Украина должна поднять вопрос о признании ООН “русский мир» преступной идеологией

Дмитрий Левусь, для "Хвилі"

sur135

Приближающийся конец образования под названием «Российская Федерация» обсуждается очень широко. И не только в Украине. Кричащие заголовки об обвале цен на нефть, провале разных там разрекламированных «Сколковых» и «суперджетов», православно-фашистских шабашах, нищете российской деревни на фоне защиты государством всяких Ротенбергов от санкций, массовом кормлении «блинами с лопаты» и прочая-прочая-прочая создают иллюзию, что «всё», для пытающейся реваншировать империи, наступит если не завтра, то послезавтра. Но есть нюансы.

Во-первых, завтра-послезавтра в общеисторическом понимании может растягиваться на добрый десяток лет. А уж примеров того, как агонизирующая гадина насмерть грызла миролюбивых соседей, тоже великое множество.

Во-вторых, надо готовиться к тому, что когда там всё завалится, говоря физическим языком, высвободиться много энергии, которую придётся перенаправлять в соответствующие русла и как-то «впорядковувати» территории новообразованного хаоса. Посему, Украина просто обречена на креатив, деятельность и борьбу во всех сферах жизни, если только конечно нам не всё равно: грызанёт нас смертельно за пару лет до своего позорного издыхания сырьевой медведь с уже сильно продырявленной санкциями шкурой из которой ручейками бежит кровь газонефтедолларов, или же, случайно избежав гибели от этой твари мы погибнем в схватке с какой-то новоявленной ядерной ордой, народившейся «после России» при всеобщем традиционном мировом и нашем попустительстве. С «безпековой» составляющей украинского креатива и деятельности более-менее понятно: реформируем, укрепляем и модернизируем армию, сектор безопасности, правоохранителей и спецслужбы. В идеале – модернизируем под себя модель Израиля (личное мнение автора). Тут всё непросто, но проблемы и возможные направления развития этой сферы обсуждаются широко. На дипломатическом фронте всё несколько более вяло, но тоже понятно и обсуждается общественностью, хотя, конечно, выстраивание единого фронта против агрессора происходит часто и без активного участия Киева.

Гораздо хуже в деле противостояния с Кремлём на идеологическом фронте. Нет, Украина, несмотря на всякие бесплатные дурманные «Вести» и странности информационной госполитики по большому счёту отстояла своё информационное пространство, кроме оккупированных и прилегающих территорий. «Новости России или из России об Украине и мире» не воспринимаются на веру. А прошлогоднее практически повальное раскрашивание мостов и оград в национальные цвета, которое очень уж многих латентных русофилов раздражало, всего лишь болезнь роста, свидетельствующая, как раз о том, что общий вектор развития украинцами успешно найден. Но дальше одна сплошная проблема. Она заключается в том, что мы не пытаемся бить в самую суть кремлевской политики во всем мире и на постсовестком пространстве. Нам не хватает системности. Мы анализируем российскую пропаганду, её тотальность, методы и механизмы. Мы предупреждаем Запад о её опасности. Мы аплодируем некоторым странам Европы, которые создают свои русскоязычные каналы ТВ и вместе говорим о разоблачении фейков роспропаганды, указывая на то, что это «преумноженное наследие Геббельса». И хотя всё это архиважно, но нужно признать, что мы только реагируем на действия противника и отвечаем на методы. Системность же лежит в другом. Не в создании своей пропагандистской машины по воздействию на население России. Перебить их ТВ не выйдет, что уже понятно на данном этапе. Хотя и в этом направлении надо работать и сеять зёрна на будущее. А вот что точно необходимо, так это вспомнить с чего всё начиналось, без чего не могла бы начаться эта пропаганда Кремля, и какой конструктор используется для фактического наполнения статей, передач, фильмов и прочего инфопродукта, который выводит на митинги, становится оправданием «зелёным человечкам» и заставляет срываться на войну мирных жителей какой-нибудь Сызрани.

Под все эти действия, которые вылились в «русскую весну» и «гибридную войну» подведена серьёзная и наукообразная основа. Без сформированной идеологии «Русского мира», и, в свою очередь, обеспеченной ею почти стопроцентной поддержки и оправдания любых действий правителей РФ российским населением, масштабная агрессия Кремля имела бы перспективу воплощения гораздо меньшую, чем планы российского императора Павла Первого по завоеванию Индии в начале девятнадцатого века.

Интересно, что даже российская Википедия на запрос о том, что значит «Русский мир» кокетливо не называет это явление идеологией. Всего лишь концепция «международного трансгосударственного и трансконтинентального сообщества, объединённого причастностью к России и приверженностью к русскому языку и культуре». Идеология же (всё тем же источником мудрости) определяется как «совокупность системно упорядоченных взглядов, выражающая интересы различных социальных классов и других социальных групп, на основе которой осознаются и оцениваются отношения людей и их общностей к социальной действительности в целом и друг к другу и либо признаются установленные формы господства и власти (консервативные идеологии), либо обосновывается необходимость их преобразования и преодоления (радикальные и революционные идеологии)». То есть свелось всё, к так сказать, внутреннему использованию понятия.

Однако же идеология, если говорить коротко, это то, как в обществе видят и интерпретируют мир. У носителей идеи «русского мира» эти видения и интерпретации мира едины и четки. До начала «русской весны» можно было сомневаться в их радикализме и способности силой перекраивать мир под эту самую свою «интерпретацию». Но теперь всё встало на свои места. Именно Украина стала первой жертвой агрессивной идеологии. Можно, конечно, провести аналогию с нацистской Германией после 45-го года (сейчас считается, что «первой жертвой Гитлера и нацизма стали немцы»), говорить, что первой жертвой стал российский народ. Но это будет потом, после победы. Сейчас необходимо определяться как быть с этим самым «русским миром» в виде агрессивной идеологии и как его вместе со всеми его идеологами загнать туда откуда вредить он не сможет. «Русскому миру» надо сжимать пространство. И Украина должна стремиться в этом деле к приоритету. Должно быть всё.

Вначале, изучение этого явления именно как агрессивной радикальной идеологии у нас. При чём, как с исследованием собственно «концепции единого трансграничного пространства на основе русского языка и культуры» и его руководящих документов (каковые тоже существуют). Но и с проведением вполне понятных исторических и юридических аналогий. Ведь всё уже было. Японцы также строили «весь мир под японской крышей (или восемь углов под одной крышей)» и рисовали «Азию для азиатов под властью одного императора». Судетские немцы-генлейновцы – прямые идеологические предки всяких Чалых-Аксеновых и «народных ополчений Донбасса». Потом расширение дискурса в Балтию (которую Москва всё пытается сделать беременной всякими «Латгальскими республиками» и «Принаровьями»), оттуда в Европу и США. Так сформируется дискуссионная площадка по вопросу, а тренд войдёт в информационное поле Запада и не будет пугать своей «неполиткорректностью» и излишней оригинальностью. Тем более, что именно интеллектуалы Запада в лице Тимоти Гартон Эша чётко сформулировали мысль о том, что Путин присвоил и извратил термин «русский мир» наполнив его духом «если вы говорите по-русски, вы принадлежите России». И тогда смело можно поднимать вопрос на Генеральной Ассамблее ООН о признании «русского мира» преступной идеологией. Можно конечно возразить, что не стоит этого делать.

Во-первых, «слишком» и «ничего не даст». А вот и не «слишком». Даже если бы был один погибший уже было бы не слишком. «Веру православную — власть самодержавную» можно было воспринимать как игру, пока фрики в виде сумасшедшего усатого реконструктора, не начали убивать людей в Украине. Останавливаться ж русскомирский Молох не собирается явно, и хочет своих усатых реконструкторов увидеть везде где слышна речь русская. Так что такая инициатива ни на что его не спровоцирует – сумасшедший медведь лапами уже размахался. Относительно «ничего не даст». Тоже нельзя согласиться. В 1975 году СССР сумел на 30-й Сессии Генассамблеи ООН протащить Резолюцию 3379 о том, что сионизм есть формой расизма и расовой дискриминации, что очень сильно ударило по Израилю. Понятно, что в условиях «Холодной войны» было неприятие Резолюции со стороны США, а Израиль заявил, что воспринимает резолюцию куском бумаги. Но даже при этом, когда всем была понятна реальная подоплека той «антисионистской резолюции» Израиль (считающий её «куском бумаги») в 1991 моментально воспользовался изменением глобальной политической ситуации и сумел добиться отмены Резолюции. А Россия Путина не Израиль. Более того, сам факт возможности принятия такой Резолюции или её обсуждение, крепко даст по мозгам тем из сотоварищей Путина, кто знает, почему это Кремль против трибунала по Боингу и сколько «Ерофеевых-Александровых» по приказу стали отпускниками.

Второе, что могут начать возражать это, то, что мол мы начинаем «преследование русской культуры». Можно пояснять позицию: «русский мир», который полностью поддерживается и финансируется официальной РФ и парочкой олигархов и олигаршат при госкормушке, контуженных гражданской религией политического православия (вроде Малофеева), не имеет ничего с русской культурой, которая и до него жила. А можно сказать коротко. В Нюрнберге осудили нацизм, но хуже от этого великой немецкой культуре (при чём при Германии разделенной и лет десять прожившей под жёстким внешним управлением) почему-то не стало. Так что «русский мир» и русская культура не аналоги, и без «русского мира» и той формы государственности, что сейчас сложилась к Востоку от нас, эта самая культура не загнётся. И уж тем более нет у Кремля монополии на эту культуру и русскоязычное пространство. Хотя именно это и пытаются внушить всему миру московские чинуши, вопросами этого самого «русского мира» занимающиеся, что автору приходилось слышать лично, например, в Молдове в прошлом году.

Естественно, что Генассамблея ООН не единственное место, где нужно будет поднимать вопрос о признании «русского мира» преступной идеологией. Того же можно добиваться в Парламентской Ассамблее Совета Европы (тем более, что прецедент был, Резолюция 1481 о «необходимости международного осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов»), в Парламентской Ассамблее ОБСЕ. Всюду, где можно съедать дипломатическое пространство вокруг Кремля. Всюду готовить мысль человечества об осуждении преступников за создание преступной идеологии, а самих преступников к мысли о неотвратимости наказания. И задавать этим направление будущего развития тех территорий, где сейчас лежит РФ, программировать на невозможность реванша, а Украину приучать к тому, что её роль на этих пространствах будет повышаться, ведь именно Киев раскрыл глаза на то что есть «русский мир» на самом деле.

Изображение: shume-1.deviantart.com




Комментирование закрыто.