Украина накануне «принудительного катарсиса»

Алексей Полтораков, к.полит.н.

 

Политика – расклейка этикеток,

Назначенных, чтоб утаить состав.

Но выверты мышления все те же.

Максимилиан Волошин (1877-1932)

Осознание своего бытия как личности априорно предполагает водораздел «я» и «другие». Это разделение в своем общественном измерении приобретает форму разделения «мы» и «они», пронизывая все измерения человеческих бытия, сознания и деятельности.

В идеале бытие и сознание являются категориями исключительно тесно связанными и переплетенными (почти что двуедиными), а деятельность – направленной на преодоление потенциальных противоречий между ними. Так, в частности, социально-экономический базис должен соотноситься с социально-политической надстройкой, деятельность политических партий – с исповедуемыми ими политическими программами.

Однако современная украинская ситуация видится «широко закрытыми глазами» – она характеризуется явным разрывом между социально-экономическим бытием и политико-экономическим сознанием – разрывом усиливаемым политически и углубляемым экономически, и к тому же информационно отягощаемым т.н. «симулякрами» (т.е. виртуальными «копиями», не имеющими «оригинала» в реальности) – пустышками в красивых обертках.

Так, социсследования свидетельствуют: в сознании украинцев демократия – это не признание принципов верховенства права, народовластия и политического плюрализма, свободы и равенства граждан, а «всё то, что способствует» повышению жизненного уровня, обеспечению социального порядка и справедливости. То есть понятие демократии проникнуто не социально-политическим, а социально-экономическим сознанием, плохо соотносящимся с политико-экономическим бытием.

Невыносимая легкость политического бытия

Политики упрекают поэзию в том, что она далека от жизни;
но поэты могли бы заметить политикам,
что их политика нередко еще дальше от жизни.

Кароль Ижиковский (1873-1944)

В современной украинской ситуации достаточно странные формы взаимодействия приобрели такие две тесно взаимосвязанные реальности как социальная (социально-экономическая) реальность «народа» и политическая (политико-экономическая) реальность «власти».

«Украинским парадоксом» является прежде всего то, что эти две ключевые реальности являются по отношению друг к другу далекими – оторванными друг от друга, практически виртуальными.

Не будет большой ошибкой утверждать, что «народ» и «власть» сосуществуют как будто в паралельных мирах, которые мало где пересекаются.

«Народ», живущий «от зарплаты до зарплаты», традиционно озабочен проблемами банального выживания. Это прежде всего проблемы общего удорожания жизни – роста цен на продукты питания и бытовые товары (одежду, обувь и пр.), повышения комунальных тарифов (на газ, воду и пр.).

«Власть» (правящий истеблишмент – депутаты, министры и пр.), живущая «от выборов до выборов», озабочена совершенно другими проблемами. Ибо власть, как подметил Р. Нидем, «это наркотик, без которого политики не могут жить и который они покупают у избирателей за деньги самих избирателей». Соответственно, наиглавнейшая и почти единственная забота украинских власть предержащих – преимущественно проблемы сохранения доступа к «кормушке» и поддержания высокого политико-экономического статуса. Статусность внешне оформляется материально дорогими атрибутами «хорошей жизни» – машинами и нарядами, часами и мобилками, а в последнее время – уже самолетами и вертолетами. Налицо – феномен «престижного или показного потребления», проанализированный Т.Б. Вебленом. Духовно статусность власти подкрепляется почестями и наградами, а также званиями и титулами (которые, по метким словам Дж.Б. Шоу, «придуманы для тех, чьи заслуги перед страной бесспорны, но народу этой страны неизвестны»).

Народу же (электорально воспринимаемому в т.ч. как «биомасса») в основном предлагают не более чем симулякры – начиная от идеологических мантр и пропагандистских заклинаний и заканчивая информационными жвачками и псевдоаналитической «джинсой».

Игра в политический бисер

Реальная политика состоит в том, чтобы не замечать фактов.

Генри Брукс Адамс (1838-1918)

Принципиально разнородные «два мира – две судьбы» пересекаются в основном в медиа-сфере, оставаясь т.о. «виртуальными реальностями» по отношению друг к другу. «Средний украинец» смотрит, например, репортажи из Верховной Рады не как представитель гражданского общества, а как представитель общества потребления – и видит не более чем шоу или сказку, сопоставимые с медиа-проектами «За стеклом». Только, в отличие от срежиссированых продюсерами шоу, «власти предержащие» живут вполне реальной жизнью – откаты и захваты выражаются в конкретных цифрах доходов. Впрочем, многомилионные суммы для большинства зрителей все-таки недостаточно реальны: тому, через чьи руки не проходили суммы большие нескольких тысяч гривен, представить себе «живые» миллионы долларов так же сложно, как легендарному комдиву – «квадратный трехчлен».

В 2001 г. согласно опросу Центра им. А. Разумкова, 2,7 % избирателей были намерены поддержать на парламентских выборах 2002 г. – Партию борьбы с коррупцией и организованной преступностью, которой… не существовало в природе. Рейтинг партийного симулякра оказывался вполне сопоставим с результатами достаточно серьезных партий – он даже опережал показатели Демократической партии (2,4 %), Партии зеленых Украины (2,5 %) и «Реформ и порядка» (2,3 %).

В качестве подобных «симулякров» можно также охарактеризовать множество т.н. «диванных партий» (т.е. члены коих поместятся на одном диване) и т.н. «технических кандидатов» (ориентированных не более чем на откусывание/отщипывание голосов у сильных конкурентов).

Сегодняшние многочисленные медиаполитические проекты – политические «ток-шоу», «студии» и им подобные симулякры «диалога власти с народом»– не будет ошибкой в целом считать своеобразной «вербальной реальностью». Ведь, в отличие от вполне реального политического бытия власти или социально-экономического бытия народа, они представляют собой своеобразную «игру в бисер». Их основное содержание – довольно абстрактные «размышлизмы» политиков на актуальные для «потребителя» (зрителя) темы, «приправленные» экспертными оценками и острыми комментатариями.

В этих медиа-междусобойчиках наиболее «забавным» видится то обстоятельство, что… очень многие «публичные политики» («говорящие головы»), даже не вдумываясь в собственные словоизлияния, вполне верят в то, что им верят! И это при том, что сам политикум практически не обременяет себя иллюзиями по поводу декларируемых целей и ценностей («Если вы лжете людям, чтобы получить их деньги, – это мошенничество; если вы лжете людям, чтобы получить их голоса, – это политика»). Ведь политика, как афористично подметил когда-то А.Бирс, это всего лишь «управление общественными делами ради выгоды частного лица».

«Потомственный» депутат Л. Оробець когда-то несколько разоткровенничалась: «…любой бизнес – это продажи. Как и любая история успеха – это история продаж. Вопрос в том, что ты продаешь: товар или собственные идеи. Этим работа в Верховной Раде немного напоминает бизнес. Ты должен продавать свои идеи людям». При этом «все абсолютно не так, как показывают по телевизору. Ты видишь, что люди, которых телевизор показывает «большими», на самом деле маленькие, циничные и меркантильные». Как видим, de facto ни о какой социально значимой миссии политического «служения людям/народу/государству» во власти речь не идет – и нынешние ситуационные «расклады» в нашем парламенте тому яркие подтверждения.

Примечательны достаточно ложные «верования» политиков (доходящие у таких персонажей политико-карнавального характера как Н. Витренко или И. Богословская – до агрессивно-медитативного экстаза, О. Ляшко – до всестороннего самолюбования, М. Чечетов – до вербального транса). Однако они объясняются отнюдь не социальной наивностью политической элиты – нет, скорее некоторым привитивизмом («пипл схавает»). Внешне они объясняются прежде всего характерной для нынешней украинской ситуации «испорченного телефона» («Нашему народу уже столько наобещали – а ему все мало!»). Внутренне – оторванностью «бытия политики» от «бытия общества».

А «обслуживающий персонал» политикума – прежде всего когорты «прикормленных» – «ручных» политологов и «карманных» социологов, дополненные подконтрольными медиа и материально заинтересованными чиновниками – только расширяет тревожный разрыв и без того малопересеченных реальностей политикума и социума и тем самым закрепляет его в массовом сознании. Обьективная же «картинка» непростых социальных реалий (ретранслируемая действительно честными обьективными и незаангаджированнми политологами и социологами) едва ли может прорваться через «караулы лжи», коими практически со всех сторон окружены власти предержащие.

Вдвойне примечательно, что в образованный «зазор» уже давно попала даже оппозиция – вместо того, чтобы «наводить мосты» между обществом и властью, она играет в свои малопонятные (порой – даже себе самой!) игры – в целом в ту же «игру в бисер», только по несколько скорректированным «обстоятельствами места и времени» правилам.

Поскольку бытие, как известно, во многом определяет сознание – постольку нашему обществу можно ставить политико-психологический диагноз «широко закрытых глаз» –на грани «социально-политической шизофрении».

Политический катарсис? (Вместо выводов)

Реальность может уничтожить мечту;
так почему же мечта не может уничтожить реальность?

Джордж Эдвард Мур (1873-1958)

Когда-то отказавшийся от политики немецкий философ К. Ясперс пришел к четким выводам, что политическое воздержание вредно и что за свободу, демократию и мир необходимо бороться. Для современной Украины этот вывод особенно актуален – ведь нельзя все время быть «с широко закрытыми глазами». Деградация – общая опасность, развитие – общее достояние.

Атмосфера пассивного социально-политического нигилизма, в которой существует нынче Украина, является фактором тупикового развития государства – по пути социально-экономической деградации. Становится все более очевидным, что вопреки декларируемым установкам и очередным обещаниям, закрепившиеся в украинском политикуме силы неспособны вывести страну из перманентного кризиса. Прочно закрепившаяся во власти прослойка весьма одиозных фигур и сил явно неспособна ни предложить преспективную стратегию развития, ни даже реализовать предлагаемую.

Для Украины выходом из патовой ситуации видится «добровольно-принудительный» путь катарсиса – взаимного «очищения» социума и политикума.

Гражданину сегодня мало быть порядочным, нравственным, гуманным в личном плане. Общество должно чувствовать ответственность за все, что было, есть и будет с «другими» людьми.

Путь очищения политикума подразумевает прежде всего «освежение» национального правящего истеблишмента за счет принципиально новых личностей и обьединений, не «разъеденых» окончательно ржавчиной ставших в Украине традиционными и неотъемлимыми кумовства и коррупции. Источником подобных «кадровых ресурсов» может и должно стать национальное гражданское общество, которое – в отличие от партийно-политической субсистемы – еще не окончательно пропиталось тлетворным духом разложения.

Ибо не только «бытие определяет сознание», но и сознание способно повлиять на бытие. Как писал Максимилиан Волошин:

Истории потребен сгусток воль:

Партийность и программы – безразличны…




Комментирование закрыто.