Царь у ворот: украинской власти пора взяться за ум

Максим Михайленко

Такие популистические ценности, как «стабильность», «внешнеполитическое величие», «просоветская ностальгия», «сильное лидерство», «подавление русской идентичности советской идентичностью» доминируют в российской общественно-политической жизни. Доминируют благодаря усилиям СМИ, полностью контролируемых исполнительной властью через механизм госпакетов в ведущих компаниях-собственниках СМИ и некоторому перераспределению ренты от растущего вывоза сырья в развитые и передовые развивающиеся (и другие) страны среди низших социальных слоев.

С учетом вышесказанного, трудно было бы предположить поражение Путина в борьбе с подобранными Кремлем кандидатами – бессменным Зюгановым, невнятным Мироновым, лицемерным Жириновским и вызывающим зависть к своему богатству, малоопытным в политике Прохоровым. В путинском формате – может победить либо Путин, либо его выдвиженец (в 2008 г. – Медведев).

Думаю, планы реформирования политической системы, лихорадочно разрекламированные российской властью, в страхе перед насильственным свержением – скоро тихо улягутся под сукно. Побаловали и будет, пусть «креативный класс» скажет спасибо, что Путин не прибег к таким методам «обучения» оппозиции, как другие пост- и неосоветские коррумпированные популисты, вроде Владимира Мечьяра в Словакии и Иона Илиеску в Румынии. А именно к натравливанию шахтерских толп на всех, кто «носит очки и бородку», хотя такого рода тактические шаги предпринимались в информационном пространстве (возмущение рабочих «Уралвагонзавода» — явная калька с «Джо-сантехника», использовавшегося республиканцами против Обамы в 2008 г.).

Россия не готова к переменам – звучит избито, но пока у оппозиции нет ни конструктивной повестки дня, ни признанного лидера, ни общего автономного пространства, ни целостных, гармоничных и взрослых представлений о свободе.

Нет и стойкости – распустить такие огромные митинги по домам означает признать поражение.

Оппозиции не удалось добиться реального раскола правящей элиты «суверенной демократии» и отмены результатов думских выборов, никудышной оказалась и ее работа в провинциях. Поэтому она стала играть по правилам, навязанным властью, и исход тут мог быть только один.

Россия не является демократией, в которой игра по правилам вознаграждает, а «демократией суверенной», в которой правила созданы бюрократией для сохранения себя у власти как можно дольше, а лучше – вечно.

Теперь перейдем к вопросу, что сулит интронизация Путина Украине?

Ничего хорошего. Определенный дуализм в 2008-2012 гг. в Москве позволял Киеву играть на противоречиях, так или иначе складывавшихся между дворами «нацлидера» и президента, хотя и не слишком удачно. В украинские интриги вовлекалась дворня обоих правителей разумеется, не без выгоды для себя. Продолжающаяся в Украине приватизация тоже не проигнорировала российских интересов.

Украина получила определенную передышку, которая была – с точки зрения технических ведомств – успешно использована для выполнения всех условий евроассоциации. К сожалению, нынешняя ситуация провисания последних шагов, уже символических, имеет субъективные причины, к представлению которых в определенном свете имеет отношение и Россия.

Поскольку всякая бюрократическая группировка, которой счастливится взять под контроль ту или иную страну, действует по принципу «после поражения – коварство, после победы – месть», Виктору Януковичу следует немедленно и вдумчиво пересмотреть ряд аспектов внутренней и внешней политики.

Вряд ли экспансионистский зуд российского самодержца смягчится после возвращения в Кремль. Если Виктор Янукович и ряд деятелей, принимающих сегодня ключевые политические решения в стране, заинтересованы в сохранении своей власти, а не в сведении ее к формальному гетманству, им следует нормализовать атмосферу отношений Киева с Брюсселем и Вашингтоном, вернувшись к политике баланса, которую изящно проводил в жизнь Леонид Кучма.

Ведь сильный перекос весов в сторону Москвы возник еще в момент подписания злосчастных «газовых соглашений» Юлией Тимошенко. Безысходное положение и наивно-искренние надежды на партнерские отношения с Россией привели к легализации этих соглашений и усугублению их эффекта через Харьковский договор – уже Виктором Януковичем.

Партнерские отношения с Россией, несмотря на рекордный товарооборот —  не сложились, в силу природы российского руководства, склонного к партнерству лишь с теми силами, от которых оно чувствует свою зависимость, а именно США, ЕС, Китаем (как видим, Кремль легко идет на уступки этим центрам силы в по-настоящему важных вопросах).

Разумеется, нельзя напрочь отбрасывать возможность смены подходов в Кремле, но рассчитывать на эту гипотетическую корректировку было бы безответственно.

Уверен, что весь перечень необходимых шагов по восстановлению баланса в наших двусторонних отношениях хорошо известен руководству Министерства иностранных дел, Министерства экономического развития и торговли, Министерства юстиции, Национального банка, Госветфитослужбы и Службы безопасности Украины, а также соответствующим подразделениям Администрации Президента. Вопрос состоит лишь в наличии политической воли.

При этом необходимо подчеркнуть – ни правящая партия (в 2012-м), ни глава государства (в 2015 или ранее) не могут серьезно рассчитывать на переизбрание без обеспечения лояльности русскокультурной общины Украины, составляющей сравнительное большинство избирателей.

А это означает выполнение обещаний, неоднократно данных этой общине в 2004-м, 2006-м, 2007-м и 2010 гг. Это не вопрос отношений с Россией, а наш внутренний вопрос. Особенно эти слабые шансы на реальное переизбрание очевидно на фоне отсутствия – увы – воли к проведению системных и структурных преобразований, направленных на повышение конкурентоспособности украинской экономики и открытости, эффективности функционирования государственной службы. К сожалению, нынешнее поколение украинской элиты обладает рядом врожденным пороков, предполагающих постоянное внешнее стимулирование принятия этой элитой решений, позитивно влияющих на общественное благо. Одним из таких стимулов станет Владимир Путин, намеренный расширить власть своего сплоченного феодального дома на недалеких сибаритов с юга, столь малоспособных к высокому искусству возможного.




Комментирование закрыто.