Тонкости перевода: как создаются международные скандалы

Александр Роджерс

У меня для некоторых переводчиков специальное ругательство есть – «надмозг» (неправильный перевод слова Overmind). Потому что как, например, можно перевести ницшеанское «Will zur Macht» как «Воля к Власти», если это – «Воля к Действию»?! Ещё когда я впервые читал это произведение, то никак не мог отделаться от ощущения, что смысл перевран, поскольку в изложении было множество внутренних противоречий. А когда я взял немецкий оригинал и перевёл сам – всё встало на свои места.

Как «Воля к власти» данное произведение мог перевести только какой-то больной извращенец, страдающий моральным садо-мазохизмом (по определению Эриха Фромма). А вот «Воля к действию» для Ницше, чья деятельная натура после контузии страдала от ограниченности больного физического тела, – как раз максимально точно описывает его состояние души. Большой, сильный, энергичный человек, чья ограниченная дееспособность угнетала его деятельную душу – именно такой человек и мог написать «Волю к Действию».

Или в новостях читаем «Министерство Обороны Китая: «Китай не будет колебаться при необходимости защитить Иран, даже если это развяжет третью мировую».

Указан источник. Захожу по ссылке, читаю:

«A military General from the Chinese National Defense University says that China should not hesitate to protect Iran, even if it means launching world war three».

Вот как это на самом деле переводится:

«Военный генерал из китайского Национального университета обороны говорит, что Китай не должен стесняться защищать Иран, даже если это означает начало Третьей мировой войны».

Не правда ли, суть отличается – в одном случае официальное заявление Министерства обороны Китая, в другом – частное мнение преподавателя военного ВУЗа.

И такие случайные или намеренные искажения постоянно искажают смысл доходящей до нас информации, формируя неполную и далёкую от аутентичности картину мира.

Также значимое искажение смысла возникает при переводе термина Commonwealth. Обычно его переводят как «Британское Содружество». Но в этом слове нет ничего о Британии, нет ничего и про дружбу (friendship) или единство (union). Этот термин дословно переводится как «общая», или что более интересно «обычная собственность (или богатство)».

Так британская королева пренебрежительно, ненавязчиво и скромно называет все страны, входящие в данное объединение – моя собственность, моё богатство. Что по факту соответствует действительности, поскольку все эти страны не имеют реального суверенитета, а управляются назначаемыми британской королевой генерал-губернаторами (в том числе Австралия, Новая Зеландия и Канада)

Есть ещё один, ключевой термин, который у нас переводят заведомо искажённо, что невольно изменяет и его смысл, и его восприятие. Это competitions.

На русский язык его традиционно переводят как «конкуренция». Но конкуренция происходит от французского conquer – захватывать, подчинять. А английский термин  происходит от слова competition – соревнование. И максимально точно означает соревновательность.

{advert=4}

Между «подавляющая экономика» и «соревновательная экономика» существует семиотическая пропасть. Первое подразумевает откровенную враждебность и безжалостность, второе – может означать и дружеское соперничество (в спорте, в науке, в искусстве). Даже в Советском Союзе были соцсоревнования, стимулирующие развитие.

Если конкуренция – это достижение максимального личного блага путём подавления других, то соревновательность – это стремление достичь личного успеха для общественного блага. Если люди будут соревноваться, кто из них принесёт больше пользы обществу – это будет прекрасно с точки зрения любой здравой идеологии, что «правой», что «левой».

В данном случае точность дефиниций убирает лазейку для эгоцентристов и олигархов, позволявшую им оправдывать свои низменные побуждения и преступные действия. Конкуренция, как форма жадности, побуждающая к захвату всё большего богатства, никогда не будет работать на благо общества (этого никакой Адам Смит не мог утверждать).

Но ведь для соревновательности не обязательна частная собственность на средства производства, не правда ли? И рыночная экономика – не единственная форма, при которой возможна соревновательность…

Кроме этого, очень часто в политическом языке присутствуют термины и словосочетания, содержание которых не соответствует обозначению.

Например, считается, что форма государственного устройства Великобритании – конституционная монархия. Одна проблема – в Великобритании нет конституции. Название есть, содержания нет.

Или меня всегда интересовало, почему, например, Великобритания и Саудовская Аравия относятся к демократическим странам? В первой – королева (и верхняя палата Парламента, Палата Пэров – наследственная), во второй правит шейх из рода Саудов. А ну, господа демократы, быстренько замутили борьбу с диктатурой – вперёд бомбить Лондон и Эр-Рияд до установления там реальной демократии! Опять же, подмена понятий и откровенное манипулирование терминами.

Отдельно меня всегда умиляли словосочетания «борьба за мир» и «миротворческие войска». Мы несём вам мир… ага, вечный…

В последнее время появились новые подмены понятий. Например, под правами человека всё чаще понимают права геев и лесбиянок. Госсекретарь США Хиллари Клинтон так и заявила «Права человека – это права геев, а права геев – это права человека». Согласно такой извращённой логике, у натуралов прав нет.

Или либерализм, который в теории подразумевает свободу и равенство прав. На практике же свобода без всеобщего материального благополучия вырождается в «зарплатное рабство», а для миллионов и в кредитное рабство. А равенство прав при социальном неравенстве превращается в свободу богатых безнаказанно угнетать и издеваться над бедными. Некоторые почему-то каждый раз оказываются «равнее» остальных.

Можно долго приводить примеры «тонкостей перевода», но суть понятна и из перечисленных примеров. Нами постоянно пытаются манипулировать с помощью семиотических конструкций, подсовывают искажённые смыслы, предлагают устаревшие теории (которыми сами не пользуются), обучают ущербным технологиям. 90% «экономической науки», преподаваемой в ВУЗах, таковой не является – это просто инструмент промывания мозгов. То же самое можно сказать относительно политологии, истории, философии. Даже физику и биологию умудряются делать полем идеологических баталий: прибиты звёзды к небесному своду или нет, произошёл человек от обезьяны или его слепили из глины – тоже становится оружием промывания мозгов.

А нам остаётся только поменьше смотреть телевизор и побольше тренировать логическое мышление.




Комментирование закрыто.