами экс-посла Стивена Пайфера[ii], ныне сотрудника влиятельного Института Брукингз – обсуждают возможность санкций против отдельных госчиновников.

К сожалению, примитивизм мышления лишенной представления о нематериальных ценностях в целом и в частности, о правопорядке, украинской верхушки – не дает оснований, на данный момент, предполагать, прорыв на европейском направлении как минимум до парламентских выборов, если до этого момента не возникнут некие форс-мажорные обстоятельства. Увы, проблематика европейской интеграции со всей однозначностью включает экономические выгоды и преимущества в пакет с идеологической совместимостью.

{advert=4}

Казуистические дискуссии и соревнования экспертов в остроумии не способны отменить или оттенить ключевое противоречие в системе отношений Украина-ЕС: в составе ЕС отсутствуют страны, системно пораженные коррупцией, правовым нигилизмом и циклически возникающими рисками для легитимности власти.

Россия – ТС – Евразийский Союз

Здесь хочется внести ясность в отношении личной позиции автора, в 2000-2009 гг. с яростью фанатика отстаивающего необходимость экономической и прочей интеграции в западной постсоветской Евразии. Хищническое поведение «Газпрома» и его политической ветви – нынешней российской власти, в четыре руки игравшей с Юлией Тимошенко, приведшее к подписанию кабального для Украины договора, который Россия не намерена пересматривать по собственной воле, заставляет несколько изменить отношение к нашему дорогому, как в переносном, так и в прямом смысле, соседу.

Политика извлечения односторонней выгоды и стремление сохранять полный политический контроль со стороны в значительной степени авторитарного, пусть и ослабленного коррупцией, режима (который в принципе не способен к интеграции), особенно – в последнее время – подрастерявшего даже свою специфическую легитимность – сильно расшатала атмосферу доверия, совершенно необходимую для развития интеграционного проекта.

Разумеется, вышесказанное не снимает ответственности с крупной национальной буржуазии нашей страны, контролирующей государственный аппарат, за ту политику, которую ей понравилось проводить (обеспечение своей экономической безопасности за счет карманов широких народных масс). Однако в данной ситуации она вынужденно выступает защитницей общенациональных интересов – ведь ее российским коллегам, в особенности российским чиновникам-«криптокапиталистам», нет никакого резона заботиться, хотя бы в нужной для социальной стабильности, степени, об интересах широких украинских масс.

Что же касается новомодных, а также знакомых уже российских интеграционных инициатив в Евразии, то без украинского участия  смысла в них мало (географическая узость логистических коридоров в ЕС, ограниченный, а не преференциальный, доступ к новому сектору быстрого оборота капитала – аграрному, крупному потребительскому рынку, постоянно подпитываемому рекордными суммами денежных переводов из-за рубежа, и т.д.).

Увы, расчет выгод от украинского членства (сделанный, в частности, академиком Геецем) умозрителен, поскольку он слишком государство-центричен по методу, и игнорирует реальную структуру социально-экономических связей, сложившуюся в украинском и российском обществе, ключевыми чертами которого являются непрозрачность, неравенство и репрессивное, и поэтому часто игнорируемое, законодательство. Напротив, в Европейском Союзе действуют ясные и четкие правила и процедуры, и механизмы интеграции направлены на стимулирование всестороннего общественного развития вовлекаемых в процесс государств, что (среди стран Восточного Партнерства) важно как раз для Украины, страны с чрезвычайно ослабленными государственными институтами.

США

Продолжение нынешнего внутриполитического курса уже начало вызывать недоумение в Вашингтоне, каковой, почти два года назад, в контексте перезагрузки, а также, не в последнюю очередь, благодаря профессиональным усилиям[iii], смирился с отказом Киева от атлантического выбора и выдал действующей власти немало авансов.

Вероятность поражения Барака Обамы на президентских выборах пока весьма невысока, тем более, если кандидатом от Республиканской Партии станет не резиновый конформист Митт Ромни,  а громящий геев, аборты и контрацепцию кандидат от социальных консерваторов – Рик Санторум, мечтающий о возврате к холодной войне парламентский старец Ньют Гингрич,  либо Рон Пол от «Чаепития» (в этом последнем случае, правда, бабка надвое сказала, и кстати, Гингрич также симпатизирует «Чаепитию»).

Оказавшийся сравнительно более успешным во внешней политике, нежели в сфере экономического и социального реформирования, президент Обама в предвыборный год не сможет откровенно закрывать глаза на происходящее в стране, которая входит в десятку наиболее важных государств с точки зрения международной опасности, а с НАТО связана на уровне фактического членства.

Постепенно вокруг Белого Дома восстанавливается та неоконсервативная и неолиберальная коалиция влияния, которая оказывала давление на Украину в 1998-2004 гг., в центре которой находится CSIS и _Американский предпринимательский институт публичной политики (American Enterprise Institute — AEI). И хотя госсекретаря Клинтон нельзя упрекнуть в  прямом наследовании линии госсекретаря Мадлен Олбрайт, при которой завершился медовый период отношений администраций Билла Клинтона и Леонида Кучмы, существенная корректировка украинской повестки дня в округе Колумбия представляется, при прочих неизменных обстоятельствах, — логичной.

К сожалению, низкая национальная ответственность украинской элиты не позволила ей по-настоящему эффективно использовать подходящий к завершению период перезагрузки – этого римейка разрядки, продолжавшегося в 2008-2011 гг. Это было время больших возможностей (кстати, и для стóящих российских предложений Киеву), ведь растерянные западные лидеры искали быстрых успехов и согласны были пересмотреть условия своей, теперь ставшей более олигархической по типу, мировой, гегемонии.

Однако испуг позади и Запад во всей своей грозной мощи возвращается к своей версии экспансии по всему фронту от Туниса до Женаозена, и от Тирасполя до Проспекта Сахарова. За толпами недовольных «хомячков и пингвинов» маячат аресты счетов наигранно-задиристых проныр из третьго мира, и, как последний довод королей — ракетоносцы свободы. Для управляющей большей частью несоюзной Европы корпорации бюрократов-рантье наступают тяжелые времена.



[i] http://zgroup.com.ua/article.php?articleid=5042

[ii] http://www.trust.ua/news/51862-vashington-gotovit-chernyj-spisok-ukrainskih-chinovnikov.html

[iii] См. например, материалы www.aminuk.org

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.