Украина-2011. Оппозиция. Год великого перелома

Юрий Романенко

Тимошенко и Янукович

2011 год уже почти ушел из нашего календаря, но его последствия мы будем еще долго ощущать в наших жизнях. Это был год очередного великого перелома, когда количественные показатели переходят в качественные изменения. Мир начал стремительно меняться на наших глазах и многих это пугает. Никто не любит жить в эпоху перемен. Но еще тяжелее принимать решения в это время. Неправильное решение в такой момент часто приводит к катастрофическим последствиям.

С этой точки зрения для украинской оппозиции 2011 год был во всех смыслах знаковым. Она столкнулась с несколькими вызовами, которые не смогла преодолеть. Пока.

Давайте рассмотрим ситуацию в оппозиционном лагере в 2011 году и попытаемся обозначить его перспективы в 2012 году.

Обозначу несколько тенденций.

Первая, сегодня в Украине имеется несколько оппозиций. Существует оппозиция гламурно – парламентская, которая является частью политической системы и играет по ее правилам. К такой оппозиции можно отнести БЮТ, Яценюка, Гриценко, НУНС во всех вариациях, «Свободу» и прочих Катеринчуков. Это оппозиция медиа-дискурса, которая самым эффективным средством политической борьбы считает беспощадные шоу Савика Шустера. Жизненное кредо этой оппозиции «казаться, но не быть».

Однако в 2011 году появилась и новая позиция – контрсистемная. Она обозначилась в тех 160 тыс. акций протеста, которыми был богат 2011 год. Эта оппозиция рождается из конкретных интересов конкретных социальных групп, которые столкнулись в борьбе с государством. Предприниматели, афганцы, чернобыльцы, крестьяне и другие недовольные властью в течение 2011 активно протестовали, защищая свои права. Сам факт роста протестной активности указывает на то, что гламурная парламентская оппозиция не смогла защитить их интересов. БЮТ, НУНС и другие парламентские партии пытались активно пиариться на проблемах на проблемах, но ничего не смогли предложить как в конструктивном, так и с точки зрения блокирования тех или иных законов, которые проводила властная коалиция.

Отсюда вытекает вторая тенденция – разрыв   между весом топовых оппозиционных партий в политической системе и их реальной поддержкой со стороны масс. Особенно ярко это проявилось во время дела Тимошенко. Не смотря на резонансность дела Тимошенко, которое многие аналитики назвали самым топовым событием года, БЮТ не смог организовать даже несколько тысяч в Киеве, который критично настроен в отношении Партии регионов, в поддержку Юлии Владимировны. Акции протеста, которые мы наблюдали у Печерского суда носили традиционный характер проплаченных массовок, которые использовались для телевизионной картинки. Было забавно наблюдать, как киевляне каждый день проходили мимо цирка у Печерского суда и относились к сему действу именно как представлению в лучших традициях Ги Дебора.

Такое холодное отношение масс к процессу над Тимошенко, также как и игнорирование призывов БЮТ, Яценюка, НУНСа выходить на улицу стало яркой демонстрацией всеобщего разочарования в политиках, как властных, так и оппозиционных. Отсюда вытекает еще один феномен 2011 года. Резкое падение рейтинга власти не привело к такому же резкому подъему рейтинга парламентско-гламурной оппозиции.

Как сказал в интервью «Главкому» социолог Евгений Копатько: «Посмотрите, какое количество людей, которые потенциально будут голосовать «против всех», хотя и такой графы уже нет. Сейчас, помимо всех прочих моментов, связанных с негативом, существует политическая демобилизация населения. Это касается практически всех политических сил. Допустим, у регионов стало 15-20%, но это ж не значит, что Тимошенко резко стало 25-30%. Там тоже нет роста, по большому счету».

Из этой тенденцией вытекает третья – резкий рост протестной активности.

Сегодня различные социальные группы не могут защитить свои интересы легальным путем, т.е. через парламент, который находится под контролем олигархических групп. Последние все издержки реформирования стараются переложить на другие социальные группы. Это и создало то поле для конфликта, который последовательно разворачивался на протяжении 2011 года. Его пиком стали выступления афганцев и чернобыльцев, которые приобрели форму потасовок с милицией у стен парламента и других органов власти. Как известно, в Донецке эти столкновения закончились гибелью человека. Эта ситуация зафиксировала резкое нарастание градуса социальной напряженности и готовность определенных групп идти на силовое противостояние с властью. Характерно, что действия афганцев у Верховной Рады получили всеобщую поддержку населения и рассматривались как адекватные в существующих условиях.

Однако, в целом не смотря на рост радикализма протестующим все же не удалось достичь победы над властью. Например, отмена Конституционным судом льгот чернобыльцам поставила точку в их противостоянии с правительством. Не в их пользу

Отсюда четвертая тенденция – защищая свои конкретные интересы, протестующие не привлекают другие социальные группы, которые имеют отличные интересы. Это оставляет пространство для маневра власти, которая частично удовлетворяя требования протестующих,  выигрывает у них стратегически, поскольку в конечном итоге реализует свои планы.  Совершенно очевидно, что для того, чтобы переиграть власть оппозиция должна суметь объединить интересы нескольких социальных групп, а это уже требует соответствующей идеологии, которая требует расширения кругозора, выход за рамки собственного интереса и понимание того, что хотят другие.

Отсюда пятая тенденция – в 2011 году остро проявился запрос на политическую силу, которая бы не была связана с властью и гламурно-парламентской оппозицией. Отсутствие этой политической силы объясняет феномен «противсихов», количество которых перманентно растет. Общество остро требует новых лидеров, но они пока еще не проявляются. Появление на политическом поле игроков вроде  Виталия Кличко с его проектом «УДАР» пока не реализовало этот запрос. Кличко пока что так и не смог предложить внятной идеологии и двигается в привычном гламурном медийном дискурсе. Это же касается и Арсения Яценюка, который, впрочем, добился несколько больших успехов, сумев не только не растерять свой электорат, то и даже немного увеличить свой рейтинг после президентских выборов 2010 года.

Таким образом, по итогам 2011 года относительно оппозиции вырисовывается следующая картина.

Первое следствие. Хотя более 70% населения считают уходящий год трудным (см. исследование Research&Branding Group), а более 60% жителей Украины заявляют об ухудшении экономического положения их семей (исследование центра Разумкова), оппозиция не смогла конвертировать это в какие-то особые победы.

Скорее наоборот, в 2011 году тот же БЮТ потерпел сокрушительное поражение. Заключение Тимошенко в тюрьму привело к развалу некогда мощной политической силы на ряд конкурирующих между собой группировок, которые словно дети лейтенанта Шмидта делят «творчі доробки» Юлии Владимировны.

За 2011 год оппозиция так и не смогла предложить сколь-нибудь осмысленную альтернативу проекта развития страны. В этом плане, парламентская оппозиция оказалась даже менее адекватной,  чем власть. Оппозиционеры наивно полагали, что призывы защищать их дискредитированных лидеров могут мобилизировать массы. Но массы не увидели в этом своего интереса и проигнорировали призыв. Потому власть смогла расправиться с Тимошенко и другими представителями ее команды.

Это стало фактом того, что в 2011 году обозначился грандиозный перелом. С политической авансцены уходит целое поколение политиков, которое на протяжении последних 10 лет играло ключевую роль в определении курса развития страны. Собственно говоря, курс так и не появился, потому страна шарахалась от одной крайности к другой. Однако, нельзя все время жить в негативной повестке. Именно  отсутствие проекта, как образа будущего, которое является привлекательным для самых разных слоев украинского социума, отвернуло население от парламентской оппозиции. Соответственно, тот, кто сможет четко и внятно сформулировать новую повестку сорвет джек-пот.

Второе следствие из 2011 года. Ужесточение властью преследований оппозиции в той или иной форме приведет к формированию в нового, более жесткого типа оппозиционера. Это будут люди заранее понимающие, что их деятельность может повлечь за собой репрессии. Это резко увеличивает ставки в политической игре. Эта ставка будет расти пропорционально реакции со стороны власти. Озлобление оппозиционеров будет напрямую зависеть от того, насколько власти хватит мозгов давать возможности защищать свой интерес легально – через институты политической системы. Чем меньше будут эти возможности, тем жестче и радикальнее будет противодействие в 2012 году. С этой точки ключевую роль сыграют парламентские выборы. Если власть проведет их с нарушениями, то это приведет к окончательной делигитимизации политической системы и перевода политической борьбы в контрсистемное русло.

Третье следствие. 2012 год станет годом формирования новых контрсистемных сил.  Если в обществе есть запрос на новое, значит, он будет реализован в той или иной степени. Запрос «противсихов» найдет  свое отражение в появление новых политических движений, которые попытаются канализировать протестный потенциал во влияние на политический процесс. Это будет прямо зависеть от глубины экономического кризиса, который усилится в следующем году из-за негативной коньюктуры в мировой экономике.

В любом случае можно 2012 год начнется формирование качественной новой оппозиции в стране, а вместе с ней и качественно новой политической повестки для страны. Этот процесс  пунктирно уже обозначился в уходящем году и  будет только усиливаться  в следующем.




Комментирование закрыто.